aif.ru counter
51

Не хватает детского смеха. Врач-инфекционист ОКБ – о работе в обсервации

Алена Курганская работает 25 лет в инфекционном отделении
Алена Курганская работает 25 лет в инфекционном отделении © / ОТРК Югра

Стать врачом было ее мечтой детства. С юных лет примером была мама – тоже медицинский работник: видела, как она работает, и тоже поскорее хотелось надеть белый халат, и надела. Сегодня Алена Юрьевна Курганская – заведующая детским инфекционным отделением окружной клинической больницы Ханты-Мансийска. Закончив медицинский институт в Омске и поработав несколько лет в местной больнице, приехала в окружной центр в 1999 году, сразу начала трудиться врачом-инфекционистом в ОКБ, с 2001-го – завотделением. Вот уже четыре месяца она лечит больных коронавирусной инфекцией. Подробностями своей жизни в новых условиях врач поделилась с «АиФ-Югра».

Дети не болеют, как взрослые

Марина Дергунова, «АиФ-Югра»: Алена Юрьевна, среди ваших пациентов много детей, больных COVID-19?

Алена Курганская: Я врач-инфекционист по своей специфике. Учитывая, что коронавирус – это заболевание инфекционного характера, поэтому на сегодняшний день я работаю с этими пациентами. Единственное, контингент больных немного изменился. Название нашего отделения – детское инфекционное, но дети не болеют коронавирусной инфекцией, по крайней мере активно не заражаются, как взрослые. А если болеют, то не тяжело, чаще всего они носители. Поэтому я работаю со взрослыми пациентами, которые болеют и попадают во взрослое отделение инфекционной больницы.

– А взрослое и детcкое отделения находятся в одном или разных помещениях? Это обсерватор, вы в нем живете?

– Инфекционный корпус разделен на две половины: в одной лечатся дети, в другой – взрослые. Врачи, которые раньше оказывали помощь юным пациентам, теперь работают со старшим контингентом. Есть медработники, которые боятся приходить домой в целях профилактики нераспространения инфекции на своих родных и близких, они проживают в гостинице. А что касается меня, я хожу ночевать домой, и это скрашивает мою жизнь. Я считаю, что при соблюдении всех правил, использовании средств индивидуальной защиты на работе, в общественных местах риски заразиться минимальны. В целом моя жизнь мало чем отличается от той, что была раньше, несмотря на то, что мы сегодня работаем, используя средства защиты, которые значительно отягощают наш труд в плане дыхания, зрения. Ведь приходится носить очки, дышать через респиратор, и это не 15 минут, а пять–шесть часов в день. Из-за этого осложнилась наша работа, а так все то же самое, что было и раньше.

Пока нет универсального препарата, который бы сто процентов доказывал свою эффективность при лечении коронавирусной инфекции

Обращений стало меньше, но тяжелые больные есть

– За четыре месяца как изменился характер ковидных больных, их стало больше, меньше, увеличилось число тяжелых или наоборот – чаще выписываться стали? 

– Был период, когда мы отмечали увеличение числа поступающих больных, в том числе и среди городских жителей (в ОКБ Ханты-Мансийска лечатся больные со всего округа). Но на сегодняшний день ситуация имеет тенденцию к стабилизации. В последнее время обращений стало меньше. Тяжелые больные есть. Это те, кто имеет сопутствующие заболевания – сахарный диабет, ожирение. У таких больных коронавирус протекает тяжелее.

– Достаточно в вашем отделении персонала, средств индивидуальной защиты, лекарств, оборудования?

– Врачи и весь персонал, который работает с коронавирусными пациентами, полностью защищены. Дефицита ни в чем не было и нет. Средств индивидуальной защиты достаточно, точно так же, как и всех лекарственных препаратов, которые утверждены методическими рекомендациями Минздрава России. Персонала в нашем отделении тоже достаточно.

– Понятно, что врач-инфекционист в принципе владеет методикой лечения любых инфекционных заболеваний. Но COVID-19 – это совершенно новый вирус, пришлось какие-то новые технологии применять?

– По своей сути это вирусная инфекция. Но мы столкнулись с тем, что не знали, как ее лечить, так как это новый вирус. И на сегодняшний день еще масса вопросов и пока нет универсального препарата, который бы сто процентов доказывал свою эффективность при лечении коронавирусной инфекции. Лечение происходит согласно современным клиническим рекомендациям, которые выпускает МЗ РФ. На сегодняшний день мы работаем по 7-й версии этих рекомендаций, что отражает тот факт, что подходы к лечению меняются систематически по ходу течения пандемии.   Неприятность этой инфекции заключается в высоком проценте развития пневмоний, которые возникают в результате инфицирования коронавирусом. COVID-19 – это новая инфекция для человека, и, естественно, иммунитета на него у людей нет. Поэтому имеется повышенная заболеваемость.

Риск принести инфекцию в дом у врача-инфекциониста есть всегда

– Не страшно работать с такими больными в такой тяжелый период? Не боитесь заразиться?

– Сказать очень сложно, но, честно говоря, страха в плане заразиться не было. Скажу, что не страшно.

– А ваши родные наверняка переживали за вас, за себя?

– Они всегда переживают. Но я же всю жизнь работаю в инфекционном отделении. Поэтому риски принести инфекцию любого характера в дом есть всегда, независимо от того, коронавирус это, грипп, ротавирус, энтеровирус. Но при соблюдении правил личной гигиены и индивидуальной защиты всегда все получается хорошо. Мы с мужем проживали вдвоем. Мой сын-студент приехал домой в мае. До этого он находился в другом городе на обучении, затем, как и все студенты, был переведен на дистанционную форму. 

– Вы сказали, что приходите домой только ночевать. А как с бытом? Например, кто у вас дома ходит в магазин?

– Это поручение у нас лежит на муже – поход в магазин.

– На ваш взгляд, если бы наши жители лучше соблюдали правила безопасности, режим самоизоляции, меньше было бы больных коронавирусом или это неизбежно?

– С точки зрения эпидемиологии это все-таки неизбежно, потому что какая-то часть населения должна была пройти свое проэпидемичивание, необходима была иммунная прослойка среди людей для того, чтобы в будущем снизилась заболеваемость коронавирусной инфекцией. Но истребить этот вирус невозможно до тех пор, пока не будет выпущена вакцина.

– Хочется, чтобы поскорее все закончилось, или для вас это обыденная работа? 

– Ситуация стандартная в плане того, что это инфекционные больные. Единственное, чего не хватает, это дети. На сегодняшний день, как я уже сказала, мы работаем с контингентом взрослых. Детский смех всегда вдохновляет больше.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах