aif.ru counter
63

«Говорят, здесь дом престарелых. Чушь». Югорчанка о жизни в соцквартире

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Югра 13/11/2019

Сколько людей, сколько судеб объединил Ханты-Мансийский комплексный социальный центр. Каждый из живущих здесь, в различной степени разрушен отчаянием, недугами, горем… У каждого была своя дорога, которая в итоге привела сюда, под эту крышу. 

Только начинаем жить

Людмила Семеновна Хаустова – из категории людей-бойцов.

«Меня так тепло приняли социальные работники, администрация, руководство отделения социальных квартир, мои соседи! – восклицает Людмила. – Я перестала чувствовать себя одинокой и ненужной. Вот, говорят, здесь дом престарелых. Чушь! Даже обидно! Здесь просто немножко все по-другому. И мы все здесь только начинаем жить. Представляете, в соцдоме создаются пары, им предоставляют 2-комнатные семейные квартиры. А на первом этаже вообще расположен небольшой реабилитационный комплекс с сенсорной комнатой, кабинетом массажа и прочими прелестями». 

Любовь за проволокой

Родители Людмилы создали семью… в концлагере. С 1943 по 45-й год они томились в фашистском плену.

Людмила Семеновна - «волонтер серебряного возраста» и «бабушка на час» для многодетных семей
Людмила Семеновна - «волонтер серебряного возраста» и «бабушка на час» для многодетных семей Фото: Из личного архива/ Людмила Хаустова

«Родители были разумными людьми и поняли, что из меня ученого человека не выйдет, - улыбается Людмила. – Я все больше с отцом доски строгала, делала рамы и табуретки вместе с ним. А мамочка шила на дому, да нас растила. И вот со всеми этими навыками я отправилась прямиком в… культпросветучилище на театральное отделение. Но актрисой я так и не стала. Освоила специальности арматурщика-монтажника, электрогазосварщика, штукатура, а позже выучилась на механика-водителя.

«Я морячка!»

Сперва была Белоруссия и работа на гусеничном тракторе. Но это было не то. Отправилась с подругой в Латвию. На вокзале познакомилась с парнями, а они и говорят: мол, хочешь с нами в море? Формируют караван, и нам нужен кок. А у Людмилы нашей даже яичница, и та получалась как подошва! Но комиссию прошла, явилась на судно, кое-как настряпала суп и котлеты. А вечером, когда суп подогревала, прозевала, и все подгорело. В итоге экипаж судна пригрозил в шутку, что если она еще раз с ними в рейс пойдет, то за такую стряпню ее попросту утопят. Стать кормом для рыб Людмила не планировала и отправилась в Одессу, где на танкере работал ее брат. Жена брата научила Люду всем кухонным премудростям. И когда девушка отправилась в рейс, повсюду в караване уже ходили слухи о чудесной поварихе и ее вкусных обедах.

После восьми лет работы на флоте Люду по состоянию здоровья списали на берег, что вовсе не восхитило молодую, амбициозную девушку.

«Я морячка, а не прачка, не останусь на берегу»! – решила Людмила. И уехала в Мурманск, в рыбфлот. В море не взяли, пришлось устроиться в буфет. И зарплата хорошая, и общагу дали, но рутина ее раздражала.  Шла девушка как-то по улице и увидела вывеску «Штаб дивизии». Направили ее санитаркой в медсанбат в Мурманской области. Там прознали, что Люда – повариха, и стала она призывником срочной службы, работником кухни. Давала присягу, ходила на стрельбища и строевую подготовку. Но пришло время оставить воинскую часть. Куда ехать?

Хозяйка тайги

Весна 1981 года. Ханты-Мансийск. Но разве мог быть другой маршрут, если вся страна говорила о Самотлоре, о буровых! Первое, что увидела Людмила, – маленький аэропорт, ЯК-40, кукурузники… Повсюду тайга, какие-то деревянные подмостки-тротуары, в которых Людмила немедленно оставила застрявшие тоненькие каблучки-шпильки. Пришлось покупать новую обувь, которая была далека от элегантных сапожек.

На работу пошла в сейсмопартию. Мужики там были не простые – бывшие зеки, решившие встать на верный путь. Женихов была целая очередь. Но бойкая повариха была неприступна.

Личная жизни так и не задалась. Да и беда подкралась. Работала на складе на разделке древесины. С транспортера скатывали 6-метровое бревно, оно и прилетело Людмиле в голову. Правда, вскользь, но удар был настолько сильным, что скоро и резко начало падать зрение. Лечили долго. Люда стала практически слепой! Потом ханты-мансийские офтальмологи сумели чуть исправить сильное косоглазие.

Жила она в поселке Урманный Ханты-Мансийского района. Одна. И вот когда одиночество и болезни уже стали невыносимы, одна женщина посоветовала ехать в столицу Югры и попробовать поселиться в социальные квартиры, куда в то время по задумке губернатора округа Натальи Комаровой стали набирать жильцов, одиноких пожилых пенсионеров и инвалидов со всех концов Югры.

«Я вернулась в свой город»

Сколько интереснейших людей здесь встретилось, признается Людмила. Рядом живут почетный педагог, спортсмен и бывший летчик-испытатель, офицер, прошедший все возможные горячие точки вплоть до Албании, и кок с подводной лодки, водитель-дальнобойщик и художник-оформитель…

Несколько лет назад Людмила перебралась из поселка в социальную квартиру

«Мы не чувствуем себя бедными и несчастными, – говорит Людмила Хаустова. – В этом доме нам подарили новую жизнь, в которой мы по-своему счастливы. Я люблю этот город, люблю жизнь. И хоть практически ничего не вижу, научилась вышивать бисером картины, изготавливать браслеты и другие украшения. Несмотря на возраст, продолжаю носить обувь на шпильках, только теперь они уже не остаются в расщелинах деревянных тротуаров».

Людмила Семеновна не только затейница и рукодельница. Она «волонтер серебряного возраста» и «бабушка на час» для многодетных семей. Лауреат многочисленных конкурсов и участница всех возможных массовых мероприятий.

Уже на следующей неделе ожидается установление ледостава на оставшихся участках рек Оби и Иртыша. Ледостав будет сопровождаться повышением уровней воды.

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество