aif.ru counter
2188

За кадром. Как поднимают на ноги детей-акробатов, попавших в крупное ДТП

Некоторые дети уже вернулись к спорту. Другие - учатся заново ходить и разговаривать. Но все ребята до сих пор проходят реабилитацию.

Валя Жулина на реабилитации в ОКБ Ханты-Мансийска
Валя Жулина на реабилитации в ОКБ Ханты-Мансийска © / Елена Рапгоф / Из личного архива

«Валя, вставай! Ты можешь!» - эти слова для Вали Жулиной еще месяц назад звучали как чудо. Сейчас - это ее ежедневный труд. Валя - одна из 29 человек, попавших в аварию под Ханты-Мансийском.

Напомним, 4 декабря 2016 года сборная Нефтеюганска по спортивной акробатике возвращалась домой с окружных соревнований, которые проходили в Ханты-Мансийске. В автобус с детьми врезался грузовик. Погибли 10 юных спортсменов и два тренера. 

О том, как сейчас живут и восстанавливаются дети - в материале АиФ-Югра. 

Осанка и улыбка - прежние

Прошло чуть больше года после аварии 4 декабря, в которую попали нефтеюганские спортсмены. И пока СМИ подробно освещали следственный и судебный процесс над виновными в этой трагедии, выжившие дети ежедневно, ежеминутно, вместе с родителями и врачами совершали свой маленький подвиг на пути к возвращению. Для них все самое страшное осталось позади. Даже для Вали Жулиной, которая сейчас заново учится ходить и говорить, радоваться новому дню.

Я встречаю ее с папой в отделении медицинской реабилитации ОКБ Ханты-Мансийска. Валя улыбается, держит голову прямо, смотрит вперед - выправка спортсменки осталась при ней. «Трехнедельный курс реабилитации подходит к концу. В целом добились неплохих результатов, хорошо удерживает спину, стоит с поддержкой, и уже делает первые осторожные попытки ходить. Думаю, следующий этап будет еще более продуктивный и интересный», - говорит инструктор по лечебной физкультуре Сергей Бибик. С пострадавшими акробатами он был с самого начала, все они прошли через его руки, со всеми начали первые шаги. Признается, ему, отцу троих детей, морально это было тяжело, да и как для профессионала это был серьезный вызов.

Валя Жулина на занятиях с инструктором
Валя Жулина на занятиях с инструктором Фото: Из личного архива/ Елена Рапгоф

«Валя, спина красивая. На ручку опирайся и крути! У тебя сегодня предпоследнее занятие, покажи, чему научилась! Поднимай головку, выше!» - настаивает инструктор. И Валя, склонившаяся над тренажером для рук, превозмогая себя, вновь поднимает на нас светлые глаза и улыбается. Ей очень трудно. Но она не сдается.

«Они - спортсмены, и мы требуем от них порой большего, чем, кажется, что они могут сейчас. У них дух борьбы - в крови, они привыкли быть сильнее, лучше, быстрее», - поясняет заведующая отделением медицинской реабилитации Елена Рапгоф. Она показывает на смартфоне видео, где маленькая Вика Подгорная энергично отжимается, с такой же упрямой улыбкой. «С Викой тоже так было. Валю сразу отправили в Москву, а Вика и Полина были не транспортабельны. Их увезли в «Бурденко» позже, - вспоминает Елена, показывая фотографии девчонок, на каждой - отражение новой победы. В этот момент инструктор вместе с папой Валентины поднимают ее за руки с кресла. Вале надо самой пройти до тренажера. И она, высоко подняв голову - с осанкой и улыбкой акробатки, делает три шага, высоко поднимая колени и вытягивая носочки. Пять секунд отдыха - и снова тяжелый труд - укрепление мышц спины.

Верили, что все будет хорошо

Мы с Вячеславом Жулиным выходим в коридор. «В конце июля, после замены системы шунтирования головного мозга, у Вали произошли значительные улучшения: постепенно начало появляться сознание. Мы так радовались, когда она жестами летом начала показывать: большой палец вверх - да, фига - нет. Потом у нас появились кивки. На новый год она нас порадовала - заговорила, месяц уже говорит», - рассказывает Вячеслав Анатольевич, на его лице - печать усталости и долгих тревог. Но он признается: ни разу с супругой не допускали мысли, что Валя не встанет на ноги. Кстати, те долгие и самые тяжёлые месяцы в Москве, пока Валя лежала в институте им. Бурденко, а папа прилетал на свободной вахте к дочери в больницу, супруги жили в представительстве Югры. Да и потом, когда маму с Валей перевели из реанимации в детское отделение и реабилитационный центр, папа находился там же: «Губернатор, правительство, федерация акробатики - нам все помогают».

Валя Жулина
Валя Жулина Фото: Из личного архива/ Елена Рапгоф

Несмотря на открытую черепно-мозговую травму и реконструкцию огромного дефекта черепа, память у девочки частично сохранилась. Она помнит тренеров, всех ребят из команды, которые ее регулярно навещают, но забывает, почему оказалась в коляске. «У Вали пока нет разочарования, она просто хорошо занимается, старается. Хотя мы ей объясняем, почему она в коляске, не может ходить. Валя всегда была очень светлой, веселой девочкой. Пока она стойко принимает то, что случилось, надеюсь, так и будет», - говорит Вячеслав Анатольевич.

Пока мы разговариваем, Валя совершает новую победу - в первый раз сама встает, опираясь на поручни ходунков. А это значит, завтра Сергей Бибик снова внесет изменения в занятие, поставит перед девочкой новые задачи.

«Валя будет ходить, - уверенно говорит Елена Рапгоф. - Конечно, она - самая тяжелая, мы только вышли на активный этап реабилитации. У остальных ребят реализуются индивидуальные программы реабилитации, некоторые уже вернулись в спорт». Среди таких - Степан Алдонин, вместе с которым Валю сразу после аварии отправили в Москву, и Алеша Несмашный. Вместе с папой они тоже приехали в ОКБ Ханты-Мансийска. Маленький, легкий, Лешка будто родился, чтобы летать под купол спортзала. Он - верхний. Осенью на открытом первенстве УрФО в Екатеринбурге их четверка заняла второе место.

Леша Несмашный
Леша Несмашный. Фото: Из личного архива/ Елена Рапгоф

«Акробатика - это моя жизнь. Я хочу стать мастером спорта», - делится мальчик планами и показывает огромный рубец почти наполовину ноги - там у Алексея стояла пластина, ее вынули летом. «Елена Павловна приезжала к нам в декабре на соревнования, мы согласовали очередной приезд в Ханты-Мансийск на реабилитацию. Вот мы и приехали», - объясняет папа Алёши. В подарок больнице Несмашные привезли трость, которая им больше не понадобится.

Лучшие врачи

Следом за Жулиными и Несмашными в ОКБ приехала Вика Подгорная с папой.

В 10 лет, до аварии, Вика стала кандидатом в мастера спорта, в 2018 году планировала сдавать на мастера и ехать покорять Москву вместе со своим тренером, все дивились ее выносливости и целеустремленности. Вика будто не знала усталости. После выполнения взрослых нагрузок на тренировках - бежала прыгать на батуте. Но сейчас весь запас поразительной энергии девочка направляет на то, чтобы восстановиться. Ее речь пока еще замедленна, правая рука плохо слушается, но Вика умудряется заниматься вторым любимым, после акробатики, делом - шьет кукол.

Вика
Вика Подгорная. Фото: Из личного архива/ Елена Рапгоф

«Вика 3 недели была в коме. Нам не давали никаких прогнозов. Мы просто ждали. А когда она вышла из комы, врачи в Ханты-Мансийске подняли ее на ноги за 2,5 недели. В день вылета в Москву спецбортом она сделала первые шаги и заговорила в полный голос. Это было чудо, московские врачи сказали, что такое практически невозможно. А все дело в том, что реабилитацию начали проводить сразу после аварии, ни одного дня врачи не потеряли. Мы им очень благодарны. Уже два раза лечились в Москве, сейчас только вернулись из центра немецкой реабилитации, спасибо всем, кто принимал в этом участие, но я убежден, что лучше, чем в нашей ОКБ - врачей нет», - говорит Сергей Дубинин.

Мало кто знает, что за три месяца до той страшной аварии бригада специалистов отделения реабилитации ОКБ прошла обучение на базе клиники института мозга в отделении интенсивной терапии в Екатеринбурге. Там наши медики в полном объеме получили необходимые знания в реабилитации самых тяжелых пациентов. Это, бесспорно, помогло своевременно и правильно выстроить весь реабилитационный процесс в непрерывном режиме интенсивной терапии. Ведь максимально ранние реабилитационные мероприятия - один из важнейших шагов к восстановлению здоровья и возвращению к полноценной жизни. Все это время ребята проходили лечение и реабилитацию в разных городах и клиниках. Но все равно они все возвращаются в Ханты-Мансийск.

«Мы этих детей изначально знали: характер их травм, их течение, осложнения и достижения. Поэтому нам, наверное, в некотором плане проще их вести. Понимаете, они - наши... Наши дети, и все мы за них переживаем и волнуемся», - говорит Елена Павловна.

Она провожает меня до выхода из отделения и на прощание делится сокровенным: «Когда детей увозили в Москву, мы стояли у окна и смотрели вслед отъезжающим реанимобилям. Трудно передать словами то чувство волнения и надежды на благополучный исход... Мы очень ждали, когда они вернутся. Дольше всех ждали Валю - целый год. И дождались».



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество