66

Комары «своих» не кусают. В округе гнуса в два раза больше, чем в центре РФ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АИФ-Югра 09/06/2021
Все лето в дыму проводят аборигены. Даже у входа в дом или чум ставят дымокур.
Все лето в дыму проводят аборигены. Даже у входа в дом или чум ставят дымокур. ОТРК Югра

Итальянский натуралист Стивен Соммье, который исследовал Сибирь, писал, что если бы Данте побывал в этих краях, он бы создал для своих грешников новую пытку – комарами! Соммье считал этих двукрылых самым большим препятствием для путешествия по Сибири.

Ежегодно по всему миру от болезней, переносимых гнусом, погибают миллионы людей.

Комары «своих» не кусают

На юге России в последние годы были отмечены случаи заболевания лихорадками Западного Нила, Денге, малярией. Учёные объясняют, что переносчики этих инфекций, комары, упорно продвигаются в Центральную Россию из Египта и Юго-Восточной Азии. По мнению экспертов, малярийные комары вполне могут добраться и до Югры. К счастью, местный климат не подойдёт им для жизни и размножения. В наших краях комары становятся причиной заражения, в основном туляремией. Вспышка этого заболевания наблюдалась в Ханты-Мансийске в 2013 году. Страдают от укусов гнуса аллергики.

Но, удивительно, у коренного населения округа с гнусом как будто заключен свой негласный договор. Представители ханты, манси, ненцев утверждают, что испытывают реакцию на комариные укусы только весной. «Больше кусают приезжих. Мы всегда смеёмся, что это свежее мясо, свежая кровь, поэтому и налетают, – улыбается этнограф кандидат исторических наук Тимофей Молданов. – Медицинская статистика ведётся для всех. Коренных народов не выделяет. Но на моей памяти в Ваховске ханты, а я многих знаю, никогда от укусов не болели».

Врачи подтверждают. «Есть такое понятие, как проэпидемичивание.  Если люди поколениями живут в одной и той же среде, допустим, в лесу, то, возможно, у них со временем вырабатывается иммунитет против заболеваний. Они могут и не обратиться к врачу, если заболеют в лёгкой форме. А лёгкая форма у них будет, потому что уже есть антитела. Потому что на каждую встречу с возбудителем организм реагирует выработкой антител. Они наверняка защищены», – объясняет врач-инфекционист клинико-диагностической поликлиники ОКБ Марина Мирошниченко.

К счастью, не являются переносчиком инфекций мошки. Но, кусая человека, они буквально вырывают у него кусочки кожи.  «Они же загрызают людей до смерти, – рассказывает начальник экскурсионного отдела туристической компании, преподаватель ЮГУ Ираида Самоловова. – Помню, году в семьдесят восьмом ребёнка малолетнего в Ханты-Мансийске, в Долине ручьёв, мать оставила, пошла погулять, и… буквально не успела… Чёрное пятно было, столько кровососов на него село. Ребёнок погиб. Сейчас, конечно, такого нет».

Кто во что горазд…

Ираида Самоловова всю жизнь посвятила развитию туризма в Югре. Она считает, что антиресурсом округа ни комары, ни мошки не являются. Просто природа не терпит легкомыслия. «Приезжала как-то туристка из Польши. У неё такое декольте было… Я ей говорю: «Давайте намажемся, или накиньте что-нибудь». Она отказалась. Мы прошлись по парку, и у неё на месте декольте ярко-розовая вставочка получилась. Пришлось делать примочки одеколоном», – вспоминает Ираида Фёдоровна.

Учёные создают всё новые средства защиты, и хорошо, когда под рукой есть спрей. А если нет?  «Капроновую сеть, мерёжу окунают в дёготь. А когда высохнет, как платок надевают. Это одно из лучших средств до сих пор, – рассказывает Тимофей Молданов. – Или кладёшь влажную тряпочку на муравейник. Через 20 минут отряхиваешь муравьёв и вот этой кислотой открытые части тела обрабатываешь. Можно целый день ходить».  Можно добавить пару капель дёгтя в крем. Но на это средство, как и на муравьиную кислоту, может быть аллергическая реакция. 20-30 лет назад набор экстренной помощи туристу был немного другим.

«Мы чаще всего использовали вьетнамскую «звёздочку». Она хорошо снимает раздражение от укусов, – делится опытом Ираида Самоловова. – Можно использовать керосин – он от клещей очень хорош. Мы его у лётчиков брали, теперь в аптеке.  А ещё «Тройной» одеколон или «Сирень». Надо именно цветочный».

Лучшей защитой для оленей коренные народы Севера считают дымокур. Увы, ничего лучшего учёные до сих пор оленеводам не предложили. «Когда много комаров, олени страшно худеют, потому что у них кровь пьют. А телята вообще могут погибнуть. Вот вам и экономический ущерб, – объясняет Тимофей Молданов. – Когда защищают оленье стадо, сразу несколько дымокуров разводят. Накладывают лапник, а сверху мох. Можно гнилушки разные». У входа в дом или чум ставят дымокур в ведре. Наполовину наполняют его землёй или сырым опилом, а сверху кладут кусочки сухого сопревшего дерева, чагу, трутовики... На стойбище дымокурами занимаются в основном женщины. А дети собирают дымное «топливо».

Укусил, а дальше что?

Места укусов советуют не расчёсывать.  «Потому что мы яд распространяем по всему телу. Плюс травмируем кожу и можем занести инфекцию. Лучше приложить на место укуса холод. Или примочку с содо-солевым раствором», – советует врач аллерголог-иммунолог Вероника Калинкина. «Можно натереть место укуса цветом багульника. Можно заранее кустики собрать, а потом заваривать. Помогает от зуда ванна с отваром из осиновой коры», – делится опытом предков Тимофей Молданов.

Лучшим средством для защиты оленей от гнуса считается дымокур. Ничего лучшего учёные оленеводам не предложили.

Учёные говорят, что истребить весь гнус невозможно. Сложно не нарушить хрупкий природный баланс. «Когда у нас был первый финно-угорский фестиваль, вытравили всех комаров. В итоге появились тараканы. Они просто атаковали Ханты-Мансийск», – вспоминает Ираида Самоловова.

Кстати, те же комары не так уж и бесполезны. Они выносят с болот углерод, азот, фосфор, кальций, йод, золото и обогащают ими почву после своей смерти.  На 1 кв. км леса и лугов, примыкающих к водоёму, приходится до 500 кг этого прекрасного органического удобрения. Ну и, конечно, питаясь нектаром, комары-самцы берут на свои хрупкие крылья приличную часть трудов по опылению цветов в тайге и тундре. «Много комаров, много мух – и рыбы много, – рассуждает Тимофей Молданов. – Рыба будет жирная, будет кушать много…».

Комментарий эксперта:

Наталья Шашина, доктор биологических наук НИИ дезинфектологии Роспотребнадзора

Наш институт разрабатывает средства индивидуальной защиты от гнуса и клещей. Труднее всего бороться с мошкой. Она малочувствительна к репеллентам, в том числе к диэтилтуоламиду. А ничего лучше «Дэты», с точки зрения химии, мы предложить против мошек не можем.

 В Европе нет такой тяжёлой ситуации, потому что у них нет ни Иртыша, ни Оби. Я вас уверяю, такой вопрос анализировался. А мошки плодятся только в быстрых чистых реках и ручьях. Чем меньше мы загрязняем природу, тем больше у нас мошек. Спускать инсектициды в воду нельзя. Единственный способ борьбы – на растительности. А мошки летят на расстояние до 5 км. Представляете, сколько надо обработать?

В Югре против мошек используют ванилин, но он действует минут 15. Мы его добавляем как препарат отпугивающий, с коротким остаточным действием. Дальше надо его пролонгировать с помощью синтетических репеллентов. Но не получается. Боремся с научной проблемой как можем.

У мошек есть одно слабое место. Они не прокусывают через одежду, а ползут по ней, в отличие от комаров. В этот момент есть возможность их убить.

Комментарий:

Николай Наконечный, кандидат биологических наук

В округе 290000 озёр. Обь, Иртыш и их притоки. А сколько болотных систем, которые позволяют размножаться представителям двукрылых! Комаров здесь обитает порядка 46 видов. Слепней в средне-таёжной зоне порядка 40-45 видов. Мошек 22 вида. Это я ещё не упомянул мокрецов. Они, как и клещи, проникли сюда с Дальнего Востока. Вообще человек сам создаёт условия для того, чтобы появлялись различные паразиты. Мы не знали о многих животных, которых здесь не было, пока не началось массовое освоение территорий. Вместе с завозом новых продуктов сюда попадали новые насекомые. Вместе с продовольственными партиями – грызуны.

Но в природе не бывает бесполезных вещей. Любой сорняк – это цветок, тайна которого не раскрыта. Также с животными. Бывает, между оконными проёмами накапливается много комаров. Разве плохая прикормка для карасей? Если всех убить, мы нарушим динамику в биоразнообразии животных, ведь те же слепни, те же комары являются кормовыми объектами для позвоночных и беспозвоночных. Им придётся переключаться на другие систематические группы животных.

Особое мнение:

Вячеслав Кондин, научный сотрудник этнографического музея «Торум Маа»

Есть такая сказка «Откуда взялись комары». Однажды верховный бог Торум разгневался и в гневе ударил своим посохом по земле. И пробил её. Через это отверстие из Нижнего мира начали вылетать на землю комары и мошки, гнус разный, и грызть людей, покоя им не давать. И тогда мудрая Калтащ, это жена верховного бога Торума, развела над этой дыркой огонь и поставила на него котёл. И вот, пока вода в котле кипит, на земле весна, осень, зима. Комаров нет. Как только огонь потухает, наступает лето, тепло становится, и гнус начинает вылетать и грызть людей.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах