aif.ru counter
210

Надежда Губарь: Последний звоночек

— Я сегодня самая счастливая.

— Все невесты так говорят.

— Я – счастливее многих невест, потому что я еще и мама.

— Да. Все успела разом, – мать засмеялась. Она тоже считала, что у дочери все на редкость удачно сложилось.

Первый предупредительный

Аня встретила Женю на вступительных экзаменах. Встретила и сразу поняла, что пропала. У Жени были удивительные глаза: темно-синие, бездонные. И, вообще, он отличался от сверстников. На все и по каждому поводу имел свое мнение. Был вспыльчивым, но быстро «отходящим».

— Чтобы жить вместе, не обязательно вступать в брак, – говорил Женя. – Сначала нужно попробовать, получится или нет.

Аня была согласна. Она была согласна с каждым словом молодого человека. Маме сказала, что будет жить в общежитии, сама переехала на съемную квартиру. Жили хорошо. Так, как живут практически все студенты: с шумными вечеринками, ночными «сессионными» бдениями, голодными вечерами, ссорами и примирениями.

— Аня, разве так можно? – негодовала мать. – С незнакомым мужчиной в квартире. Я этому тебя учила?!

— Он хороший, мама, очень хороший.

— Допустим, я верю, но давай-ка все по очереди. Сначала с родителями знакомьтесь, потом съезжаться будете.

Женя произвел на маму положительное впечатление. Такой серьезный, вдумчивый молодой человек.

— Думаю, мы обязательно поженимся. Только третий курс перевалим.

— Вообще-то, я против гражданских браков.

— Знаю, Аня мне говорила.

— И что?

— У меня на этот счет есть собственное мнение, извините.

Гром грянул, когда Аня сообщила, что ждет ребенка. Ситуация, как это часто бывает, совершенно не благоприятствовала.

— Нам это сейчас не нужно, – убеждал Евгений.

— Он будет маленький, хорошенький, совсем-совсем не капризный, – в исступлении убеждала в тысячный раз Аня.

— Да опомнись ты! – Женя от души ударил девушку по щеке. – Как в транс впала!

Аня машинально прижала руку к горячей красной щеке. Глаза стали огромными.

— Не хочу тебя видеть! Не приходи больше, понял?! Дурак!

Хозяин в доме

Поженились, когда беременность Анны стала заметной. Долго дуться на Женю она не смогла.

— Ну, сама посуди, как можно было тебя по-другому из ступора вывести?! – разъяснил он.

Нельзя не согласиться. Тем более, что будущую маму он окружил всяческой заботой.

— Только давай на берегу договоримся, Анечка, дома я буду хозяином.

— Да ради Бога.

— Нет. Отнесись, пожалуйста, серьезно. У меня самого дома так: как отец сказал, так и должно быть. Только так, и никак по-другому.

— Да поняла я, вот еще…

Первый серьезный синяк Аня получила, когда маленькому Игореше не исполнилось и трех месяцев. Отвлеклась на крики сына и забыла утюг аккурат на костюме мужа. Дорогущий выходной костюм был безнадежно испорчен. Справедливости ради стоит сказать, что ударил Женя не сразу. Сначала они долго выясняли отношения. Ошарашенной жене объяснил:

— Аня, я просто выхожу из себя, когда меня обвиняют в том, чего нет на самом деле. Ты же собрала в кучу все: ребенка, родителей, личное. Я не мог до тебя докричаться.

— Ты сделал мне больно.

— Ну, прости, солнышко. Давай компресс сделаю. Маме скажи, что об косяк ударилась. Как-то неловко перед тещей.

Аня не боялась мужа. На вопрос про насилие в семье она ответила бы отрицательно. Нет, нет его, этого насилия в их с Женей союзе. Ну, вышел из себя несколько раз, так ведь это она, Аня, скандал спровоцировала. Синяки Аня замазывала тональником, на вопросы матери не отвечала. Зачем, если все в порядке?!

— Как ты можешь терпеть, – возмущалась лучшая подруга. Ведь он тебя БЬЕТ!

— Бьет – это когда каждый день по пьянке, а Женя совсем не такой. Он просто вспыльчивый. Потом извиняется, делает компресс.

— Ты, Анька, жертва по психотипу. На таких и ездят.

Личное дело

— Аня, что происходит?

— А что происходит, мама?

— Мне кажется, у вас дома не все ладно…

— …

— Женя поднимает на тебя руку?

— Нет, мама.

— Ты отрицаешь очевидное.

— Мам, а когда ты нас с братом шлепала в сердцах по попе, это как называлось?! Рукоприкладство? Нет? Ну, вот и у нас нет. Это личное дело каждой семьи, на то она и семья.

И нельзя сказать, чтобы Аня была покорной и робкой. Но, вот, видимо, как-то все сложилось у нее в мыслях в единую мозаику. Когда смотрела фильм с Дженнифер Лопес, всерьез переживала: ее-то муж избивает.

— Женя, ты уж не нервничай так, потом сам переживаешь.

— Стараюсь, но иногда ничего поделать не могу.

Так и жили. Повздорят – Аня синяк замажет и снова-здорово. Женя цветы купит, кольцо из ювелирного принесет. Игорек размолвки видел, но принимал их, как должное. Видимо, так у них, взрослых, принято.

— Ваш сын бьет детей, – жаловалась воспитательница.

— Наказывайте, – разрешали родители.

— Так он и на меня замахивается!

— Я разберусь.

Разбирательство отца закончилось кровоподтеками на спине сына. Игорь, как привык и как видел, решил замахнуться и ударить отца. Ударил. Евгений не сдержался и ударил в ответ. Потом вошел в раж. Когда Аня прибежала с работы, Игорь уже не плакал, он лежал на животе на своей кровати и всхлипывал. Без слез. От отца отмахивался слабо, но постоянно.

— Да что же ты за зверь-то такой!

— Аня, я не хотел. Он как-то сам. Ударил меня, понимаешь, сам. Он…

— Это ведь ребенок! Твой ребенок!

— Так я, это, компресс.

— Компресс! Мы уходим. Сейчас же, сию минуту. И не смей задерживать. Хватит.

— Да ты что, Аня. Сколько лет так жили. Как люди.

— Это, как в театре, Женя. Последний звонок прозвенел. Пора начинать играть собственную пьесу.

***

Аня переехала к матери. Развод до сих пор официально не оформлен, Женя постоянно предпринимает попытки договориться с женой. Аня на контакт не идет и запрещает мужу видеться с ребенком. Женя обещает измениться, жена ему не верит. В качестве последнего доказательства ею получена свежая ссадина…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах