88

Личный вклад в урожай

Марго весну не любила. По многим причинам. Снова вылезет из-за облаков солнце – в шубе станет жарко, в дубленке-облегченке по утрам отчаянно холодно. После – скользко. Еще позже – говнисто-слякотно. А тогда, когда наконец-то нужно будет успокоиться и наслаждаться временем и собой – наступит этот горячечно-отчетный период. Неотвратимо навалится сад. Муж как всегда скажет, что это семейная святая обязанность – посвящать выходные и трудовые вечера землекопанию…

Марго весну не любила. Поэтому с приближением апрельско-майской страды всегда впадала в депрессию.

Кому-то, может, и радость…

— Рита, мама звонила, – сообщил за ужином муж.

У Марго противно засосало под ложечкой. Она не смогла скрыть раздражения и бросила вилку. В тишине вилка зазвенела, как набатный колокол.

— Если ты не хочешь, можешь не ездить…

— Чтобы твоя мама рассказывала потом всем, что я – белоручка. И, что, несмотря на то, что нет детей и дел, не помогаю ей растить какую-то там зеленую фигню?!

— Там нет никакой зеленой фигни еще, – примирительно сказал муж, – Нужно вскопать, навоз разнести…

— Навоз?!!!

— Рита, все. Не нужно никуда ехать. И – я не обижаюсь.

Когда легли спать, Марго долго возилась и крутилась, поудобнее устраиваясь в постели. Как-то неудобно она себя чувствовала. Вроде бы все правильно сделала, а с другой стороны… Ну, ладно бы она чего-то ела из садово-огородного. Так нет же, Марго на строжайшей диете! Только пророщенная пшеница, стручковая фасоль, красная рыба на пару… И никаких там плебейских свеколок-морковок! Если необходимо – она это все в супермаркете купит. Упакованное, подходящего размера.

С другой стороны – мать у мужа старая, больная. Сад для нее это прежде всего радость. Дурацкая вот такая, но радость. Тетка она незлобливая, со своим деревенским умишком. Просит помощи, потому что сама не справляется. Муж все равно соберется и поедет. Сделать что ли доброе дело?

— Рит, ты все одеяло себе забрала, – сонно возмутился муж.

— Все уснуть не могу, мысли одолевают. Надо бы, наверное, к матери твоей съездить…

— Правда? Нет, ты серьезно?

— А что такого? Кто ей там вскопает этот проклятый участок?

— Ритуль, да я. Я все сам сделаю, ты просто с ней побудешь, на солнышке позагораешь…

Супруг нежно обнял Марго и счастливо засопел. А она еще примерно с полчаса подумала о том, какой бонус нужно будет стрясти с довольной второй половины за это «общество трудовых резервов».

Стоящая вещь

Все оказалось именно так, как Марго себе и представляла.

— Риточка, сынок! Вы что, в этом работать будете? – Запричитала свекровь, – Вы переодевайтесь, вон у меня, целый шкаф одежды разной.

— Я переодеваться не буду!

— Марго, ну, не накаляй ты ситуацию, она сейчас вся испереживается…

— Я не хочу выглядеть, как огородное пугало.

— Ну, кто тебя здесь видит?

— Я сама прежде всего. Или ты хочешь, чтобы я сейчас домой поехала? – зашипела Марго.

Переодеваться Марго не стала. Конечно, одежда уже через пару часов одежда запахла навозом и еще сотней непередаваемых огородных запахов. Марго терпела. Она, сцепив зубы, слушала подробные наставления относительно посадки гороха и цветов, и представляла, как пойдет в ювелирный магазин и выпросит у мужа потрясающий золотой браслет. Вот так. Пусть платит за ее страдания.

— Вот так, Риточка, а теперь это все полить хорошенечко… Из леечки.

— Сейчас полью.

За обедом свекровь поведала им, ради чего, собственно, пригласила:

— Меня ведь в больницу кладут через неделю.

— Мам, что-то серьезное? – встрепенулся муж.

— Да нет, обследуют меня все, обследуют. А лекарство от старости так и не нашли, – невесело улыбнулась пожилая женщина, – Нужно бы за садом присмотреть. За посадками, гряды вскопать…

Прежде, чем Марго смогла что-либо произнести, муж торопливо закивал:

— Конечно, мама, не волнуйся. Все будет в порядке.

…Через четыре дня на запястье Маргариты красовался фееричный золотой браслет. Подруги восхищенно зацокали.

— Муж подарил?

— А то кто ж еще?

— Стоящая вещь.

— Любит меня, стало быть, – подлила масла в огонь Марго. Пусть завидуют. А о том, что ей за это неделю ездить в земле копаться – говорить не обязательно.

Просто люблю работать

Сад до добра не доводит, это Марго знала, еще, когда была маленькой девочкой. Вот и в этот раз «чуйка» не подвела.

— Дорогой, мы сегодня не лишку вскопали?

— Давай еще чуток, и завтра пропустим день. Честно говоря, я немного подустал.

…То, что браслета на запястье нет, Марго заметила примерно к концу копания. Внутри похолодело. Никуда, кроме этих проклятых земельных соток, он деться не мог. Значит, закопали.

— Рит, ты чего встала?

— Да так…

— Ну, давай закругляться тогда, – устало разогнул спину муж.

— Знаешь, чего-то мы сегодня филоним. Копаем неглубоко совсем. Мать твоя перекапывать еще потом возьмется… Знаешь, ты посиди пока, я тут подправлю кое-что…

Сказать мужу о браслете Марго не могла – это ж сколько громов и молний он на ее голову вывалит. И потом уже долго ничего не купит, она его дурную сущность знает!

Марго исступленно копала, пока не стемнело. Муж смеялся, подшучивал. Говорил, что так качественно не копал даже его покойный отец. Тело ныло, руки отказывались держать лопату. Браслет никак не находился.

На следующий вечер Марго еще по пути с работы затормошила мужа:

— Копать поехали…

— Давай выходной устроим, у тебя прямо зуд какой-то начался.

— Давай отдыхать потом будем, когда все сделаем…

— Рит, я тебя прямо не узнаю.

— Чего странного? Просто люблю работать.

***

Браслет, кстати, нашелся совершенно случайно у мужа в машине. На мойке его выгребли с мусором из-под сидения. Но к тому времени Маргарита уже и навоз растаскала, и огород вскопала раз на три. А еще она перебрала все в садовом домике и привела в порядок теплицы. Свекровь приехала – свое хозяйство просто не узнала!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах