aif.ru counter
804

Боль Югры. Как югорчане пережили трагедию, которая унесла жизни детей?

Жители Ханты-Мансийска выстраивались в очередь для сдачи крови пострадавшим детям.

На прощание с погибшими детьми пришли почти 50 тысяч человек.
На прощание с погибшими детьми пришли почти 50 тысяч человек. © / Евгений Москаленко / АиФ

ДТП, которое случилось случилось 4 декабря на 926 километре трассы «Тюмень – Ханты-Мансийск», и унесло жизни 10 детей и 2 взрослых на некоторое время буквально выбило из колеи многих жителей округа. В социальных сетях часто повторяемым стало слово «горе». 

Неравнодушные

Как только ужасающая новость о разорванном от удара фуры рейсовом автобусе и множестве жертв данного ДТП стала известна в столице Югры, несмотря на шоковое состояние, люди мобилизовали все свои силы для помощи. После информации о том, что пострадавшие нуждаются в донорской крови, сотни человек буквально атаковали пункт переливания крови в Ханты-Мансийске.

Несмотря на то, что доноры требовались только активные - те, кто уже в течение года трижды ее сдавал, пришло и множество новичков. Как сообщили в отделении переливания крови ОКБ, помочь пришло за тот вечер 300-400 неравнодушных ханты-мансийцев, приняли же кровь лишь у 159 человек. Пострадавшим в аварии было перелито около 20 литров крови и её компонентов.

Другие же горожане выражали свои соболезнования в соцсетях, а кто-то пошёл в церковь.

«Мы молились, и пришла мама пострадавшей. Плачем вместе, и молимся о здравии. Ночь будет долгой. Я никогда в жизни не сталкивалась с таким огромным горем. Я никогда не видела, чтобы ТАК плакали мужчины», - описывала свои переживания в тот вечер югорчанка Екатерина Лосецкая, пришедшая в часовню святой Елизаветы и инокини Варвары, находящейся в ОКБ Ханты-Мансийска.

В это время с места аварии были доставлены 18 детей в возрасте от 8 до 17 лет и шестеро взрослых, которые находились в тяжелом и крайне тяжелом состоянии. Как рассказал врач, в тот день находившийся на дежурстве и пожелавший остаться анонимным, в то роковое воскресенье почти весь персонал Окружной клинической больницы вышел на смену.

«Дома не осталось никого. Врачи вбегали в приемник, переодевались на ходу…Абсолютно все были распределены, каждому была оказана помощь и транспортированы в реанимацию, на МРТ, КТ, РГ. Детей «качали» на лету… В эту ночь мы все настолько сопереживали, что даже не зная имен друг друга, обращались просто со словами "держитесь". Девчонки привозили ребятишек, молча вытирая слезы, но были абсолютно собраны и четко выполняющие свои задачи», - сообщил врач. Работу югорских медиков также высоко оценил и президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль.

«Вы очередной раз доказываете свой высокий профессионализм, сутками не отходя от операционных столов, от реанимационных кроватей, буквально выхватывая из лап смерти самое ценное в мире - жизнь», - сообщил Леонид Рошаль.

Какими они были?

Близкие, друзья и знакомые со скорбью вспоминали о погибших детях и взрослых. Со слов Ольги Костенко, дочь её соседки, Виктория, была прирожденным лидером.

«Несмотря на то, что Вике было всего 12 лет, она была очень ответственным человеком. Она была настоящей чемпионкой, и эти ее первые места на соревнованиях не были достижениями юной девочки. А достижениями взрослого человека, воспитанного спортом. У нее даже подружки все были очень взрослые… По стопам Виктории пошла и ее младшая сестра Аня, которую также отдали в секцию акробатики. Она второй год занималась», - говорит Ольга Костенко.

Со слов Ольги, секция акробатики - ведущая в Нефтеюганске. В ней действительно занимались целыми семьями.

В рейсовом автобусе с окружных соревнований домой 4 декабря также возвращались и 9-летняя Вероника со своим 14-летним родным братом Данилом. Девочке удалось выжить, а юноша скончался в ОКБ.

«Данила больше нет, за жизнь Вероники борются лучшие врачи страны. Её госпитализировали в Москву. Мальчишка был очень одарённый, выступал уже порядка восьми лет и имел десятки наград разного уровня. За ним потянулась и младшая сестра. Мы до сих пор не можем поверить в случившееся, до сих пор не можем до конца осознать. Почему именно с нашими детьми, которые несли радость, красоту спорта, могло такое произойти!», - сокрушается близкая родственница семьи Татьяна Иванова.

О тренере Ирине Кимакиной вспоминает Элина Лёвина.

«Пятьдесят мастеров спорта вырастила, ночами шила костюмы, а вышивала стразами и пайетками в автобусах (треклятых) и поездах. Самолетами акробаты почти никогда не летали, только на чемпионат мира. Все самое дешёвое - транспорт, еда, ночевки - для них. Я помню, как билась Ирина за спонсорскую помощь. Кому нужна ваша акробатика? - вопрошали бонзы в спорткомитете.  Мэр любит борьбу, бокс в лучшем случае, губернатор - биатлон, глава района - шахматы, туда и деньги. А старший тренер идёт в банки, к нефтяникам выпрашивать гроши, ведь ребят надо вывозить, надо держать уровень», - говорит Элина Лёвина.

Попрощаться с погибшими тренерами и детьми в Нефтеюганске 7 декабря в центр «Жемчужина Югры» пришло около 50 тысяч человек - почти половина города. Горожане буквально засыпали цветами постаменты у гробов погибших…

Как теперь жить?

Сейчас в ОКБ Ханты-Мансийска проходят лечение еще 14 человек из тех, кто пострадал в аварии на 926 километре трассы «Ханты-Мансийск-Тюмень», среди них - 10 детей. Трое детей были доставлены спецрейсом в Москву, где проходят лечение в Институте нейрохирургии имени Бурденко.

Как сообщила министр здравоохранения Вероника Скворцова, даже тем детям, которые сейчас находятся в реанимации в Ханты-Мансийске, могут понадобиться реконструктивные пластические операции. 

«Мы не исключаем в дальнейшем их перевода для проведения в том числе косметических операций, поскольку речь идёт о переломе лицевого скелета», — сказала Вероника Скворцова.

По просьбе неравнодушных горожан и жителей округа благотворительный фонд «Созидание» открыл специальный счет по сбору средств. Собранные пожертвования пойдут на лечение и реабилитацию пострадавших и на помощь родным, а также на увековечивание памяти спортсменов. Сейчас в Нефтеюганске рассматривается вопрос о создании аллеи и установки памятного мемориала у СК «Сибиряк». 

«Для меня эта неделя, начиная с того страшного воскресенья, стала настоящим шоком. Я до сих пор не могу перестать думать об этих детях, их родителях… Ну вот сколько можно было купить автобусов на те деньги, что получили родственники погибших? И как нам избежать такого впредь?», - вопрошает жительница Ханты-Мансийска Елена Скворцова.

Мнение

Михаил Сердюк, депутат Думы Югры:

- Произошедшее ДТП - это чудовищная трагедия. В свою очередь, я могу только высказать свое мнение о тех процессах, которые происходили в сфере югорского спорта. Но хочу подчеркнуть, что напрямую не связываю эти две ситуации. Тем не менее, всем известно, что нехватка денег на нормальный качественный транспорт при перевозках спортсменов - это большой миф. Сотни миллионов уходят на спортивные клубы, которые держат ради удовольствия, при этом детский спорт финансируется по остаточному принципу.

В 4 квартале мы корректировали бюджет на последней Думе, и я выяснил следующее. Дополнительно на 2016 год хоккейный клуб «Югра» получил 239 миллионов рублей, баскетбольный клуб «Университет» - 27 миллионов, ватерпольный клуб «Югра» - 18 миллионов. При этом федерация волейбола ХМАО-Югры получила 222 тысячи рублей, федерация шахмат - 2 миллиона 61 тысячу рублей, а федерация легкой атлетики ХМАО - 623 тысячи. 623 миллиона рублей распределено на клубы, а 119 миллионов - на федерации. Вот такие у нас приоритеты.

Множество людей жалуется на то, что родители вынуждены тратить для отправки на соревнования своих детей собственные средства. Им приходится скидываться, и нанимать самые раздолбанные «Газели» или автобусы. Эти тренеры, родители и дети, по сути, предоставлены сами себе. А чиновники, которые должны отвечать за трансфер ребят, просто дистанцируются от этих процессов. Это проблема государственного уровня - что у нас любят заниматься «развлекаловками», симпозиумами, форумами, чемпионатами и полетами на Марс, но забывают про детей, стариков, инвалидов - про обычных людей.

Оксана Петрова, мама воспитанницы СДЮСШОР «Югория» (Сургут):

- Детей на соревнования возят и на автобусах, и ж/д транспортом. Я думаю, так по всей России. Конечно, когда едут автобусами, это вызывает переживания. Ведь известно, что это наиболее опасный из всех видов транспорта. Это зависимость не только от водителя, которому ты доверяешь своего ребенка. Но еще и от попутных, встречных автомобилей, пешеходов... Это как лотерея. Нас ставят в известность, что дети выезжают на турнир, и мы, зная своего тренера как порядочного надежного человека, всецело доверяем ему. В том числе, и в вопросе безопасности касаемо технического состояния транспорта и водителя, арендованного на перевозку. 

Конечно, сердце щемит от произошедшей трагедии. Но, я уверена, что случись сейчас поездка, вряд ли она будет стопроцентно безопасна для моего ребенка - на это нет достаточного финансирования. Поэтому будут ездить по-прежнему, где-то втихаря, где-то с молчаливого разрешения руководства. Выхода пока нет. Вернее, есть - сидеть дома и никуда не выезжать. Но вряд ли этот вариант кого-то устроит. А особенно спортсменов, привыкших идти к цели через борьбу и огромный труд.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество