aif.ru counter
103

ЗОЛОТАЯ МЕДАЛЬ - УГОРСКОМУ КНЯЗЮ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Югра 07/09/2017

В середине XIX века в березовском уезде исследователь Николай Абрамов собрал богатейший материал по истории края, о верованиях местных жителей, их нравах и обнаружил остатки 37 древних городков.

Свои результаты исследований Николай Абрамов изложил в статье «Описание Березовского края», опубликованной в газете «Тобольские губернские ведомости» в 1858 году.

Остяки под именем Югры

«Коренные жители Березовского края - остяки и самоеды, - пишет он. - К ним по покорении Сибири присоединились русские: казаки, крестьяне, класс торгующих, духовенство и чиновники… Остяки разумелись у нас с древности под именем югры… Народ этот в древности был очень многочислен; имел несколько отдельных «княжеств», которые между собою вели войны, что доказывается и сохранившимися у остяков преданиями». По данным Николая Абрамова, в середине XIX века Березовский округ разделялся на 5 русских обществ и 19 инородческих волостей, население края составляло 25 209 душ. В движении народонаселения в ту пору считали только мужской пол. Автор приводит такие данные: по переписи 1763 года остяков (ханты) и самоедов (ненцы) мужского пола - 8 803, по переписи 1828 года - 10 993. Самоед на вопрос, сколько у него в семье женского пола, отвечал: «На что знать баб, с них ведь ясаку нету?». В своих комментариях к статье автор приводит такой факт: в 1844 году к нему в руки попали бумаги, принадлежавшие сосьвинскому старшине Османову. Среди прочих сохранилось прошение на имя царя Василия Шуйского, писанное от имени мурзы Тылыки Сапчина и других, как они называют себя, «югрич». Посланные в 1483 году «великим князем Иоанном III Васильевичем князья Петр Ушатой и Семен Курбский в Югорскую землю взяли Ляпин и поимали 33 города да 30 князей привели». Автор сообщает, что по преданиям остяков, они очень долго находились под властью татар и многое переняли от них в образе жизни. К примеру, хижины они строили подобно татарским с нарами и чувалом, амбары для вещей и съестных припасов ставили на высоких стойках. Хлеб называли по-татарски нянь, табак - шар. Женское одеяние у них похоже на татарское, голову и лицо северянки закрывают платком, как и татарские женщины. Еще одно интересное наблюдение Николая Абрамова: некоторые из почетных остяков жалованы были от татар «мурзами и тайшами». Например, как он пишет, обдорские князья до сих пор носят фамилию Тайшины. «Несмотря на то, что остяки около 270 лет находятся под русской державой, русское влияние менее заметно на них, чем татарское. Своих прежних правителей, называемых татарами тайшами, начали называть по-русски князцами, а мурз старшинами, - пишет Абрамов. - Язык остяцкий в Березовском крае разделяется на четыре совершенно различные наречия: обдорское, югорское (сосвиноляпинское), березово-кодское и сургутское. Письмен остяки не имеют. В делах для рукоприклад ства ставят имеемую каждым родом тамгу, изображающую крест, зверя, птицу, дерево и проч. Долги купцам для памяти замечают вырезками на особой длинной палочке, которая раскалывается надвое: одна половина отдается заимодателю, другая остается у должника. При выплачивании долга обе половины палочки складывают вместе для верности: сойдутся ли вырезки один против других, нет ли подмены со стороны кредитора и насчитывания лишнего. Если долг уплачивается частями, то, на сколько рублей сделано уплаты, столько отрезается и рубцов от палочки».

«Титло князя имеет…»

Описывая характер остяков, автор отмечает, что они «добросердечны, услужливы, гостеприимны и честны. Нет из них ни воров, ни обманщиков и между ними не случается убийств». При этом долги они выплачивают не только за самих себя, за отцов, но и за дедов. По словам Николая Абрамова, остяк скорее согласится поступить на работу к заимодавцу, чем не заплатить ему долга. Касаясь темы «князей», их обращения в христианскую веру, он сообщает, что в 1714 году в Березове был крещен «Тайша, сын Гынды» и наречен Алексеем. Далее один из потомков Алексея Тайшина в царствование императрицы Екатерины вновь получил грамоту на княжеское достоинство и вместе с ней ему прислали «алый бархатный кафтан с воротником и полами, обложенными золотым галуном, камзол из белого атласа, вышитый золотом с блестками, красные сафьяновые сапоги, малинового бархата шапку, обложенную золотыми шнурками, и пояс с кортиком. А в 1831 году сыну его Матвею Тайшину «за благонамеренные и полезные действия по управлению подведомственными ему инородцами высочайше пожалована золотая медаль на аннинской ленте с надписью «За полезное». В настоящее время, как указывает Николай Абрамов, князем является сын Матвея Иван Тайшин. А вот еще одна интересная судьба княжеского рода Алачевых. В 1599 году во главе Кодского княжества стал Игичей Алачев. Один из его сыновей, оказавшись в Москве, принял христианскую веру и был наречен Петром. Вскоре в Москву поехал сам Игичей и там крестился. В 1602 году он построил в Коде церковь во имя Соловецких чудотворцев Святых Зосимы и Савватия. В 1604 году принял христианство еще один сын Игичея - Михаил. Он остался жить в Москве и, будучи стольником, женился на русской девушке из знатного рода. А его сына, который родился раньше от женщины остячки, по указу царя вызвали в Москву, и он служил стольником. Впоследствии стал владельцем поместья в Вологодской губернии, а его владение Кода поступило в казну. «В настоящее время титло князя имеет только обдорский, а прочих волостей управители являются старшинами, хотя некоторых из них остяки и русские называют князьями», - сообщает Николай Абрамов и приводит такой пример: в 1837 году, когда царствующий государь император был еще наследником престола, он «осчастливил своим посещением Западную Сибирь». Березовские князцы и старшины были вызваны в Тобольск, им пожаловали от наследника кафтаны из алого сукна с золотыми галунами, нарядные шапки и кортики.

Много чтимых идолов

Касается автор и вопроса верований местных жителей. «Издревле в сем крае много чтимых идолов. Известнейшие из идолов были: кумир, вылитый из золота; он сидел в чаше, в которую остяки вливали воду и пили в уверенности, что им не может приключиться никакого несчастья. Близ деревни Белогорской, в 35 верстах ниже Самарово, была нагая деревянная женщина, сидевшая на стуле под березою. Остяки называли ее Большой Богинею. При завоевании Сибири она приказала будто бы остякам схоронить себя, по иным же преданиям сама бросилась в Обь. На устье р. Иртыша находилось капище с идолом, коего называли Обской старик, божество рыб. На нем было несколько одежд и сверх их кафтан из красного сукна. Вокруг кумира лежали лук, стрелы, копье и кольчуга. В Белогорских юртах на берегу Оби было капище, и в нем Медный гусь, божество птиц. В одном капище с ним был другой идол, самый главный у остяков и вогулов, но при обращении первых в христианскую веру в 1712 году он унесен на реку Конду к вогулам и там скрыт в отдаленности глухих лесов».

Валентина ПАТРАНОВА

Справка
25 тысяч населения было в 1828 году. Купеческих капиталов в Березове было 9, купеческих лавок - 8. Разных мануфактурных и бакалейных товаров привозили с Ирбитской ярмарки на 60 тысяч рублей. Летом поступала мука ржаная до 80 тысяч пудов, пшеничная - до 6 500 пудов. Жители Березова содержали до 6 тысяч оленей, 250 лошадей, 260 коров.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах