189

Дневник немца в Сибири: «Прибыли в Самарово» (начало)

Яков Яковлев / АиФ

«Мы опоздали…»

По причине сильного ветра и непроницаемой ночной темноты мы медленно продвигались вперёд и лишь 26-го сентября прибыли в Самарово, где думали застать пароход, отправлявшийся на другой день в Томск. Однако вышло не так: пароход пришёл накануне вечером в 8 часов. Мы опоздали на 7 часов. Тотчас по прибытии поспешил я в деревню, отстоявшую на одну версту от глинистого берега, у которого мы пристали, и, по счастью, так как день был праздничный, застал дома г. Земцова, любезно одолжившего нам своё судно.

Несколько часов спустя он должен был снова спешить на рыбную ловлю, а господин, у которого мы останавливались во время нашего первого здесь пребывания, был в большом горе: сын его, плывши в лодке накануне вечером, был опрокинут пароходом и утонул. Поэтому мы рады были найти убежище в маленьком домишке на пароходной пристани.

Пристань с. Самаровского, построенная В.Т. Земцовым и упомянутая О. Финшем. Нач. XX в. Фото: АиФ / Яков Яковлев

Последний находился на несколько вёрст ниже деревни и состоял из трёх маленьких комнат, в которых была кухонная печь, что было очень важно для нашего хозяйства. Приходилось опять начинать свою обычную стряпню, к величайшей досаде Ивана, который хотел было выбросить в Иртыш всю посуду. 

г. Земцов построил на свой счёт этот дом для удобства пассажиров, которые находили здесь безопасное убежище в ожидании парохода. Тут же была выстроена из толстых брёвен контора, к которой в полую воду прямо причаливали пароходы. Здесь по русскому обычаю была тоже баня, где в сильном паре моются холодной и горячей водой. Все постройки – дом, контора и баня – стоили 200 руб. (конечно, только считая плату за работу, так как деревья были срублены поблизости).

«Весёлая компания… пировала на улице»

Итак, мы здесь устроились, как могли, и навсегда распростились с лодкой. На «Бисмарке» проехали мы 2500 вёрст и в последнюю поездку из Обдорска провели на ней 22 дня, время, в которое можно два раза совершить путешествие по Атлантическому океану из Соутгамптона в Нью-Йорк. Хотя дни, проведённые нами на «Бисмарке», навсегда оставят по себе хорошую память, тем не менее, мы были рады покинуть его, так как наступала осень, а с нею и холода. Хотя на всём пути от Обдорска по случаю противных ветров мы шли на парусах не более двух часов, нас, однако, не обогнал ни один пароход, как нам предсказывали в Обдорске.

Ещё тогда 2 парохода, которые отправились вниз по течению, были с каждым днём ожидаемы обратно, но мы, по счастью, не соблазнились и не стали их дожидаться. На всём 22-дневном пути нам встретились 3 лодки и 1 пароход («Союз»). Мимо другого прошли мы у Елизаровской, где он крепко сидел на мели. По счастью, усилиями 40 рабочих, под руководством искусного плотничного мастера из Тобольска, удалось сдвинуть его с места, и нельзя осуждать их за то, что они достойным образом отпраздновали такое событие. Как мне говорили, предприятие это принесло 4000 руб., следовательно они зашибили порядочную деньгу. Я имел удовольствие видеть из дома Земцова, как они пировали, так что надо было полагать, что ими было получено хорошее «на водку».

Вид на Самарово с берега Иртыша. Нач. XX в. Фото: АиФ / Яков Яковлев

Весёлая компания, разделившись на группы по 10–12 человек, пировала на улице. Один из них стоял со штофом в руках и наливал водку в стаканы. Сначала господствовало какое-то торжественное настроение. Наливающий обнажил голову, и каждый, которому он наливал, делал то же, крестился, выпивал стакан залпом, морщился и плевал; за ним следовал другой. Только татары не творили крестного знамения, впрочем, потом и христиане обходились без него. При третьем стакане никто уже не снимал и шапки.

Раздались весёлые песни, закурили папиросы, в изготовлении которых особенно отличался молодой ямщик, сидевший на козлах тарантаса. Он делал их из какого-то прескверного южнорусского табаку и клочка какой бы то ни было бумаги, лишь бы она была жёсткою. По этой причине кёльнская газета предпочиталась санкт-петербургской. пробовали даже нашу обёртку с бульона, пропитанную жиром, но потом уже браковали. Песни и курение долго не прекращались. После четвёртого стакана началась пляска, а после пятого поднялся такой шум, что волосы становились дыбом. Усилившееся опьянение разогнало ссорящихся; каждый отправился в какой-нибудь укромный уголок переваривать сивуху, чтоб на другой день начать то же и продолжать до тех пор, пока будет копейка в кармане.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах