Примерное время чтения: 9 минут
246

Из рода хранителей. Семья Костиных сберегает наследие обских угров

Фаина Иштимирова танцует «куреньку».
Фаина Иштимирова танцует «куреньку». / Антон Нахрачёв / Из личного архива

Мать и дочь. Фаина Иштимирова и Алла Иштимирова-Посохова. Хореограф и литератор. Выросли на берегах Оби, живут в Ханты-Мансийске. Многие знакомы с их творчеством. Фаина Павловна – реконструктор, педагог и постановщик народных танцев обских угров, создатель белоярского фольклорного коллектива «Увас хурамат», заслуженный деятель культуры Югры. Алла Романовна – поэтесса, библиотекарь-краевед, собиратель фольклора. Обе много лет посвятили сцене, работе в Театре обско-угорских народов «Солнце», сохранению культурного наследия.

«Ялпус махум» – «Люди Священного города»

Вежакары – старинное опустевшее поселение на стыке Белоярского, Ханты-Мансийского и Октябрьского районов. На карте его уже не найти, но и сейчас оно очень значимо для северян. На краеведческом портале «Остяко-Вогульск.РФ» есть любопытная информация: «К главным святым местам на Оби принадлежат «резиденции» могучих языческих богов «Лув ус» («Лошадиный город»), «Щехрын ойка» («Кузнец-мужик»), «Тоя павыл кан» («Весеннего посёлка место») и «Калтысь анк» («Мать-покровительница»). Все эти боги обитают рядом с «ялпусом» – «священным городом» Вежакары».

Именно из Вежакар происходит мансийский род Костиных, которые издавна являлись хранителями Священного дома. Это предки героинь нашей статьи. «О принадлежности к народу манси я впервые узнала от дедушки Павла Тарасовича Костина, – рассказывает Алла Иштимирова-Посохова. – Бывало, соберёмся обедать всей детворой, а он учит нас счёту на мансийском. Рассказывал об обычаях, многое добавляла его сестра Варвара Тарасовна. Дед был потомственным хранителем Священного дома – места поклонения «Когтистому старику» (медведю), проводил обряды. В отличие от спонтанных игрищ, куда обычно собирают соседей, в Вежакарах медвежьи игрища были большим ритуалом: он проводился по сорок дней в году, семилетними циклами. Мне рассказывали, что на него люди съезжались издалека (последний раз – в 1977 году), а прадедушка проводил обряды в Священном доме и на Священной горе. Бабушка-ханты Ольга Ильинична Костина (Миляхова) работала врачом. У них с мужем были разные родные языки, поэтому в доме обычно говорили на русском. А я считаю себя наследницей и хантыйской, и мансийской культур».

Родным посвящается

К «наследству» Алла Романовна относится бережно, творчески. Часто ездит на малую родину, навещает последнего жителя деревни – Виталия, сына Варвары Тарасовны Костиной-Бешкильцевой, присматривающего за полуразрушенным Священным домом. Исписала много блокнотов воспоминаниями и зарисовками об истории поселения и своего рода. Проследила родословную до прапрадеда, собрала коллекцию фотографий, которая стала основой для литературно-краеведческой выставки «Родным посвящается», записала много семейных историй – поучительных и трогательных.

Полуразрушенным Священный дом.
Полуразрушенным Священный дом. Фото: Из личного архива/ Семья Костиных

По рассказам, прадед Аллы, Тарас Григорьевич Костин, в молодости ослеп из-за травмы. Сговорившись со знакомыми, отец подобрал ему невесту «с особенностями внешности» – мол, зачем незрячему красавица? А Тарас уговорил старшего брата ночью тайком отвезти его в деревню Неремово, где жила девушка-манси Лиза Тыманова – он видел её ещё девочкой и запомнил. Приехал, спросил: «Пойдёшь за меня замуж?» «Пойду», – ответила избранница. Отца возмутило, что пришлось расторгнуть договорённость, и он не благословил брак. Многие думали, что именно из-за отцовского недовольства молодые супруги рано потеряли двух первых детей. Однако после родились ещё четверо, и жили Тарас Григорьевич с Елизаветой Семёновной хорошо и дружно.

Прадеду, деду и родителям посвящены три поэтических сборника Аллы Иштимировой-Посоховой. Являясь автором самобытным и уникальным, она создаёт не отдельные стихотворные произведения, но целую вселенную, а книги – путеводители по этой вселенной. «Загляну в свою ладонь» – сборник художественных переводов одного стихотворения на 16 финно-угорских языков. «В языках огня» знакомит читателей с поэзией автора, изложенной на 23 языках уральской языковой семьи. 

Новая книга «Я – Луна. Я – Солнце» – самоисследование автора, изучение собственных «солнечной» и «лунной» сторон личности, единства и противоположности этих энергий. С Луной Алла Романовна ассоциирует отца, интровертность, подсознательные образы и то, что идёт из прошлого или обращено к прошлому. «Лунные» стихи – философские размышления о родовых корнях, о человеке и его месте во Вселенной, вдумчивое погружение вглубь себя. Солнце – образ матери, и на «солнечной» стороне сборника – стихи, устремлённые вовне и в будущее: о городской жизни, общении, о том, что вспыхивает «здесь и сейчас» под влиянием внешнего мира. Восприятие автора соответствует мифологическим воззрениям обских угров: Месяц связан с мужским началом, а Солнце – «Мать матерей». 

Алла встречает тортом читателей новой книги.
Алла встречает тортом читателей новой книги. Фото: Из личного архива/ Антон Нахрачёв

Магия танца

Кто же она – «мать-Солнце», которой посвятили книгу? Это Фаина Иштимирова – артистка и педагог. Её вклад в югорскую хореографию трудно переоценить, но к фольклору она пришла не сразу. Как рассказывает Фаина Павловна, в юности ей нравилось танцевать индийские, цыганские танцы, да и родных языков не знала – дома говорили на русском, и в школе ученикам запрещали говорить на хантыйском и мансийском. Людей, что помнили песни и танцы, оставалось всё меньше, сохранять национальные традиции долгое время не считалось нужным.

Со временем Фаина Иштимирова осознала, что национальная культура – прежде всего. В Белоярском работала директором Центра культуры национального творчества и основала национальный коллектив «Увас хурамат», который уже 31 год успешно выступает, и руководила им 10 лет. А сейчас руководит коллективом «Ём вош ёх» («Люди Ханты-Мансийска»), исполняющим народные и авторские песни на хантыйском.

У обских угров мужские танцы – это энергетика (с больными ногами не потанцуешь!), а женские – магия.

«В детстве мы клялись никогда не покидать посёлок Ванзеват, где я родилась и выросла, – вспоминает Фаина Павловна. – Там было хорошо – высокий берег, мягкая трава, красивый вид на Обь. Но пришлось переезжать: училась на хореографа в Салехарде, жила и работала в Полновате, Верхнеказымском, Белоярском, давно живу в Ханты-Мансийске. А Ванзеват так и не отпускает. Много поездок, в том числе зарубежных, подарил мне театр «Солнце», но когда появлялась возможность отдохнуть, съездить куда-то самой – всегда отправлялась в родные места».

Вместе с наставником – югорским хореографом Маргаритой Рябовой – Фаина Павловна ездила по Югре, воссоздавая народные танцы по воспоминаниям старожилов. Результаты исследований используются в представлениях и спектаклях, в обучении детей. А 10 лет назад Фаина Иштимирова выпустила пособие для постановщиков национальных танцев.

Фаина Иштимирова.
Фаина Иштимирова. Фото: Из личного архива/ Антон Нахрачёв

«С танцем «куренька» я познакомилась в 7 классе, когда Маргарита Фёдоровна практиканткой приехала в Ванзеват и репетировала движения с нами, девчонками, в клубе. Мы рассыпались по деревне, собрали себе национальные костюмы и впервые станцевали «куреньку». Таким было первое «зёрнышко» в моём лукошке! Потом наработались опыт, практика, появилась собственная методика отработки движений. А мои костюмы – работы моей мамы (многих артистов она обшивала).

Участники мастер-классов порой удивляются: почему наши женщины в танце кружатся на месте? Дело в том, что когда мужчины на медвежьих игрищах делали перерыв в танцах и выходили, женщины поднимались с мест и танцевали там же. Какое счастье, что нам даны разноцветные платки! Это такая красота. Когда их много, своими переливами, взмахами они напоминают северное сияние.

Чтобы традиционная одежда в танце двигалась красиво, нужны определённые повороты головы, наклоны. Каждая женщина должна знать эти движения, быть в танце красивой, скромной и царственной. Темперамент каждого народа отражается в хореографии. У обских угров мужские танцы – это энергетика (с больными ногами не потанцуешь!), а женские – магия, и я чувствую её от танцовщиц», – говорит Фаина Иштимирова.

Кстати

Алла Иштимирова-Посохова фиксирует жизнь и историю не только своего рода, но и живую северную речь. Уже несколько лет она ведёт на базе Научно-библиотечного центра Ханты-Мансийска мультимедийный проект «Таёжные сказки». Югорчане, живущие в городах и дальних селениях, читают и рассказывают на камеру сказки и легенды на языках обских угров. Полторы сотни видеороликов включают авторские прочтения сказок, чтение в кругу семьи, в национальных костюмах, за традиционными занятиями или на природе. Отыскала исследовательница и около тридцати сказок, ранее нигде не зафиксированных. А главное – для потомков сохраняется живая речь, в том числе на исчезающих диалектах.  

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах