Примерное время чтения: 9 минут
228

«Их оптимизм не купишь». Доброволец из Югры – о поездках на Донбасс

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Югра 25/10/2023
В новогодние праздники добровольцы не отдыхают – развозят по домам подарки.
В новогодние праздники добровольцы не отдыхают – развозят по домам подарки. / Дмитрий Зайцев / Из личного архивa

Когда началась специальная военная операция, житель Урая Дмитрий Зайцев стал помогать собирать гуманитарную помощь для жителей Донбасса. Случайно узнал, что гуманитарный добровольческий корпус собирает волонтёров для работы в ДНР и ЛНР. Поехал туда, а вернулся с «Дневником добровольца Югры», который написал своей рукой.

Как в компьютерной игре

Татьяна Раздрокова, «АиФ-Югра»: Дмитрий Станиславович, в дневнике вы подробно описываете, как собирались в поездку в первый раз, набрали много вещей. Все ли они в итоге понадобились?

Дмитрий Зайцев: Поездка была всё же не совсем обычной, в первый раз такое. Добровольцы общаются в чате. Там есть те, кто уже побывал в подобных миссиях. Они давали советы, что с собой взять, как себя вести и т.д. Но ведь каждый исходит из ситуации, в которой он был, из личного восприятия. В основном давали «летние» рекомендации. Например, взять прищепки и верёвки, потому что из-за жары там часто приходится стирать и сушить бельё. Но мы поехали осенью, да и дислокация поменялась. Всё это было не нужно. Единственное, что мне потребовалось из того, что я не взял, – это налобный фонарик. У меня был фонарь керосинового типа, позволяющий светить, не мешая работе в условиях светомаскировки. Налобный фонарик освободил бы мои руки, когда мы в тёмное время суток перебирали и таскали коробки. Конечно, это непринципиально, но приобретённые знания повлияли на мою следующую поездку. Я уже не взял с собой такую тяжёлую сумку.

– В одном из интервью вы говорите, что даже мужчинам тяжело смотреть без слёз на то, как живут на Донбассе люди, слушать их истории. А что потом? Говорят, сперва ужасаешься, а потом привыкаешь. У вас так же было?

– Первый шок я испытал во время инструктажа, когда мы остановились на подъезде к Северодонецку. Конечно же, я видел в новостях разрушенные города Донбасса, но когда видишь это своими глазами, ощущение, будто ожила какая-то безумная компьютерная графика. Инструктаж происходил на фоне одного из районов Северодонецка, где дома расстреливали прямо из танка. Там огромный сосновый бор, а деревья в нём переломаны, словно спички. На этом фоне слова нашего старшего по отряду, Александра Иванова, воспринимались очень хорошо, доходчиво. В дальнейшем, когда мы встречались с местными жителями и раздавали им гуманитарную помощь, старались вести себя «отстранённо». Психика действительно может не выдержать, если эмоционально реагировать на каждую историю. Человеку нужно дать надежду, поддержать, улыбнуться ему, поговорить о чём-то не связанном с окружающими его реалиями.

– То есть нужно себя вести как врачи и психологи?

– Да. Воспринимать это так, будто ты делаешь операцию. Человеку больно, но помочь надо. Представьте, мы заходим в дом, в котором нет половины крыши, а там живут люди. Естественно, мы не акцентируем внимание на отсутствии крыши и окон, а акцентируем его на том, что может вызывать добрые и светлые эмоции. Местные жители нас часто спрашивали: когда к нам придёт Россия? когда у нас всё будет хорошо? И мы понимаем, что нельзя сказать: потерпите ещё месяц, и всё наладится. Нет у меня прав давать такую надежду. У стариков, нуждающихся в помощи, постоянно менялись адреса. Мы старались помогать администрации обновлять информацию о тех, кому нужна поддержка.

Такие «подарочки» частенько встречаются на дорогах
Такие «подарочки» частенько встречаются на дорогах Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Зайцев

К прилётам привыкаешь быстро

– В дневнике вы написали про инстинкт самосохранения. Я поняла, что он работает благодаря страху. Значит ли это, что человек, который ничего не боится, может попасть в неприятность?

– Конечно. Например, если он начнёт ходить по траве, в которой рассыпаны «лепестки», ему просто-напросто оторвёт ноги. Невозможно предвидеть, когда и куда прилетит мина – просто слышишь резкий свист, а она может упасть куда угодно, даже рядом с тобой. Мы каждый день слушали или смотрели новости, чтобы понимать, где находится линия соприкосновения. И если были предпосылки к тому, что она приблизится к нашему лагерю, – прятались в укрытие. К прилётам, когда где-то грохочет, что-то падает, привыкаешь быстро. Это не так, как в кино. Но этой привычки нужно остерегаться, потому что в случае прилёта необходимо очень быстро укрыться в безопасном месте или покинуть территорию обстрела. Это самый простой способ обезопасить себя. Мы несколько раз попадали в такие ситуации, но всё обошлось без единого пострадавшего благодаря быстрым и правильно принятым решениям.

– Есть определённые правила, которые нужно соблюдать?

– Да, соблюдать невзирая ни на что. Например, мы проезжаем пост. Нас останавливают и говорят, что ожидается обстрел. Мы не ищем обходных путей, чтобы ехать вперёд, даже если мы должны привезти кому-то гуманитарную помощь. Мы возвращаемся назад, на время откладывая поездку.

Новый год на Донбассе

– Расскажите про свой дневник. Как вы его писали?

– Вечерами, под шуточки коллег, досконально записывал всё произошедшее за день. Записывал в обычный блокнот, ручкой. Туда с собой нельзя брать телефоны, ноутбуки, другую технику. Да и надобности в них не было. Наши сим-карты там не работают, только местных операторов. А смартфоны нужны были как навигаторы – заранее скачивали на них приложения с картами, и они работали без интернета. Так легче было находить нужные населённые пункты. Для связи у нас был штабной телефон с местной сим-картой. С него мы отправляли домашним весточки, давали знать, что с нами всё в порядке.

– Как выстраивался ваш день?

– Первая моя поездка длилась 23 дня, хотя по стандарту – две недели. Но обстоятельства сложились так, что пришёл гуманитарный груз, и его нужно было доставить. Вторая поездка была короткой, те самые две недели. Хотел побывать там на Новый год, чтобы поздравить детей. Пришло очень много гуманитарного груза, его нужно было разобрать. Представьте, приходят огромные тюки. Их содержимое надо правильно классифицировать, чтобы потом можно было всё это быстро разгрузить и отправить адресатам: военным, в больницы, в епархии. Этот Новый год прошёл у меня на огромном складе.

– Поздравить детей удалось?

– Мои коллеги ездили с подарками по домам, поздравляли, а я трудился на складе.

– Дмитрий Станиславович, а как там налажено питание, быт? Где спали?

– О, это всегда по-разному. Спали в самых безопасных местах – подвалах или бомбоубежищах. На высоких этажах нельзя – прилёты могут быть и ночью. Несколько раз бывало такое, и нам приходилось срочно эвакуироваться. Иногда, когда мы были далеко от линии соприкосновения, оставались в пустующих детских садах или школах. Вторая поездка отличалась от первой. Наша география расширилась от Мариуполя до Рубежного. Мы курсировали по огромному отрезку территории. С одной стороны, видели усиление артиллерийского обстрела, а с другой – как Россия отстраивается. Как возводят совершенно новые дороги, корпуса жилого сектора. Представьте: на одной стороне дороги новые дома, а на другой всё изрыто бомбами. Вот это контраст. К тому же по разрушенным зданиям было видно, что до прихода России архитектура здесь вообще не обновлялась. Наверное, с конца девяностых – начала двухтысячных. Эта часть бывшей Украины была явно нелюбимым ребёнком. С приходом России началось восстановление старых заводов – людям нужна работа. Мы общались с огромным количеством жителей Донбасса. Их оптимизм не купишь. Он либо есть, либо его нет. Но они смотрят в будущее с надеждой.

Про дельфинёнка и Марика

– Есть ли ещё моменты, которые тронули вашу душу?

– Конечно. Эмблема гумкорпуса – земной шар, а над этим шаром  – дельфин. На первой ротации, летом 2022 года, было очень жарко, поэтому добровольцы часто ходили к морю. И вот один человек, который ни разу до этого на море не был, после шторма пришёл на берег и увидел брошенного детёныша дельфина. Он взял его на руки и зашёл с ним в море. Тот ожил и поплыл. Эта история очень символична – человек спас дельфина, который украшает эмблему гумкорпуса. Кстати, мы помогаем не только людям, но и животным, привозим для них корма.

Помню историю про пса Марика. Марик – потому что из Мариуполя. Он прибился к добровольцам. Пёс был смышлёным, одна женщина-доброволец забрала его домой, и у него появилась московская прописка.

Мой товарищ из Москвы, Женя Черных, много лет прожил в Молдавии. Он рассказывал о том, как жители молдавской деревни наблюдали за разрушением Советского Союза. Мы очень часто обсуждали эту историю, удивлялись, как произошло, что огромная многонациональная страна распалась? Как теперь жить дальше? Как преодолеть эту вражду? Вывод один – помогать нужно всегда, везде и всем: тушить пожары, искать потерявшихся людей, собирать гумпомощь, ездить на Донбасс…

Досье
Дмитрий Зайцев родился в 1975 году в Нижневартовске. В 1997 году окончил Нижневартовский педагогический институт по специальности «филология». Преподавал в том же институте. Живёт в Урае и работает заместителем директора учреждения «Культура». Автор пособий по русской литературе и мифологии.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах