45

От рассвета до заката

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ - Югра 03/11/2010

Сбор дикоросов - тяжёлый, изматывающий труд. Нужно вставать на рассвете - и идти либо на болото за брусникой и клюквой, либо в лес - за грибами да кедровым орехом. Хорошо, если рядом есть трасса: можно продать то, что собрано. И так до самого заката...

Мечты на болотной кочке

В посёлке Куть-Ях в своё время развалился леспромхоз. Сбор дикоросов стал единственной палочкой-выручалочкой для местных жителей: "Многие в пьянку ударились, а мы, женщины, брали вёдра и шли в лес, - вспоминает Анна Кочетова. - Осенью снег идёт, сидишь в фуфайке, в болотных сапогах, сгребаешь с этих кочек снег и собираешь клюкву. Наберёшь пятилитровое ведёрко - и рада до смерти, бежишь на трассу продать его, чтоб накормить детей... Помню, сидим один раз на том болоте, девятом по счёту, а журавли летят, и день такой... солнечный-солнечный, отдыхаем. Подруга говорит: "Я хочу шубу норковую...". А я ей: "Ир, не расстраивайся, придёт время, будут у нас и шубы, и машины... А в карманах ни рубля..." Мечты на болотных кочках для некоторых неленивых граждан становятся реальностью. "Год назад мы вчетвером с детьми за сезон заработали на недорогую машину, - рассказывает Дарья Смолина - Работа, конечно, не приведи господь. Приспособлений особых нет - скребки не люблю, они ягоду мнут. Собираем руками, чтоб ягодка к ягодке, без мусора. Грибы собирать вроде как и проще, но столько километров намотаешь за день! Да и мошка заедает". На "ягодных" местах один человек может набрать десятилитровое ведро за 2-3 часа, но примерно четверть от этого остаётся непроданным. Продают ягоды кто по 200 рублей за литровую банку, кто по 500 рублей за трёхлитровую. У Дарьи уже есть постоянные клиенты - нефтяники. А главное - дорога под боком. Это называется "высокий коэффициент" доступности населённого пункта - в таких местах цены всегда выше.

А вот тем, кто живёт в так называемых "медвежьих углах", а это в основном коренные малочисленные народы севера, существование которых напрямую зависит от доходов, которые приносят традиционные виды деятельности (сбор дикоросов, охота, рыбная ловля, оленеводство, - прим. автора), приходится продавать грибы да ягоды практически за бесценок - приёмная цена в тех же национальных общинах - порядка 60 рублей за килограмм продукции. Если транспортная схема плохая - до 45...

Не та клюква, не те орехи...

Системы глубокой переработки дикоросов в автономном округе так и не появилось за всё время его "независимости и самостоятельности" - то есть с 1993 года. Кто только из югорских чиновников самого высшего ранга не презентовал очередную программу по переработке дикоросов! Но воз и ныне там - в наших магазинах можно купить и красиво упакованные кедровые орешки, и варенье, и джемы из клюквы и брусники. Вот только это всё не наше. В основном Югру снабжает дикоросами Томск. Впрочем, один завод по переработке в округе есть. В посёлке Междуреченском. Только он никак не может начать работать в полную силу. Одна из причин - недостаток сырья. Парадокс: Кондинский район всегда занимал первое место в округе по сборам дикоросов. По словам главы района Виктора Редикульцева, эта земля даёт 6 тысяч тонн ягод и три тысячи тонн грибов. Здесь в лесу "растут" даже доллары. Ведь белый гриб - валютный товар. Если бы удалось организовать нормальную приёмку и заготовку дикоросов, на работу пришлось бы везти людей из других районов. Но пока всё только в планах.

В советские времена существовала целая система заготконтор. Сборщикам неплохо платили. Если современные приёмщики предложат людям справедливую цену, дикоросы будут стекаться к ним реками. Но пока красное (ягоды), белое (грибы) и коричневое (орехи) "золото" сотнями миллионов рублей уходит куда угодно, только не в бюджет округа. А ведь дикоросы в этих краях будут собирать и через тысячу лет после того, как не станет на "северах" углеводородов.

Где ж те ягодки?

Итак, в Югре чаще всего сбором и реализацией дикоросов занимаются национальные общины. Эти организации, по соответствующему Реестру могут получать государственную субсидию на развитие национальных промыслов. В рублёвом эквиваленте, конечно. Только вот по закону бизнесом заниматься национальные общины не имеют права. А ведь любая заготовка в промышленных масштабах по определению направлена на извлечение прибыли. Зато бизнесом могут заниматься "ооошки". Но они не имеют права на субсидии, как, впрочем, и рядовые граждане, собирающие дикоросы. В результате, в нарушение всех законодательных норм, возникают в округе весьма странные образования: ООО "национальная община...". Или ООО "родовая национальная община". Но часто и аборигенов-то в них почти нет. Люди совмещают несовместимое. Для чего всё это?

У нас на руках оказался интересный документ "Объём заготовительной продукции охотпромысла, дикорастущих и лекарственно-технического сырья за январь - ноябрь 2008 года. И такой же отчёт за 2009 год. Документ - 2008 более понятен обывателю, его мы и попробуем проанализировать. Тем более что цифры мало изменились. Итак, судя по документу, с января по ноябрь 2008 года Департаментом севера в качестве субсидии было выплачено национальным общинам и "ооошкам" (всего заявилась 31 организация), 14 миллионов рублей. Сдали эти организации общей сложностью 6 тонн сухих грибов, более 363 тонн ягод и 68 "с копейками" тонн кедрового ореха...

"Что такое 6 тонн сухих грибов? - спрашивает экс-советник бывшего губернатора Александра Филипенко, Анатолий Райшев. - Это целый эшелон! Сухой гриб очень лёгкий, как вата! А какие человеческие ресурсы нужны для того, чтобы столько собрать! А какое оборудование для просушки? Грибов солёных сдали 24 тонны. Вы в магазинах всё это видели? Нет. Потому что на самом деле этой продукции не существует. По моим подсчётам здесь 75-90% приписок". Если это так, то за подобные приписки в округе неплохо платят. Смотрим документ - одна из общин получила за свою деятельность в пределах миллиона рублей субсидий. И это только за дикоросы. А есть ещё рыба, мясо, пушнина... И здесь, по словам Анатолия Ивановича, тоже немало приписок. В итоге за бумажки люди получают субсидии в несколько миллионов. Как же так получается? "Общины подают информацию в Департамент севера, - объясняет Анатолий Райшев, - основываясь на этой информации, а её, я знаю, никто не проверяет, и выплачиваются деньги. В чём выгода? На этот вопрос должны ответить соответствующие органы. Письма туда я уже направил". Конечно, приписками занимаются не все. Возьмём деревню Кышик и две местные общины для сравнения. В общине "А" собрали 35 тонн ягод. В общине "В" - две. "Мало того, - рассказывает Анатолий Райшев, - глава общины попросил меня помочь ему реализовать эти две тонны. Потому что это не приписка, это фактически собранные ягоды, и сбыть их очень сложно. А вот где 35 тонн, которые "собрала" вторая община? Уверен, что опять же только на бумаге". По мнению Райшева, все средства окружной программы социально - экономического развития коренных малочисленных народов севера по существу идут на развитие частного бизнеса, который не имеет ничего общего с аборигенами Югры. "Это парадоксально, но в программе нет ни одного пункта про организацию сбора дикоросов, добычи дичи, рыбы в этнических поселениях, - сокрушается он. - Считаю, что для сохранения этноса в первую очередь необходимо создать в каждом этническом посёлке приёмные пункты для дикоросов, дичи и рыбы с целью их хранения, реализации, а со временем и переработки"

Вот так аборигены в очередной раз оказываются "не у дел", работая от рассвета до заката на благо... кого? Может быть, Департамент Севера и следствие всё-таки разберутся?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах