101

Надежда Губарь: Либидунъ

— Чем я могу вам помочь? – вежливо улыбнулась аптекарша.

Женщина замялась. Она пожевала губами, пару раз вздохнула. И, обреченно решившись на что-то, тихо призналась:

— Мне бы что-нибудь, чтобы снизить активность.

— То есть?

— Ну, либидо. Мужское. Совсем.

Аптекарша хотела пошутить, но еще раз взглянув на посетительницу, осеклась. Нельзя шутить с людьми, у которых такие измученные глаза.

Первый раз не считается

В первый раз Иван Иванович признался супруге в измене, будучи в серьезном подпитии. Картинно всплакнул, покаялся.

— Люблю тебя, Зина, больше жизни. Прости меня! Не могу держать это в себе, нету моей моченьки!

Зинаида сидела ни жива, ни мертва. Что любит – знала, что не совсем честен – догадывалась. Вот только как к новости относиться – определиться не могла. Поэтому молча встала и начала мыть посуду…

…Кузиных знакомые называли антиподами. Иван и Зинаида были разными во всем. Самым сложным моментом для молодых оказалось «притереться» в постели. Иван был неутомим. Зина, честно говоря, холодна и пассивна. Сколько ни старался муж расшевелить жену, разбудить в ней женщину – тщетно. Ну, так постепенно и свыкся.

— Как ты мог, Ваня? – немного погодя нарушила молчание жена.

— Прости, Зина. Ну, вот, не сдержался. Выгонишь теперь? Хочешь, на колени встану? Прости меня, женушка дорогая!

Вот что интересно: Зина поймала себя на том, что, с одной стороны, измену, конечно, осуждает. С другой – чувствует, что это всего лишь физиология. И еще: даже радуется грядущей передышке в семейной спальне. Только еще не решила – признаться мужу или позлиться.

— Оставь меня пока. У меня в душе все переворачивается…

После первого признания Иван поутих надолго. Каялся, был образцовым мужем. Да, что греха таить, он всегда им был, образцовым-то! Практически не пьет, руки растут откуда надо. Жену любит. Правда любит. Одна беда – это дело тоже любит больше жизни. А Зина из другого теста. И детей у Кузиных нет, не получилось что-то правильно с самого начала, теперь-то что?

— Ты простишь меня, Зиночка?

— А куда деваться-то, Ваня?

— Я больше никогда, никогда, вот те крест…

— Ты, главное, за собой следи. В руках себя держи, а то знаешь, как оно бывает…

Тигр в постели

— Зин, а Зин, остановись, чего скажу, – догнала соседка с нижнего этажа.

— Чего тебе?

— Твой-то где?

— В командировке. Неделю уже. На объекте.

— А ты уверена, что объект не живой, а строительный? – лукаво усмехнулась женщина. У Зины внутри похолодело.

— Видела где его? Говори!

— Да нет, что ты. Но вот моя подруга секретарем в их фирме работала… Уволилась недавно. Тигр, говорит, твой Ваня в постели, тигр, истинно.

— Тигр, значит? Ну, и хорошо, – спокойно сказала Зина.

— Чего хорошего? – недоуменно переспросила соседка.

— А чего плохого, коли такой мужик – и мне достался.

Зина сейчас не помнит, после которого из «проколов» решила рассматривать мужнины походы налево, как вредную привычку. Вот приехал он из командировки, поставил чемодан на пол, уткнулся носом в Зинин бюст шестого размера, а она чувствует – ему хуже, чем ей. Мучается, разрывается.

— Зин, не знаю, что делать мне, зачем я такой уродился? Травки мне твои не помогают. Наверное, надо того, операцию…

— Никакие операции я тебе делать не разрешу. К врачу сходи, посоветуйся.

— Стыдно мне. Скажет, мужчина в возрасте, а такими вещами занимается… Может, подожду маленько и пройдет?

— Так я уж сколько жду – не проходит у тебя, Ваня, не проходит.

Если бы Зину спросили, как она допускает такое поведение мужа, она бы не смогла ответить. Просто знала – измена измене рознь. У ее Вани измена – просто физическая потребность. А ей хорошо – пристает реже, не нужно себя пересиливать, роль играть. Каждый из Кузиных придерживался определенных правил: Иван сдерживался, сколько мог. Зина – делала вид, что вредной привычки не существует.

Только для удовольствия

Иван Кузин – мужчина в самом расцвете сил. Лысый, но волосатый.

— Это я потому волосатый, Зин, что у меня избыток мужского гормона имеется.

— Да что ж он, этот избыток, только с одной стороны выходит-то? Нету больше прорех в организме?! – иногда заходилась в гневе жена.

— Такой уродился, – опускал глаза муж…

— Здравствуйте, Иван дома?

— Нет его. А что вы хотели?

— Хотела сказать, что у него сын будет, – молодая женщина поводила рукой по совершенно плоскому еще животу.

— А вы проходите, – радушно пригласила Зина.

— Зачем это? Бить будете? – насторожилась гостья.

— Нет, что вы. Я вас чаем напою, бумаги покажу.

— Какие бумаги?

— Медицинские. Мой Ваня, видите ли, особенный. Он не для размножения. Он – для удовольствия. Поэтому детей от него в природе не встречается. Ну, а все остальные ваши с ним отношения… – Зина сочувственно покачала головой. – Даже не знаю, повезло вам или наоборот.

***

…Зина вышла из аптеки, зябко повела плечами, отыскала взглядом мужа. Иван стоял поотдаль, курил.

— Ну что, дали таблетки тебе?

— Нет, к врачу тебя отправили. Нет таких, чтобы сразу раз – и ничего.

— Раз – и ничего, это я не знаю, как я жить даже буду, – признался тихо супруг. – Я тут знаешь, грешным делом подумал. Может, вечером… того?

— Всегда-то ты у меня только грешным делом и думаешь... А в командировку тебе скоро?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах