38

Военный роман семьи Пенчуковых. Долг и любовь – в истории одной семьи

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ-Югра 23/06/2021
В Чечне нужно было учить коллег хранить свои и чужие жизни
В Чечне нужно было учить коллег хранить свои и чужие жизни / Константин Пенчуков / Из личного архива

В России много памятных дат и дней воинской славы. 22 июня мы отдали дань памяти жертвам Великой Отечественной войны, а уже 1 июля будем говорить о ветеранах боевых действий. Локальные войны и вооруженные конфликты продолжают быть частью современной реальности. Так до конца и не усвоены уроки Второй мировой войны. Но от этого не умаляется слава тех, чьи биографии связаны с военным делом.

А в некоторых случаях речь идёт о семейных династиях, где смелость, отвага и честь передаются фактически по наследству. История семьи председателя думы города Ханты-Мансийска Константина Пенчукова из этого ряда.

Неласковая Родина

Константин Пенчуков – ветеран МВД, был и простым опером, и руководителем. Но история его службы, кажется, началась задолго до его рождения…

Город Петропавловск находится в Казахстане. Когда-то эта территория была границей Российской империи. В тех краях, у горько-солёных озёр, по приказу Екатерины II была выстроена сеть казацких редутов (земляное или каменное укрепление, обнесённое рвом. – Прим. ред.) для защиты от джунгаров.

А на высоком берегу Ишима построили крепость в честь святых апостолов Петра и Павла. Здесь в казачьем полку служил прадед Константина Львовича – Нестор Гаврилович Табанаков.

Нестор рано остался сиротой, но знал, что в 18 лет ему придётся идти служить в казачий полк. И на службу надо прийти в полном обмундировании, с конём, шашкой и ружьём. Чтобы заработать на это, парень устроился к местным казахам пасти скот.

Денег заработал, отслужил, как положено, женился и устроился работать к купцу Казанцеву – подбирал для него лучших лошадей для продажи за границу. И всё было хорошо, пока не распалась империя.

Купец бежал. Нестор Гаврилович тоже был вынужден скрываться от мобилизации, чтобы не дать в обиду свою большую семью. Сначала приходили и всех запугивали белые, потом красные, потом снова белые. Сдаться пришлось, когда очередные рекрутёры пригрозили расстрелять жену Нестора Гавриловича – прабабушку Константина Львовича. Казак снова отправился служить.

Судьба уберегла его от пуль, зато чуть не сгубил тиф. В полку разразилась эпидемия. Нестор Гаврилович несколько недель находился на волосок от смерти. О том, что было во время болезни, он не помнил. Очнулся в санитарном поезде, уходящем на восток. Ни денег, зашитых женой в кушак, ни самого кушака, ни документов при себе у казака не было.

В этом поезде Нестор Гаврилович попал из России в Китай. Обосновался у границы, нанялся перевозчиком на реку и стал вдали от семьи как-то налаживать свою жизнь, не теряя надежды вернуться на Родину. И вот однажды к нему в лодку сел один русский. Как потом рассказывала дочь Нестора Гавриловича Клавдия Табанакова, бабушка Константина Львовича, тем русским оказался всё тот же купец Казанцев. С помощью старого друга казак и вернулся домой, да ещё с подарками.

Но счастливой жизни в обновлённой России так и не вышло. В годы красного террора под прицелом большевиков оказались и казаки как классово чуждый элемент…

Безымянный политрук

На долю деда Константина Львовича – Пенчукова Константина Петровича выпала Великая Отечественная война. Он служил на фронте политруком. Однажды поднимал роту в атаку и подорвался на мине. Долгое время семья даже не знала, где он похоронен. Константина Львовича назвали в его честь.

Восстановить память о деде удалось недавно. Помогли ветеранские организации, архивы и военкомат. Дед Константина Львовича, как оказалось, был похоронен в безымянной братской могиле под Воронежем. Теперь имя Константина Петровича Пенчукова нанесено на мемориальный камень вместе с именами тех, кто похоронен вместе с ним.

Выбор правнука

В детстве Константин Львович с сёстрами проводил много времени у бабушки, которая из Петропавловска никуда не уезжала.

Трудно сказать, сыграла ли наследственность какую-либо роль в том, что Константин Львович захотел стать милиционером, когда окончил школу. Сам он говорит, что в правоохранители пошёл из-за обострённого чувства справедливости и под впечатлением от детективов «Петровка, 38» и «Огарёва, 6».

После выпуска из школы милиции Константин Львович 13 лет отработал в уголовном розыске. Начинал в райотделе в Темиртау – городе спецпереселенцев. Здесь перемешались все: и уголовники, и те, кто во время войны жил на оккупированных территориях, и спецпереселенцы… Преступления совершались не то что каждый день, а, казалось, ежечасно! Кражи, избиения… Закончит опергруппа с одним происшествием, её тут же вызывают на другое, а потом ещё и ещё одно – перекусить было некогда. И эта служба совсем не походила на советский детектив.

Затем была служба в Карагандинском областном управлении МВД, где Константину Пенчукову пришлось заниматься раскрытием тяжких преступлений, убийств.

На службу надо было прийти в полном обмундировании: с конём, шашкой и ружьём.

Боевик из девяностых

Из Караганды Константин Пенчуков снова перебрался в Петропавловск. И тут на его долю выпали испытания, сравнимые с теми, что пережил его прадед. Только без войны, тифа и выбора, который приходится делать на грани жизни и смерти. Но, чтобы выжить, потребовалось собраться всеми силами и духом.

Сегодня Константин Львович вспоминает, что по большей части именно мобилизация милиции помогла предотвратить гражданскую войну и разгул бандитизма, справиться с террористами, которые хлынули с Кавказа в Казахстан залечивать раны. Милиционеры постоянно были при оружии, и вопрос жизни и смерти зависел зачастую только от скорости реакции.

Тогда в милиции и зарплату по пять месяцев не платили, и бензина для служебных машин не было. Помните, «на службу – со своим конём и шашкой»?  Вот и в новое время выкручивались как могли.

 А криминал чувствовал свою силу. В любой момент на голову милиционера мог «случайно» упасть кирпич с крыши, за любым углом мог подстерегать преступник с ножом, топором… Приходилось отстреливаться, драться, отбиваться. Как в лихом кино о девяностых. Только это было не кино, а реальная жизнь.

Но, подчеркивает Константин Пенчуков, если кто-то из милиционеров пострадал, то «разматывали» всех подозреваемых до седьмого колена и очень жёстко. Поэтому милицию боялись. Поэтому до криминальной войны не дошло.

Двадцать лет на «северах»

Из Казахстана пришлось уехать. Родина для Константина Пенчукова, как и для его прадеда, осталась за границей. В Кургане Константин Львович стал гражданином России. А для жизни выбрал Ханты-Мансийск, который в то время начал стремительно развиваться.

Приехал с одним чемоданом. В новом коллективе подполковнику из Казахстана всё пришлось начинать с нуля, с самой низшей должности в штабе. И работать, работать, работать. И подсчитывать мелочь в кармане и прикидывать, что купить: пачку сигарет или «доширак»?

Но в коллективе большинство были такими же приезжими, как и он сам. Все друг другу помогали. И уже кажется закономерным, что Константин Пенчуков смог реализовать свой потенциал, став через несколько лет заместителем начальника окружного управления МВД.

В органах внутренних дел Константин Пенчуков прослужил до 2007 года – 25 лет и семь месяцев.

Сейчас он растит младшую дочь, радуется успехам старших детей. Неохотно отвечает на вопросы о командировках в Чечню. Говорит, что просто учил коллег хранить свои и чужие жизни, готовил их к трудностям, которые сам уже давно преодолел, помня о своём долге перед страной и семьёй.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах