aif.ru counter
26.11.2013 15:32
93

Сергей Дегтярев о Конституции России и работе югорских парламентариев

Об итогах двадцатилетнего действия Основного закона государства и работы югорских парламентариев размышляет Сергей ДЕГТЯРЁВ, заместитель председателя Думы Югры, председатель комитета по законодательству, вопросам государственной власти и местному самоуправлению, руководитель фракции Единая Россия».

Сергей Дегтярев Фото: АиФ

Студент и референдум

– Сергей Юрьевич, 20 лет назад, 12 декабря 1993 г. на всенародном референдуме была принята Конституция России...

– Я тогда был студентом Уральской государственной юридической академии. Для нас, будущих юристов, создание нового Основного закона страны не могло пройти незамеченным. Мы обсуждали его на занятиях, даже деловые игры были – «пишем Конституцию». Нам был интересен и порядок её принятия: все сходили на участки, проголосовали.

– Как думаете, много ли обычных людей прочли этот документ?

– Коллеги-юристы знают его досконально. А большинство людей достаточно далеки от этого. Но многие конституционные нормы входят в нашу жизнь и непосредственно её определяют. К примеру, положения о том, что никто не может быть признан виновным, кроме как по решению суда, никто не обязан свидетельствовать против себя и близких родственников, – ранее, в своей адвокатской практике, мне часто приходилось разъяснять их людям.

– Чем Конституция стала для Югры?

– Вскоре после принятия этого документа я переехал в Ханты-Мансийский округ и убедился, что Конституция для него – большой и важный шаг. Он дал самостоятельность, хоть и в составе тюменской «матрёшки». Да, политическая ситуация и воля определённых кругов не позволили обрести полную независимость. Тем не менее, уже 20 лет как мы интегрированы в эту систему, и не думаю, что много недополучили. Наоборот, Югра серьёзно шагнула вперед. Даже по числу жителей мы обогнали тюменцев, и основная причина – рождаемость. Значит, в округе созданы одни из самых благоприятных условий в России.

Мы – не государство в государстве, но и не просто кладовая родины, сырьевая база, участвуем в общероссийских процессах. Кузница кадров: Сергей СОБЯНИН, Евгений КУВАЙШЕВ, Эдуард ХУДАЙНАТОВ и другие политики федерального уровня «выросли» здесь. Решения Думы Югры полностью соответствуют федеральным законам – за последний год не вынесено ни одного прокурорского протеста. Значит, развиваемся в правильном направлении.

– В последние годы принято немало законов, так и не доведённых «до ума». Много ли таких недоработок?

– Трудно оценить. Правовое здание постоянно, отвечая на вызовы времени, доделывается, перестраивается, но фундаментом остаётся Конституция. На любом из заседаний Думы в повестке – от 20 до 60 вопросов, и часть из них – непременно в развитие конституционных положений.

Как оценить результат?

– Думе Югры скоро тоже исполнится 20 лет. Как можно оценить её работу, каковы основные достижения?

– Я не участвовал в работе Думы первых трёх созывов. Но уверен: важно всё, что депутаты сделали за это время. До неё ведь совсем не было регионального законодательства. Создание правовой системы, правил, по которым развивается Югра, – в большой степени заслуга Думы. В разное время, разными людьми важность тех или иных документов понимается по-разному. Депутатам первого созыва пришлось разрабатывать Устав округа – это сложнейшая работа! Сегодня это всем привычный документ. Ассамблее коренных малочисленных народов Севера важны законы, ею разработанные, – например, о факториях. А бюджет важен всем и всегда, это основа госполитики в округе.

Качество работы законодателей надо оценивать по необходимости принятых законов, эффективности и стабильности. Если каждый год менять правила игры – ни к чему хорошему это не приведет. Хотя бывают особенно «живые» сферы правовых отношений: например, окружной закон об административных правонарушениях постоянно изменяется, дополняется и ставится в повестку Думы 2-3 раза в год, и это естественно.

– А для вас как для депутата, юриста, председателя комитета – что оказалось наиболее близким?

– Например, окружной закон об адвокатской помощи, разработчиком которого я был. Благодаря этому документу сегодня бесплатную квалифицированную юридическую помощь могут получать инвалиды, малообеспеченные, многодетные и другие социально незащищённые граждане. Имеются в виду не уголовные дела, где помощь адвоката гарантируется законом, а гражданские и административные, консультации, представительство в суде.

– Закон работает?

– Да, очень востребован, и финансирование растет. Довольны не все, так как человек, прав или не прав, надеется на выигрыш, а в проигрыше винит юриста. Но в программе участвуют только квалифицированные, опытные адвокаты, нанять которых самостоятельно многим не по средствам. Жалоб не поступает, и это верный признак: когда закон работает – про него не слышно. Как начинает «скрипеть» – идут сигналы, претензии.

До него действовал другой, мертворождённый закон – об оказании юридической помощи в труднодоступных населенных пунктах. Финансирование выделялось, но не использовалось. Чтобы получить от государства оплату услуг, юристу необходимо было выехать в дальнее поселение, найти там малообеспеченного гражданина и оказать ему помощь – всё задом наперед. Сейчас человек приходит в приемную депутата или губернатора – куда обычно идёт за помощью. Если он – «льготник», то получает направление к адвокату, а тому труд оплачивают из окружного бюджета. Всё под контролем, и все довольны. В Санкт-Петербурге такое делается через органы соцзащиты, но мы решили их не задействовать – и так перегружены.

Заглядывая вперед

– Депутаты постоянно приводят окружные законы в соответствие с федеральными. Изменили в Москве термин или цифру – и приходится перелопачивать все документы на местах, которых касаются изменения… Может, стоит когда-нибудь сделать это автоматическим?

– Возможно, в некоторых случаях больше бумаги, чем реального результата… Но если начать упрощать, можно доупрощаться до формализма. Пусть это одна строчка, одно слово, но документ должен быть проанализирован.

К примеру, изменяли законодательство о назначении мировых судей – я внес уточнение, с какого момента считать трудовой стаж. Мелочь, но важная. Недавно вокруг ещё одной цифры шли споры: при госзакупках на какую сумму следует созывать общественные слушания? Рекомендации Минфина – от 100 млн. руб. Но тогда построенный по государственно-частному партнёрству детсад придется выкупать лишь с одобрения на общественных слушаниях. А вдруг появятся новые требования, не оговоренные в контракте, а садик уже выстроен? В защиту инвесторов установлена планка в 500 млн. руб.

– На недавнем заседании одного из комитетов Госдумы звучала идея унифицировать названия законодательных органов регионов. Что вы об этом думаете?

– Если орган плохо работает – дело не в названии. А если хорошо – тогда тоже неважно, как он называется. Когда создавали региональные парламенты, право их назвать отдали регионам. И создавались заксобрания, госсоветы, хуралы… Обяжут переименовать – переименуем. По большому счёту всё равно, буду я депутатом думы или парламента (хотя парламент – это вряд ли, всё-таки идёт возврат к языковым корням). Но денег на такое уйдёт много – как в случае с полицией. Я против механической смены «обёрток». Полагаю, мы встретим свой двадцатилетний юбилей Думой Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество