aif.ru counter
10.05.2013 10:47
Надежда Губарь
57

Надежда Губарь: Самый дорогой никто

Сюжет Губарь. Житейские истории

Она стояла у больничной двери со страшным словом «реанимация» и будто видела себя со стороны: ссутуленные поникшие плечи, старая растянутая трикотажная кофтерка с рынка, седина в волосах… Ничего примечательного. Женщина в возрасте увядания, как сказал бы он. Сказал бы, если бы мог. Двери все не открывались. Они молчали уже не один час. Умом она понимала, что стоять здесь глупо и бесполезно, но поделать с собой ничего не могла. Вздохнула, еще раз поглядела на дверь и медленно побрела к окошку справочной.

– Мне бы про Крашенинникова узнать…

– А вы, простите, кто ему будете?

– По-вашему получается, что никто, а он мне – самый дорогой человек…

Глаза-васильки

Ах, как она любила трогательные васильки. Их охапками откуда-то таскал Валерка. Таскал и приговаривал:

– Наслаждайся, Танюха, станешь женой, цветов таскать никто тебе не будет.

– Почему? – недоумевала она.

– Зачем, если все равно жена?! – апеллировал Валера.

Тане тогда казалось, что это очень веселая шутка. Если бы знать, если бы знать…

На их с Валеркой свадьбе гулял весь курс. Шумно, весело, по-студенчески. Задарили невероятно нужными в быту, но неоригинальными подарками родственники, совершенно ненужными, но такими оригинальными подарками – друзья. Олег тогда почему-то на свадьбу опоздал. Она сейчас и не помнит уже, почему. Пришел и преподнес васильки. Только хрустальные.

– Как глаза твои, Танюша, будь счастлива.

– На заказ ведь делал, поразить хотел, – сказала потом Татьяне подруга, – он такой, Олег, ему вечно выделиться надо.

Валере подарок тоже не пришелся по вкусу:

– Безделушка какая-то, лучше бы денег подарил.

– А мне нравится.

– Бабе всегда бабская вещь нравится, – хмыкнул муж, – Иди лучше на кухню, приготовь чего-нибудь.

Он не любил сентиментов, ее Валера. Любил поесть, отдохнуть, чтобы дома было чисто, и чтобы никто не мешал. Особой любовью любил охоту, где пропадал половину отпуска. Вторую половину занимался шкурками, чисткой ружья и прочими сугубо мужскими делами. Таня не мешала. Она ждала одного: что родит ребенка и все враз изменится в лучшую сторону.

Особое разрешение

– Валера, что-то у нас неладно.

– В смысле?

– Столько живем вместе, а я так и не забеременела…– Таня покраснела.

– Так сходи к врачу.

– Может, вместе?

– Я здоров. Я – здоров. Запомни своими куриными мозгами. Проблема в тебе.

Таня сдавала анализ а анализом, проходила обследование за обследованием и – ничего.

– Вы уверены, что муж здоров?

 

 

Она только разводила руками. За годы семейной жизни Тане ни разу в голову не пришло, что Валера может просто-напросто врать. Отчаявшись завести своего ребенка, она решила усыновить чужого. Муж просто вскипел:

– Что тебе, курице, на насесте не сидится? Не можешь сама – успокойся и живи дальше. А чужого выродка мне не надо, поняла?!

– А мне надо. Иначе с собой покончу. Валера, мы ведь не помешаем. Будем тихо в комнатке жить, а ты – в другой… Валера, – Таня опустилась на колени, – я никогда ни о чем тебя не просила…

– Я подумаю.

Так в их доме появилась Светланка. Маленький запуганный звереныш, иначе не скажешь. В свои пять она говорила едва ли тридцать слов и вздрагивала от малейшего шума. А больше всего боялась отца. Валера жил теперь в большой комнате и, чтобы посмотреть телевизор, к нему нужно было долго стучаться. Хотел – открывал, хотел – нет. Мультики Светланка видела только по большим праздникам…

Милая моя Танюшка

На вечер встреч выпускников она попала случайно. Решила оформить копию потерявшегося диплома, забежала после работы, а тут…

– Танюшка! Василек!

– Олег! Крашенинников! Как ты тут?

– Да не только я, весь курс наш тут. Пойдем, – потянул он за руку.

– Нет. Знаешь, мне, пожалуй, нечем гордиться, нечего рассказать, – к горлу подкатил ком.

Олег потянул ее за руку и вот они уже в пустой аудитории. И вот уже Таня рассказывает ему все. Про Валерия, который сделал из нее домработницу, про Светланку, у которой проблемы со здоровьем и трудный переходный возраст. Про то, что никто ни разу за все время не подарил ей ни одного цветка…

– У нас даже полки в холодильнике разные. Его продукты и наши со Светой. Фактически мы – чужие люди. Живем как в разводе.

– Так разводись. Танюша, это судьба, что я тебя встретил. Просто забыть ну, никак не получается. Я ведь не женат, не нашел такой, как ты…

– Не нужно, Олег.

– Нет, нет, я только хочу защищать тебя, быть рядом, помогать. Чтобы ты душой оттаяла.

Оттаивала она десять лет. Сначала не могла развестись, потом не могла разъехаться, потом выросла Светланка, заневестилась, засобиралась замуж. Все это время Олег приезжал, помогал, звонил и ничем не намекал о большем. Таня сама стала об этом думать только тогда, когда наконец-то приобрела отдельную квартиру. Позвонила среди ночи.

– Что-то случилось, Танюша?

– Я кажется наконец-то оттаяла, Олег…

– Солнышко ты мое, сейчас буду!

И все. История закончилась банально и жестоко. Машину занесло на трассе, водитель не справился с управлением. Ее и вызвали сюда потому, что Татьяна была последней, с кем Олег разговаривал. Чудом уцелел мобильник, так бывает…

– Понимаете, он мне никто, но в то же время самый дорогой человек, – шептала немолодая женщина, – знаете, так бывает. Это долго объяснять… Вы только скажите, как он. Просто скажите…

– Видите ли.

– Я все понимаю, только мне очень нужно, – на молоденькую сестру смотрели удивительного василькового цвета глаза.

– Он скончался.

Глаза погасли. Они смотрели на сестру все также, но погасли и было ясно, что их только что безжалостно затоптали, эти васильки. Навсегда.

 
Надежда Губарь

журналист

«Аргументы и Факты - Югра»

Самые интересные истории из жизни журналиста Надежды Губарь в сюжете «БЛОГИ».

 

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество