aif.ru counter
491

Журналистка Альбина Глухих о святилищах, снежном человеке и гневе духов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ-Югра 26/11/2014
Екатерина Лосецкая / АиФ

В свои 77 Альбина Глухих продолжает ездить в рабочие командировки в самые неизведанные уголки нашего округа.

Досье:
Альбина Сергеевна ГЛУХИХ родилась в Тобольске в 1937 году. Закончила среднюю школу в Ханты-Мансийске. В 1956 году поступила в Московский государственный библиотечный институт. 50 лет работает журналистом газеты «Новости Югры».

Потревоженные духи

Фото: Из личного архива

– Альбина Сергеевна, за 50 лет многое изменилось. Компьютеры появились, диктофоны. А сами журналисты, их подход к делу?

Журналисты перестали быть лёгкими на подъём. Молодёжь почти не ездит в командировки. То денег у редакции нет, то желания выйти из тёплого кабинета. А мы как работали? Скажем, произошла авария на месторождении. Нефтяная компания рапортует: «Разлилась лужа два на два метра, почву рекультивировали, ущерба природе нет». Я связываюсь со своими друзьями – таёжниками: «Что случилось?» – «Беда». Продумываю маршрут: где автобусом доеду, где на самосвале или на нартах подвезут. Где-то пешком иду километров 20. С собой только ручка, блокнот и фотоаппарат. Пока нахожусь на стойбище, ещё 2-3 материала пишу. Несколько лет назад раскопала историю про Марию Ивановну Сенгепову. 95 лет она прожила в тайге, пасла оленей, одна на медведя ходила, разговаривала только на хантыйском языке и… не имела российского паспорта. Родственники решили забрать отшельницу к себе и оформить ей документы. Для установки личности бабушку пришлось везти в Сургут. От долгих мытарств у неё случился «инсульт» и родные очень пожалели, что связались с бюрократической машиной.

Фото: www.russianlook.com

Вам тоже приходилось одной в тайге бывать. Встречались с чем-нибудь сверхъестественным?

Как-то раз, ещё в 70-х годах прошлого века, поехала я с министром культуры СССР и «группой товарищей» на дальнее стойбище. Отстала от коллектива и через какое-то время вышла на поляну, где стояли многовековые огромные деревья, обёрнутые кроваво-красной тканью. Я поняла, что это воинское мужское святилище и что мне нельзя здесь находиться, но мне же было любопытно! Потом старики мне сказали, что теперь духи будут гневаться – они не любят женщин на своей территории. Домой мы летели на вертолёте. И лишь только посёлок скрылся из виду, пилот, который летал по этому маршруту уже 25 лет, сказал, что мы заблудились. До ближайшего посёлка было недалеко, но в какую бы сторону мы не летели – везде было белое пространство – белый снег и белые тучи. Сесть невозможно. Когда почти закончилось горючее, я взмолилась о прощении, а со мной ещё 11 пассажиров. Оставалось минут пять до катастрофы, и вдруг мы чётко увидели нашу посадочную площадку. Диспетчеры сказали, что на радарах нас не было, и они уже думали о худшем. Тут-то мы и появились, будто из ниоткуда. Духи нас простили.

Идолы ханты в музее под открытым небом "Торум Маа" Фото: АиФ / Екатерина Лосецкая

Говорят, в районе села Ломбовож в Берёзовском р-не живёт снежный человек ...

В мифологии обских угров менквы – первые люди, неудачно созданные богом Нум-Торумом. Они всегда жили в Западной Сибири. Несколько лет назад на реке Ляпино – притоке Сосьвы, бригада рыбака Николая Албина заметила на берегу огромные следы трёх существ: мужчины, женщины и ребёнка. Следы вели к Уральским горам. В этом году охотники рассказали случай. Все уже легли спать, когда услышали за окном охотничьего домика скрежет и вой. Кто-то ходил вокруг дома, круг за кругом. Все испытали сильное чувство страха. А утром увидели на снегу следы огромных стоп и отпечаток мужской ладони. Аборигены редко рассказывают о встречах с менквами. Просто говорят: «Видел, как ОН прошёл», «ОН шёл рядом со мной, когда я собирала ягоды». И замолкают. Думаю, в лесах Сибири всё может быть.

Фото: Commons.wikimedia.org

Югорские «Золотые пески»

– В Югре говорят о развитии этнотуризма. Как относятся к этому коренные народы севера?

Деревни для туристов – это красивые декорации. Настоящие аборигены там не живут – приезжают на время. Одни считают, что туристы – чужаки, которые разрушают их быт. Другие – что они принесут неплохой доход. Я знаю Ольгу Филиппову из Саранпауля – вепку (редкая национальность у финно-угров). В 90-е она открыла магазин по продаже сувениров. Сейчас в национальном предприятии «Элаль» свыше 30 мастеров. Они воссоздали рецепты красителей из коры ольхи, сосны и ила для раскрашивания ровдуги – оленьей кожи тонкой выделки. А Роза Артеева и Аксинья Мерова воссоздали методику изготовления берестяной посуды и обработки бересты для покрытия чумов.

Пару лет назад Филиппова открыла этностойбище «Сорни Сэй» («Золотые пески») недалеко от Берёзова. Собирается построить там зырянскую и мансийскую жилые избы, собрать утварь для дизайна стойбища, а может, и музея. Земляки передали ей в дар нарты к оленьей упряжке и зырянскую детскую люльку. Я была там прошлым летом. Мне всё понравилось. А особенно то, что там было много детей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах