aif.ru counter
04.08.2013 13:41
Елена Капитанова
150

В рыбной отрасли Югры - кризис

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. АиФ-Югра 01/08/2013

Развитие несырьевого сектора экономики сегодня - насущная необходимость. Ведь эксперты уверяют: снижение объёмов добычи нефти в Югре не за горами. Чем заменим «чёрное золото»? Может, «живым серебром»? Но в рыбной отрасли, которая в «донефтяную» эпоху была ключевой для региона, ситуация неутешительна. «К деградации рыбной промышленности привело сложение нескольких факторов, - считает председатель комитета по вопросам малочисленных народов Севера, природопользованию, сельскому хозяйству и экологии Берёзовского района Виктор ЛЕВИЦКИЙ. - Наши предприятия пользуются технологиями почти вековой давности, устарели методы хозяйственной деятельности, не хватает кадров. За счёт больших объёмов рыбы, особенно ценных пород, долго удавалось сохранять конкурентоспособность. Но под воздействием климатических условий и антропогенных факторов рыбы в югорских реках стало мало. Теперь очевидно: необходима коренная реорганизация отрасли».

Югорская утопия?

Проблему безрыбья власти собираются решать путём искусственного восстановления популяции и поддержки товарного рыборазведения. Благое намерение вылилось в масштабный проект - он же один из самых известных долгостроев отрасли. Югорский рыборазводный завод начали строить семь лет назад, на него было потрачено более миллиарда рублей. Пробный запуск в 2009 году показал - система не работает. Решили реконструировать. Сегодня действует лишь небольшой экспериментальный участок, в полную силу предприятие заработает не раньше 2019 года, а вложить нужно ещё 900 млн. рублей.

Пока чиновники разбирались в проблемах долгостроя, в Берёзовском районе взялись за реализацию альтернативного проекта на базе частного предприятия «Чистая рыба». Инициативу поддержали депутаты, создали рабочую группу. Но дискуссия прервалась. «Руководство департамента природных ресурсов заявило, что мы занимаемся не своим делом, - рассказывает зам. руководителя рабочей группы проекта Ирек МАГДАНОВ. - Они уверяют, что сами всё построят и всех накормят рыбой. Но Югорский рыбозавод - это утопия. Нет перспективы, есть лишь бесконечные этапы строительства и запуска. Себестоимость килограмма муксуна по проекту - более 800 руб. при розничной цене на рынке - 450 руб. Выпуск в магистральные реки при столь неблагоприятной экологической ситуации - это тупик. Из всех мальков выживет лишь 3%. Региону нужна отрасль, состоящая из десятков товарных ферм, научного института, центров логистики, а нам предлагают очередной мега-завод».

Оппоненты департамента выступают за внедрение западного опыта рыборазведения. С нынешнего года в России по западному примеру реализуется программа кластерной политики. Кластер - это саморегулируемая сеть поставщиков, производителей, потребителей, исследователей. «Создание рыбопромышленного кластера в Югре позволит войти в федеральную программу и привлечь финансирование из бюджета России, - считает профессор кафедры биоэкологии и ихтиологии МГУТУ Владимир КОЗЛОВ. - Но для этого необходимо применить системный научный подход, организовать особо охраняемые территории, так называемые биорезервации, в которых будут создаваться условия не только для воссоздания для количества рыбы, но и для сохранения её для потомков».

«Мы хотим работать с департаментом, - уверяет ИрекМагданов. - Но настаиваем на прозрачности проекта, открытости дискуссии, конкуренции в разработке технологий».

Кто получил леща?

Пока приверженцы новых технологий дискутируют, те, кто ловит по старинке, страдают от напора надзорных органов. «К рыбакам относятся, как к расхитителям, - считает президент союза общин коренных малочис-ленных народов Севера Олег ШАТИН. - Каждый шаг проверяют, вводят ограничения. Одно время нельзя было даже продать рыбу за пределы округа. Мы не могли её реализовать, и она просто лежала. Почему сырую нефть за пределы Югры можно продавать, а сырую рыбу нельзя? Снижение рыбной популяции вызвано в большей степени деятельностью нефтяной промышленности, а не выловом. Вплоть до 90-х годов на экологию смотрели сквозь пальцы, но и сегодня в шельфе Оби ведутся разработки там, где были нерестилища, зимовальные ямы ценной рыбы. Общество само потворствует браконьерству. Югорские рестораны один раз купят у нас стерлядь «для показухи», а потом, используя наши сертификаты, сотрудничают с браконьерами».

Несмотря на обнадёживающие заявления властей о перспективах рыболовного туризма, примерно так же чувствуют себя организаторы платной рыбалки. «Мы с большим трудом получили рыболовный участок,- рассказывает председатель Нефтеюганского районного общества охотников и рыболовов Алексей КОРОТКОВ. - Все конкурсы выигрывали «федералы» - за счёт мощной материальной базы собранной из нескольких регионов. Нонсенс - мы не могли получить участок внутри наших охотничьих угодий, хотя по закону имеем приоритет. За два года нас уже дважды проверяла прокуратура. А летом доступ к нам перекрыли в связи с пожароопасной ситуацией. Все увещевания, что турист, у которого на прицепе лодка, а в руках путёвка, не будет жечь костры, не действовали».

«Аквакультура в России - национальный позор, - считает руководитель центра общественных связей Росрыболовства Александр САВЕЛЬЕВ. - Мы 14 лет писали закон, и еще 14 лет будем писать подзаконные акты. Рискуем просто не дожить до результатов этой изнурительной работы. Дело не только в законах, но и в отношении государства к бизнесу, в его поддержке, мотивации, стимулировании».

Ностальгия по Союзу

Сергей АНДРЕЙЧЕНКО, депутат Думы Ханты-Мансийска, директор ОАО «Рыбкомбинат «Ханты-Мансийский»:

- Рыбная отрасль никогда не была прибыльной. Наш рыбокомбинат, созданный в 1930 г. первую прибыль получил только в 1970-м. Чтобы достичь рентабельности, вложили большие деньги. У предприятия были мощная инфраструктура - флот, рыборазводный, консервный, жиромучной цеха, опора на сеть совхозов. Социалистическая система планирования способствовала развитию отрасли, как бы это ни сказывалось на экономике в целом. Система сельского хозяйства была многопрофильной, а это актуально и сегодня. Рыба - продукт сезонный, чтобы это компенсировать недостаток, имеет смысл собирать у населения дикоросы, кедровые орехи, мясо, пушнину. 

Сегодня у рыбы очень высокая себестоимость. Поэтому отрасль необходимо стимулировать. Компенсация затрат на добытую рыбу в Югре - всего восемь рублей за килограмм. Льгота была установлена восемь лет назад и осталась неизменной, а энергоносители за это время подорожали в три раза. На Ямале компенсация - кратно выше. На мой взгляд, её целесообразно платить не за килограмм выловленной рыбы, а по факту затрат. Кстати, при советской власти с рыбаков и охотников не брали даже НДФЛ. Мы сегодня теряем рыбаков как класс. Раньше училища готовили кадры не только добытчиков, но и рыбоводов, технологов, а сейчас предприятия вынуждены сами воспитывать кадры.

Заместитель директора по науке Ханты-Мансийского НИИ водных биоресурсов и аквакультуры Сергей ЕФИМОВ:

- Восстановить количество рыбы в югорских реках можно, но маловероятно. Во-первых, проблема в нашем менталитете. Если человек на западе поймал осетра, он его отпустит, наш - возьмёт себе. Во-вторых, регулирование вылова ценных пород рыб осуществляется только квотами. Если нашему человеку дали квоту на 50 кг муксуна, он с этой квотой будет болтаться на реке с июня до осени. Кто его поймает? В-третьих, при разработке нефтяных месторождений отрезают зимовальные ямы, огульные площади для ценных пород рыб.

У нас не выгодно ловить рыбу и выращивать. Для производства нужны холодильники на дизельных генераторах, а у нас высокие цены на ГСМ. Уловы невелики - не окупаются. Рыбы ценных пород мало, простая никому не нужна. А товарное рыбоводство хорошо развивается лишь на тёплых водах. Вариантов немного - например, ГРЭС в Сургуте и в Нягани. В холодных водах можно организовать пастбищное рыбоводство, но для этого нужно выловить сорную рыбы, которая мешает расти ценной. А реализовать это технологически сложно.

Первый зам. директора департамента природных ресурсов и несырьевого сектора экономики Югры Александр КИСЕЛЁВ:

- Мы с магистральных рек взять больше рыбы уже не сможем, достигли предела. Но есть резерв - озёрный фонд, так называемая «глубинка» где мы можем развивать аквакультуру. Себестоимость этой рыбы выше, тем не менее, её нужно вовлечь в рыбохозяйственную деятельность. Озёра надо зарыблять, обустраивать, применять искусственные корма. Здесь необходима поддержка: Югорский рыборазводный завод обеспечит производителей рыбопосадочным материалом, кормами. Маточное стадо завода послужит и для восстановления популяции сиговых пород рыб. 

Промышленность округа начала развиваться именно с рыбной отрасли. Но говорить, что она сегодня может стать одним из профильных направлений в экономике округа, - преждевременно. Рыбпром займёт свою нишу в цепочке производства продуктов питания, обеспечит округ продуктами собственного производства, а население - рабочими местами. Мы сможем поддержать житилей в сельской местности.

А как у них?

В Норвегии рыбная отрасль активно поддерживалась государством около двадцати лет назад. Местные рыбопромышленники получали большие субсидии из государственного бюджета. В конце концов политики и бизнесмены осознали, что постоянные финансовые вливания не решают проблем, а лишь дают повод для различных махинаций. Когда отказались от дотаций, отрасль стала более эффективной и прибыльной. Сегодня она работает без субсидий и является примером для всей Европы. Предприятия просто заставили стать эффективными.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество