aif.ru counter
136

Город на букву «Л»

То, что ты в конце концов находишь, далеко не всегда клад

Сколько в России городов на букву «Л»? Гораздо больше сотни. Когда Олежка был маленьким, он их знал почти наизусть. Все: маленькие, большие, удаленные и не очень. Знал. И мечтал проехать по всем, чтобы найти Вику.

Чья-то погибель

Когда в детский сад пришла Виктория, воспитательница только ахнула:

— Вот погибель чья-то растет. Краса-девка будет!

Вика знала, что красива, кажется, с рождения. Понимая собственное преимущество, вела себя соответственно. Маленький Олежка от такой невиданной красоты просто потерялся. Растаял, как снеговик на обманном мартовском солнце. Воспитательница и не предполагала, что краса-девка растет на погибель ее собственному сыну.

— Ты будешь мой, Олег.

— Твой?

— Ну, как слуга у принцессы. В книжках у принцесс всегда есть слуги и пажи.

— Я буду пажом.

Не принц, а слуга, паж. Но Олежка радовался и этой малости. Убирал игрушки, плавно вел в танце. Все для того, чтобы на завтраках, обедах и ужинах смотреть, как красиво она ест.

— Да не бывает такой привязанности у детей его возраста! — доказывал маме отец.

— А у него почему-то есть, — вздыхала мать.

— Подождем, что будет дальше.

— Давай подождем. Но я как педагог тебе говорю, это что-то невероятное.

А Олежке казалось, что что-то невероятное — это Виктория. Она могла быть загадочной, смешливой, но никогда не была неприступной. Для него.

— Я — принцесса, ты должен служить моей красоте, — разъясняла она в ходе игры, — так и в книжках написано.

И он читал-перечитывал книжки. У Спящей Красавицы, у Золушки всегда имелись принцы. Пажи же были безмолвны. Свою роль Олег исполнял трепетно и вдохновенно, ему наверняка дали бы «Оскара». Но статуэтка — для всех лишь часть жизни. Для Олега Вика была всей жизнью целиком.

Грязный платок

В школе они сидели за одной партой.

— Это удобно, — разрешила Вика. Олег согласился. Удобно. Смотреть, как взлетают черные птицы-ресницы. Потом доносить до дома портфель, одалживать промокашку для записок, точить карандаши…

— Чего он нашел в ней? — недоумевала мама, — надменная и пустая. Кукла фарфоровая.

— Это пройдет. В переходном возрасте, — убеждал жену отец, — мальчик просто ценит прекрасное. Как природу. Может, он видит в девочке то, чего не замечаем мы.

Ну да, Вика была для Олежки бабочкой-махаоном. Только вот сачка не было.

А в пятом классе его избили за школой.

— Такая девочка не для тихонь, — предупредил напоследок рослый восьмиклассник. — Побеждает сильный, а сильный — это я. Понял, ботаник?

Олег собрал в порванную сумку рассыпанные тетрадки, утирая текущую из носа кровь. Вика ждала у дверей класса:

— Как дуэль?

— Ведь видишь, — прошептал побежденный.

И тогда она протянула ему белоснежный платок. Как в сказке. Олег даже оробел от такого милосердия, обычно Виктория даже стирательной резинкой не делилась. Робко взял. Капли крови нестерпимо краснели на белом и нелепо расплывались.

— Спасибо. Я … верну.

— Можешь не трудиться. Все равно он уже будет грязный.

— Мама выстирает.

— Это все равно, — она повернулась и удалилась.

Тогда Олег не понял, почему платок, который ему одолжили, ни в коем случае не нужно возвращать. Он даже обрадовался. Можно будет класть его под подушку. Вспоминать драку и Викину благодарность, да за такое и разбитого носа не жалко.

А через три месяца Виктория навсегда уехала из города.

Найду и женюсь

— Не помню, куда, — отмахивалась учительница,  — так спешно уехали. Папе Викиному новое назначение дали. Какой-то город на «л». То ли Луганск, то ли Липецк. Не знаю.

Олег решил, что городов на «Л» не так много, если правильно все рассчитать, то Викторию он найдет очень скоро. Она стоит любых усилий.

После школы Олег поступил в геологический.

— Найду ее и женюсь, — объявил родителям.

— Ты ж ей не нужен, — только и охнула мать.

— А она мне — нужна.

Города на «Л» стали пунктиком Олега. Лугански, Липецки, Луцки. В институте шутили, что если в кроссворде попадается географическая точка на «Л», обращайтесь к Иванову. Олег отправлял запросы, получал невразумительные ответы, снова отправлял запросы… И нигде, нигде не было и следов Виктории Игрицкой.  Олег не отчаивался. Была цель, были средства ее достижения.

— Сколько вокруг девушек хороших, а я, видно, внуков не дождусь никогда, — вздыхала мать.

— О чем ты говоришь, мама! Разве про Вику так можно?

— Да что это за божество такое?

А Олег верил, что Принцесса точно так же грустит по своему пажу, вспоминает его и ждет.

Это не Виктория

Викторию он увидел по телевизору. Узнал сразу. Не узнать черты, которые засмотрел до дыр на фотографиях, невозможно.

— Жена одного из крупнейших рестораторов не только столицы, но и России, в прошлом жила в одном из маленьких российских городков, — рассказывал корреспондент, — А сегодня Виктория — первая леди среди людей своего круга. Учредитель благотворительного фонда…..

Олег выключил звук. Там, в другой застекольной жизни, кружились картинки-люди. Ослепительная женщина с длинными волосами улыбалась в кадр. Он смотрел на экран, но не на девочку из своего детства. Это не Виктория, Олег так и не нашел Принцессу.

Он смотрел на ее мужа — сморщенного коротышку лет шестидесяти. Коротышка начальственно положил волосатую лапку на бедро жены и чего-то верещал, давясь сигарой. Как герой гангстерских американских фильмов второй категории. До боли в зубах муж Вики напоминал Олегу тот самый грязный платок, который она отказалась брать назад.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах