aif.ru counter
05.05.2015 11:59
Екатерина Лосецкая
79

Из посёлка Шаим на фронт ушли 72 человека. А вернулся один

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Югра 29/04/2015

За годы Великой Отечественной войны из Кондинского района Югры было призвано на фронт 3258 человек. Домой вернулось меньше половины – 1382 солдата. Рядовому Фёдору Соскунову не суждено было вновь увидеть своих родных. Он погиб в марте 1943 года под Сталинградом. Анна Соскунова – дочь фронтовика. Она помнит об отце немного, но говорит о нём с большой теплотой. Ей, ребёнку войны, и самой пришлось немало пережить.

Случайное фото

Родился отец в 1907 году в Мулымье. Это посёлок в Кондинском районе. Отец его – манси, Фёдор Соскунов, был отличным охотником. В Первую Мировую его призвали служить в царскую армию. Он прошёл всю войну, получил за доблесть множество наград и в родной деревне его уважали и любили, - вспоминает Анна Фёдоровна. – Отец с детства был приучен к труду, ловко управлялся с оружием и сетями. После прихода Советской власти деревня превратилась в колхоз. Впрочем, для простого крестьянина мало что изменилось, работы всегда хватало. Вскоре он женился на русской девушке Любе – моей матери. Родилось у них 12 детей. Я была младшей - появилась на свет перед самой войной,  в 1938 году. Отец меня очень любил, баловал, и, говорят, я была на него очень похожа.

Накануне войны наша семья переехала в соседнее село – Шаим. Весной 1941 года один заезжий фотограф сфотографировал нас, хоть и не всех – многие мои братья и сёстры были заняты на работе в поле. Тогда мы ещё не знали, что это будет наша единственная фотокарточка с отцом…  Его призвали на фронт одним из первых, летом 1941 года. Письма от него получали часто, потом реже, все они, спустя много лет, потерялись при очередном нашем переезде. Мы об этом долго горевали, но, что поделаешь…

Служил отец исправно, прошёл самые страшные бои под Сталинградом, видел, как сдавалась армия Паулюса, а погиб спустя месяц - в марте 1943 года. Подробностей нам не сообщили. Помню, когда пришла похоронка, мама горько плакала. Тогда многие плакали, из нашего небольшого посёлка на войну ушло 72 человека, а вернулся один – Евгений Кайдаулов. Он вернулся инвалидом, с прострелянной рукой и работал до конца жизни на почте.

Кишки спасали от цинги

В 2007 году я побывала в родных местах и увидела в соседней деревне Чартынья памятник погибшим и пропавшим без вести шаимцам. Все высеченные на нём фамилии мне знакомы: Петрушкины, Лавровы, Кайдауловы, Каймаковы, Черепановы… Это фамилии отцов моих одноклассников – все мы были детьми войны.

Что помню из военного детства? Голод, прежде всего. Конечно, его не сравнить с мучениями детей - ленинградцев, но мы никогда не были сытыми. Почти всё молоко от нашей коровы Пестрянки, все яйца от наших несушек мы сдавали в колхоз. Лозунг «Всё для фронта – всё для победы», висевший  у сельсовета, не был для нас простым призывом. Это был смысл нашей жизни. Старшие братья и сёстры, чтобы не висеть ярмом на шее у матери, работали – кто на рыбном промысле, кто трактористом, кто продавцом в местном сельпо. Хотя им было по 10-15 лет.

Меня, как самую младшую, после смерти отца поставили на довольствие по потере кормильца. Поэтому кормили меня  в местной школе-интернате. Только там можно было получить кашу и жиденький суп. Дома из самого вкусного была обычная «заваруха» - это вода, перемешанная с мукой, поджаренная на огромной жаровне без масла. У мамы никогда не было отходов. Когда мой брат Николай приносил домой рыбу, она аккуратно снимала чешую – на холодец, давала нам филе, а кости сушила и перетирала в муку. Потом добавляла её в лепёшки. А из кишок делала рыбий жир. Мы его не любили, но других витаминов не было. Рыбьи кишки спасали нас зимой от цинги. А летом мы собирали в тайге ягоды и грибы.

День Победы я не помню, ведь жизнь наша не особенно изменилась. Она была по-прежнему тяжёлой. Питались мы по карточкам, жили бедно. По окончании семилетки я поступила в Ханты-Мансийское педучилище, потом 15 лет проработала учительницей начальных классов в Кондинском районе. Потом, когда переехали в Ханты-Мансийск, ещё 25 лет преподавала в школе №3. На пенсию пошла в 60 лет. Особых званий не заработала. Ветеран Труда Югры. Старалась жить честно, как учила мать. Она умерла в 1975 году. Мои братья и сёстры тоже уже покинули этот мир. Но остались их дети и внуки. Мы стараемся поддерживать связь.

Родной Шаим всё звал к себе. В 2007 году я поехала в родные места. В тридцатые – пятидесятые годы это был крупный районный центр. Там был конный двор, больница, магазины. Дворы были ухоженными, дворики с огородами. Теперь, кажется, не осталось ничего. Озеро, кормившее нас в годы войны, почти высохло. А старые дома покосились и пришли в запустение.

Очень жалею, что мало помню об отце и о тех, кто ушёл защищать родной Шаим. С недавних пор нам, детям войны, государство стало выплачивать к  9 мая по 200-300 рублей. Сумма небольшая, но нам с родными и подругами хватает, чтобы купить торт и посидеть за чашечкой чая, вспоминая тех, кто не вернулся с той войны. Очень хочу написать дополнительный запрос в местный военкомат, чтобы узнать подробности последнего боя моего отца и место его захоронения.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество