Примерное время чтения: 8 минут
457

«Донбасс остаётся в нас». Доброволец из Югры Татьяна Судник – о помощи ДНР

Как признаётся наша героиня, ощущение чужой боли после поездки стало в несколько раз сильнее.
Как признаётся наша героиня, ощущение чужой боли после поездки стало в несколько раз сильнее. / Татьяна Судник / Из личного архивa

Преподавательница социально-гуманитарного колледжа Татьяна Судник вот уже второе лето в дни каникул берёт отпуск и едет на Донбасс помогать мирным жителям. Корреспондент ugra.aif.ru пообщалась с ней и узнала, почему она решилась на столь ответственный шаг, что произвело наиболее яркое впечатление и почему она поедет туда вновь.

Звёзды сошлись

Оксана Шуман, «АиФ-Югра»: Татьяна, как вы оказались на Донбассе?

Татьяна Судник: Когда началась спецоперация, я поняла сразу, что должна там быть. Во-первых, это моя страна, это будущее моего ребёнка. Во-вторых, я дочь офицера и очень трепетно и с большим уважением отношусь к нашей армии. Понимала, что надо искать возможность туда попасть и помочь людям, ребятам в нашей армии. Искала пути в интернете. Случайно одна из коллег мне рассказала, что её дочь ездила в Мариуполь в качестве добровольца с гумкорпусом. Этот случай называется «звёзды сошлись» – когда человек действительно чего-то хочет, он то и получает. Нашла в интернете их сайт, подала заявку. Но первый раз не подошла по возрасту, расстроилась ужасно, но решила всё равно искать возможности.

Через полтора месяца  попробовала вновь, получила одобрение. Поехала в июле прошлого года, успела поработать с единомышленниками в Мариуполе и Лисичанске. И после поняла, что не могу оставить эту затею. Наши добровольцы говорят: «Мы из Донбасса уезжаем, а Донбасс из нас не уедет никогда и никуда». Со мной произошло то же самое. После возвращения домой пошла в городское отделение гуманитарного добровольческого корпуса и активно включилась в работу. Это стало моим смыслом жизни. Это нужно, важно, по-человечески.

– Как к вашему решению поехать добровольцем с гумкорпусом отнеслась ваша семья?

– О своём решении сразу сказала только маме, она офицерская жена и может  держать язык за зубами. Мужу и сыну заранее не говорила, они не запретили бы, но переживали и отговаривали. За два дня до отъезда всё же озвучила своё решение. По возвращении обратно они поняли, что это не последняя моя поездка, работу продолжу. Они меня поддержали, сын, кстати, этим летом тоже ездил с гуманитарной миссией на Донбасс. К сожалению, поработать там вместе у нас не получилось, отпуск в разное время. А этим летом со мной поехала моя студентка, которой 18 лет, – самый молодой наш доброволец. И родители её отпустили. 

Мы все дышим в такт

– Что вы с собой брали?

– Всё мое детство наша семья переезжала из гарнизона в гарнизон. За десять лет учёбы я поменяла восемь школ. Сейчас я тоже очень мобильна, много ездила по командировкам, мне ничего не стоит собраться в поездку за день. В моей дорожной сумке не было и десяти килограммов. Самое главное взяла –  лекарства, побольше целлофановых пакетов для фасовки конфет детям,  специи для приготовления пищи, фонарик, рулетку, стержень сухой сварки.

Добровольцы Югры.
Добровольцы Югры. Фото: Из личного архивa/ Татьяна Судник

– Ваши впечатления от первой поездки? Не страшно ли было? Чем вы занимались?

– Впечатления потрясающие. Делать дело с единомышленниками – это великое счастье. Со мной ещё 20–30 человек, и все мы дышим в такт. И такое счастье не каждому в жизни даётся. В Мариуполе мы жили в больших палатках МЧС. Каждый вечер собирались вместе, обсуждали сделанное сегодня, строили планы на будущий день. Если приезжали новые ребята – знакомились, вводили в суть дела. И всё это происходило при свете костра. Я первый раз увидела настолько великолепно оборудованный лагерь, там было всё, что надо для жизни, в том числе душевая и прачечная. Оказывается, наши мужчины бывают не просто умные и умеющие хорошо и красиво говорить, но при этом они ещё и с золотыми руками. В лагере была железная дисциплина. Там ты чётко видишь свой вклад в общее дело, результат от своей работы. В наши обязанности входило готовить питание и кормить мирных людей, раздавать «коробки добра», разбирать завалы.

Когда вернулись домой, стала работать в нашем городском отделении и поняла, как складывается работа гумкорпуса – там, на Донбассе, и здесь, в Югре в местных отделениях. Теперь я понимаю: всё, что привозят в ЛНР и ДНР из Югры, не с неба упало, это собрано людьми. Ты вот сидишь в офисе в Нижневартовске, приходит бабулечка, которая с пенсии купила пакет гречки мирному населению, другая – носочки шерстяные ребятам в зону СВО, в каждую пару ещё и записочки вкладывает со словами: «Сыночек, храни тебя бог. Эти носки связаны в Нижневартовске». За каждым предметом, за каждой вещью, за каждой крупиночкой видишь конкретных людей.

В Мариуполе мы работали только с мирным населением, наша главная задача была облегчить жизнь самым незащищённым и уязвимым – это одинокие старики, дети, вдовы. Помню, как в прошлом году в Лисичанске к нам подошла бабулечка вся в чёрном, за руки держала маленьких детей – мальчика годика три и девочку лет пяти. У них погиб отец, он воевал в ополчении, а на днях – мать при бомбёжке. Их внесли в списки тех, кому требуется помощь. Мы работаем в связке с администрациями населённых пунктов, с активистами из местного населения, они предоставляют нам адреса семей, которым особенно тяжело. Мы привозим людям то, что конкретно им требуется, например «коробки добра», школьные принадлежности, одежду. Всё то, что нам здесь кажется обыденным и не представляет труда приобрести в магазине, там на вес золота. Люди живут там, не хотят уезжать с родной земли, говорят: это наш дом, наша земля, и мы никуда отсюда не уедем.

Что? Испугались?

– Что особенно вам запомнилось?

– У нас на эмблеме изображён земной шар, а сверху его как бы накрывает дельфин. И вот как-то мы приехали раздавать хлеб в Мариуполь. Бежит мальчишечка лет пяти и кричит звонко-звонко: «Бабушка, бабушка, иди скорее сюда, дельфины приехали». Это было так здорово, необыкновенно. Помню, приехали в Лисичанск на точку, где кормили людей. Стоит очередь, мы раздаём кашу, чай, хлеб. И вдруг слышится настолько жуткий звук, что не передать словами. Одна из нас закрыла руками голову и закатилась под машину, мы с коллегой-добровольцем Сергеем чуть присели и смотрим друг на друга в страхе. Тогда я наглядно увидела воплощение книжного выражения «ужас плещется в глазах». Мой взгляд, видимо, был аналогичный. Ничего не можем понять, показалось, что вокруг разливается какой-то слепящий свет, который не даёт ничего видеть. Одна мысль в голове – наверное, пришёл конец. Потом сильная звуковая волна начинает удаляться, приходим в себя постепенно, оборачиваемся, а вся очередь как стояла, так и стоит. Говорят: вы что испугались? Да это же наши «сушки», они на бреющем пошли. Там люди уже по звуку различают, какое орудие стреляет.

Заметила, у всех детишек чумазенькие ручки и личики. Там не было ни газа, ни воды, пищу готовили на кострах на улице. Очень страшно, когда ты видишь многоэтажный разрушенный, сгоревший дом, или на весь многоквартирный дом в девять этажей живёт одна бабулечка, которой мы привезли «коробку добра». И это страх не за себя, не за свою жизнь, а какое-то ощущение жуткости, как будто попал в военное кино. Кстати, этим летом уже было привычнее.

Всё, что привозят в ЛНР и ДНР из Югры, не с неба упало, это собрано людьми

– Как-то изменились ваши взгляды на жизнь после поездок туда?

– Да. Мы меняемся. Не бывает людей, которые после поездки в миссию не поменялись. По-особому трепетно начинаешь относиться к своим близким людям. Когда ты живёшь в мирной жизни, понимаешь: жизнь конечна, и рано или поздно люди уходят от старости, тяжёлой болезни. А когда ты понимаешь, что в любой момент может не стать человека, потому что будет прилёт, он наступит на мину… По-иному стала относиться к элементарным человеческим удобствам. Зашла в ванную, включила воду, подумала: как хорошо – вода есть. Смотрю на детей тут, в Югре, – они радостные по травке бегают, а на Донбассе такое себе позволить нельзя – очень опасно, там могут быть мины.

В гуммиссии нет людей, которых оставляла бы равнодушными чужая боль, но после поездки ощущение чужой боли стало в несколько раз сильнее. Понятно, что нельзя пропускать всё через сердце, но не получается. Учишься прощать какие-то промахи окружающих, начинаешь понимать глубинные причины поведения, появляется философское осмысление жизни.

– А ещё поедете?

– Да.

Досье
Татьяна Судник родилась в 1969 году в Кемерово в семье офицера Советской армии. Окончила исторический факультет Волгоградского государственного университета, кандидат исторических наук, доцент, преподаватель. За добровольческую деятельность награждена благодарственными письмами администрации Нижневартовска, губернатора Югры, уполномоченного по правам человека Югры, нагрудным знаком «Благодарность за службу» уполномоченного президента РФ по УрФО.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах