Примерное время чтения: 8 минут
155

Фу, я с ним не сяду… Психолог о том, как работает школьная травля

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Югра 14/02/2024
 Буллинг – это травля как в детской, так и во взрослой среде.
Буллинг – это травля как в детской, так и во взрослой среде. freepik

Всё чаще в СМИ появляются истории о буллинге в детских коллективах. К чему может привести травля? Куда обращаться, когда заметили неладное? Как должны вести себя родители и педагоги? Вопросов много. Дать ответы на них ugra.aif.ru попросил преподавателя Высшей психолого-педагогической школы Югорского госуниверситета, школьного педагога-психолога Анну Кречетникову.   

Как всё закручивается

Оксана Шуман, «АиФ-Югра»: Анна Викторовна, что такое буллинг, есть ли у него отличия от просто неприязненных отношений в коллективе?

Анна Кречетникова: Буллинг – это травля как в детской, так и во взрослой среде. Причём в последнем случае взрослые перенимают опыт из своего детства. Это не относится к небольшому нарушению межличностных взаимоотношений или психологической несовместимости. Это систематические действия. В буллинге всегда есть агрессор, наблюдатели, пособники и посредники. Буллинг напоминает спираль и зарождается в детской среде – в детсадах, классах начальной школы. Педагоги не всегда видят или игнорируют этот момент.

– А как распознать начало травли?

– Когда формируется детский коллектив, внутри него начинают формироваться и интересы. Некоторые дети вместе ходят на секции, сами выбирают тех, с кем хотели бы взаимодействовать в школьной жизни. А бывает, что про одного из детей другие ребята говорят: «Фу, я с ним не сяду». Прячут, портят его вещи, подставляют подножки. Это и есть зарождающаяся травля. Дети-агрессоры таким образом завоёвывают авторитет. Есть в современном обществе и кибербуллинг. На первый взгляд, в классе всё хорошо, педагог ничего не замечает, родители тоже. Но идёт травля ребёнка в интернете. Это могут быть оскорбления и злые шутки в сообщениях или комментариях, публикация в соцсетях личной информации. Например, адреса, номера телефона, интимных фотографий, посты с угрозами, игнорирование в общих классных чатах и т.д. Даже если ребёнок поменяет класс или школу, кибербуллинг не прекратится. Агрессоры найдут его и там. А иногда всё «закручивается» руками взрослого человека. Допустим, преподавателю хочется, чтобы большая часть его учеников были отличниками. А у него в классе сидит меланхолик Вася, который не очень быстро запоминает информацию. Он медлительный, порой несуразный. Даже когда педагог раздаёт тетради, хорошисту рядом с Васей он кладёт её аккуратно, а Васе кидает на парту с хлопком. Дети это видят и начинают делать то же самое. Сперва исподтишка, потом открыто.

– Легко ли прекратить этот процесс?

– Если буллинг идёт из начальной школы и не был предотвращён, то дети, перейдя в среднюю и старшую школу, продолжат его. Тогда травля может перерасти в жуткие вещи. Если у детского коллектива нет определённой структуры, нет педагогов и психологов, которые работают со всем классом, а не только с жертвой и зачинщиками, то остановить процесс трудно. Если жертва переходит в другой класс, школу, коллектив находит новую. Возможно, в этой ситуации нужен медиатор (посредник в конфликтах и спорах, человек со стороны, владеющий специальными навыками. – Прим. ред.).

А я не знал

– Как разрешать такие ситуации, что делать родителям, педагогам? Куда обращаться?

– Мы все помним ситуации в Казанском университете, в Керчи. Тот, кого травят очень долгое время, может быть «терпилой», но у всякого кончается терпение. И тогда он из мести становится агрессором и решается на расправу. Поэтому важно предотвратить буллинг с самого начала. Бывает, что ребёнок рассказывает обо всём родителям. А ему говорят: «забей», «не обращай внимания», «поменяй тактику поведения». Но это уже крик о помощи, медлить нельзя. Взрослые должны разбираться с этой ситуацией, привлекать психологов и медиаторов, потому что детская группа дала трещину. В медиации есть такая восстановительная техника, как «круги примирения». Она может быть весьма эффективным инструментом для разрешения конфликтов и восстановления гармонии в школьной среде.

Агрессору порой невыгодно, чтобы заканчивалась травля

У меня в практике был случай, когда через десять занятий с классом выяснилось, что конфликт происходит между двумя детьми, и они готовы примириться. Но зачинщики травли были против. Аргументировали, что им тогда нечем будет заняться. Агрессору порой невыгодно, чтобы заканчивалась травля. Но ведь она наносит травму не только участникам конфликта, но и молчаливым пособникам – одноклассникам, которые живут в постоянном страхе, молчат и думают: «а вдруг меня начнут травить». Без взрослых с этим справиться невозможно. Но педагогическая среда по разным причинам порой даже не видит этого. Некоторые педагоги говорят: «А я не знал». Не верю. Это же сразу понятно. Например, классу дают задание разбиться на группы и выполнить его. А один ребёнок всё время один. Это уже маркер. Учитель должен отреагировать, спросить у коллег, какова обстановка на других уроках. Известить об этом родителей, руководство школы и совместно выстраивать план действий.

Всё из семьи

 – Кто становится агрессором?

 – Это происходит не просто так. Здесь и личностные особенности, и влияние семьи. Порой родитель сам позволяет ребёнку издеваться над другими.

– Почему дети не всегда хотят обращаться к школьным психологам?

– Всё зависит от личности специалиста. Насколько часто он посещает школьников, какую работу с ними проводит. Важно начинать работу с психологом с первого класса, проводить общие занятия, а не только индивидуальную диагностику. Необходимо так выстроить работу, чтобы дети знали школьного психолога, доверяли ему, чтобы двери его кабинета всегда были открыты. В нашей профессии есть этический кодекс. Мы не имеем права разглашать информацию. Единственное исключение – угроза здоровью и жизни ребёнка. Тогда психолог обязан предупредить о критической ситуации родителей или руководство. Иногда дети путают психолога и психиатра, думают, если ты пришёл к психологу, то ты ненормальный. Но это не так.

Ситуация

В начале февраля этого года в СМИ прошла информация, что в одной из сургутских школ ученик первого класса вместе со старшими братьями якобы травит своих одноклассников: принуждает их курить электронные сигареты, пронёс в школу пневматический пистолет и нож. Кроме этого, первоклассник со своими старшими братьями якобы избили одноклассника. Родители написали коллективное письмо директору школы. Сообщением занялась прокуратура. Глава СКР Александр Бастрыкин взял дело под контроль. Идут проверки. Как рассказали в пресс-службе администрации города, ситуации, описываемые родителями, происходили за пределами школы, обстоятельства выяснены (пистолет игрушечный, нож деревянный), предприняты меры по урегулированию взаимоотношений в новом детском коллективе. С учащимся организована индивидуальная работа педагога-психолога.

Важно знать

По инициативе окружного департамента образования и науки создана лаборатория воспитания. В ГИС «Образование Югры» в личных кабинетах школьников и родителей работает раздел «Осторожно, буллинг!». Если ваш ребёнок столкнулся с этой проблемой или вы стали свидетелем травли – сформулируйте проблему и заполните электронную форму. Вам помогут профессиональные педагоги-психологи. Данные заявителя носят конфиденциальный характер и обеспечены системой защиты информации.

Особое мнение

Степан Прохоров, бывший школьник:

– Школа – это история о том, как закалялась сталь. Я переехал в Югру в 9 классе. На второй же день ко мне подошёл парень: «Пойдём биться!» – «Ну, пойдём». Это такая «проверка на пацана». Родителей вмешивать в такую историю нельзя. Они уйдут – противник останется. Я понимал, что новенький и нужно показать, чего стою. Из этого конфликта нормально вышел. Чуть позже приехал мой брат, стали учиться с ним в одном классе. Мы оба были неформалами: уши пробиты, штаны широкие. Нас начали травить за то, что не такие, как все. Если встречали в коридоре – выкрикивали гадости. На улице поджидали толпой. Однажды брата подкараулили, окружили. Он первого нападавшего хорошо приложил. Тут я вышел, рядом встал. «Тоннель» мне из уха тогда вырвали. Дома мать ранение моё увидела, в школу пошла, к директору, к психологу. Я против был, но мать же не удержишь… Потом рассказала, что директор очень попросила заявление в полицию не подавать, мол, школа сама разберётся. Мол, нападавший на учёте в детской комнате, и такое нарушение грозит ему «уголовкой» – всю жизнь ему можно сломать.

Считаю, что человек сам должен решать такие вопросы. Нужно уметь за себя постоять с первого класса. Обычно всегда есть заводила, который всех настраивает против и науськивает. Вот ему и надо навалять. Остальные сольются. А если другого выхода нет и сам разобраться не можешь – нужно найти силы попросить о помощи. Школа, психологи, родители должны в первую очередь именно с нарушителями работать. Во всех школах такие есть, и все о них знают. Безопасная школа – это постоянный жёсткий контроль.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах