208

Девичий командир. Ветеран ВОВ - о женском санитарном взводе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-Югра 26/06/2019
Репродукция с выставки
Репродукция с выставки "Фронтовые подруги" Государственный художественный музей Югры

События войны, персонажи отображены в сотнях и сотнях романов, повестей, стихов, журнальных и газетных публикаций. Танкисты, лётчики, артиллеристы, разведчики - основные герои этих произведений. О санитарках, которые вытаскивали раненых с поля боя, рассказано не так уж много, поэтому приведем воспоминания Ивана Павловича Кобылина - лейтенанта медицинской службы, военного фельдшера.

Вчерашние старшеклассницы

Биография его незамысловата: родился в деревне Тюли под Ханты-Мансийском, работал врачом в соседнем Скрипуново (нет давно уже этой хантыйской деревни), а потом в 1942 году закончил омское медицинское училище. Но не получилось на гражданке лечить людей: летом следующего года он уже был на фронте под Ленинградом, командовал взводом - десять санитарок и два-санинструктора. Своё воинство Иван Павлович называл девочками, а его в шутку именовали девичьим командиром.

«Поймите, они совсем молоденькие, вчерашние старшеклассницы, многие - добровольцы. Они ещё и жизни-то не видели, главное для них - защитить Родину. Это было настоящее патриотическое воодушевление. Девочки рассуждали так: сегодня живая, а завтра вдруг убьют?! Они торопились жить, увидеть хоть какие-то радости. Я, парень, удивлялся их отчаянной смелости. Самая отчаянная и смелая была Надька Кизляева: по минным полям как заговорённая бегала, а какие частушки пела! Тоська Киселёва - маленькая, худенькая, а нашего раненого политрука на плащ-палатке с передовой под обстрелом вытащила, ревела от бессилья, но спасла! Были и другие невероятные случаи с ними.

Спасла Саша Канашина немца, надеялась, что он сообщит ценные сведения. Перевязала, он пришёл в сознание и вдруг с ножом кинулся на Сашу. А другой фриц, осознав, что живой, стал клясться, что он никого не убивал. Не знаю, как сложилась её послевоенная жизнь, потому что её, беременную, я отправил в тыл, потом узнал, что она родила сына.

Забыть невозможно

Наша часть удерживала оборону на Свири, потому что давала выход к «дороге жизни» по Ладожскому озеру. Сколько близких нам людей мы тогда потеряли, иногда даже похоронить не могли. Был у меня друг из разведки, Вовка из Сибири. Оба мы играли на губной гармошке, любили петь. Перед тем как ему уйти в рейд, мы так плясали! Не вернулся он из разведки, помянули мы его, выпили по сто грамм. Много лет прошло, но забыть те дни невозможно.

Иван Павлович задумался, что-то вспоминая. «Вы бы видели, как я учил девчонок правильно ползать - смех на палочке! Зато это давало им гарантию остаться живыми. Я старался беречь девчонок, не обижать плохим словом. Однажды мне пришлось с двумя в одном спальнике спать, жаль, что некому было сфотографировать. Другой раз вызвал меня майор: на передовой много раненых, но мне он запретил ползти за ними, но как я мог своих девочек туда одних отправить?! Пополз первым, они щучками за мной, вытащили первого раненого, потом второго и третьего…

Дыхание скорой Победы

Блокаду под Ленинградом сняли, и нас отправили в Мурманск. Баренцево море недалеко, горы, быстрые речки. Совсем другая природа, только наша медицинская служба не изменилась: такие же бомбёжки, обстрелы, и мои девочки с санитарной сумкой, на которой красный крест, спасающие раненых, дыхание скорой Победы уже чувствовалось. Лекарственных средств всё равно не хватало… Я лично собирал лечебный мох, конский щавель, мать и мачеху, другие лечебные травы. В речках было много вкусной рыбы - форели, кумжи, тоже красной рыбы, только маленькой. По полмешка иногда налавливал, весь медсанбат снабжал - персонал и раненых.

Домой вернулся цел и невредим. Поработал в колхозе родной деревни, потом переехал в Выкатное, стал бакенщиком - фонари на бакенах зажигал, обеспечивая судоходство на Иртыше. Как память сохранил Вовкину губную гармошку».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах