aif.ru counter
520

Как принимают в Югре беженцев из Украины

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Югра 03/09/2014

Семья Дюкаревых из Луганска стала широко известна в округе. Молодые люди с шестилетним ребёнком трое суток провели на вокзале, добиваясь места в пункте временного размещения. Власти их требование выполнили. С начала конфликта на юго-востоке Украины в округ приехало порядка 4500 временных переселенцев. Может ли Югра исполнить желание каждого?

Понять и простить

Семья Дюкаревых выехала из Луганска, когда начались бомбёжки. «Мы хотели попасть в Югру или в Хабаровский край, чтобы можно было заработать. Мы ведь бежали в одних тапках. Но нас отправили в Башкирию, – рассказывает глава семьи Андрей Дюкарев. – Там зарплаты не больше 18 тысяч и мы поехали в Сургут. На подъезде к городу позвонили в службу спасения, «112», и предупредили, что едем. Нам ответили: «Разворачивайтесь, вас здесь никто не ждёт». И мы остались на вокзале. Местные власти и какие-то благотворительные организации предложили нам поселиться в Центре для бомжей. Этот вариант нас не устроил. Вторым вариантом был храм. Но туда брали только женщин и детей. Обратились за помощью в администрацию Президента. Через два часа за нами прислали автобус МЧС и отвезли в Пыть-Ях. Здесь мы живём и питаемся бесплатно, оформляем статус беженцев. Я нашёл работу слесаря, жена – продавца. 30-40 тысяч в месяц», – рассказывает Дюкарев.

Эту историю бурно обсуждали в социальных сетях. «Каждый нормальный человек старается как можно лучше устроить своего ребёнка. Да и вообще устроиться. И не дай Бог нам оказаться на месте этих людей!» – говорили «понимающие». «Знаем мы таких беженцев. От работы со скромной зарплатой нос воротят. Получают по 800 рублей в день ни за что. Плюс место в детском саду, квартиру. У нас что, своих нуждающихся мало?», – кричали «критикующие». Правы ли они в своих обвинениях? Как выяснилось, переселенцы не получают денег на руки. 800 рублей в сутки стоит их проживание в пункте временного размещения (койко-место 304 руб) и питание (496 руб). Во столько обходится бюджету содержание каждого беженца в пункте временного размещения. 

Конечно, люди в Югру приезжают разные. «Одному мужчине мы два месяца назад предлагали работу механика – он отказался. Теперь просит помочь снять жильё – денег нет. Его пристыдила женщина – беженка, – рассказывает глава югорского отделения «Союза добровольцев России» Вадим Булдаков. – Одним переселенцам только новые вещи подавай. Другие и старым носкам рады. Надо уметь прощать. У большинства этих людей сильнейший стресс». Кстати, разве среди югорчан мало людей с психологией иждивенцев?

Льготы, которых нет

Незапланированный поток временных переселенцев из Украины обострил социальные проблемы: нехватку детских садов, школ, бюджетных мест в университетах. Многие думают, что желанные блага отнимут «непрошенные гости». Это не так. На сегодняшний день в округе около 100 украинских малышей. Если они и попадут в детские сады, то лишь на общих основаниях, в порядке очереди. Скорее всего, в пунктах временного размещения организуют несколько частных групп с помощью волонтёров и неработающих родителей.

Что касается школ, то здесь проблем нет: в округе около 500 украинских детей школьного возраста, и все они сели за парты. А вот с вузами ситуация двоякая. «К нам на очную форму обучения были зачислены два несовершеннолетних подростка из Донецкой и Луганской областей, – рассказывает и.о. ответственного секретаря приёмной комиссии СурГУ Елена Меховская. – По документам они проходят как иностранные граждане. Может быть, в дальнейшем кто-то и будет ходатайствовать о их переводе на бюджет, пока это неизвестно».

Сургрутскому госуниверситету бесплатных квот для беженцев не выделили, украинские абитуриенты могут рассчитывать лишь на коммерческие места. ЮГУ повезло больше. Этот вуз получил дополнительные квоты, как крупнейший университет региона. «Нам выделили 20 бюджетных мест для ребят из Крыма, но никто не приехал и мы передали часть мест украинцам. На очную форму обучения поступили три человека, на заочную – 10. Все заочные места платные – бюджетные были заняты. У большинства поступивших нет документов об образовании – они подали заявления в местные вузы, а с началом боевых действий были вынуждены спешно покинуть свою страну. Мы пошли им на уступки», – сообщила глава приёмной комиссии ЮГУ Ольга Ситникова.

Говорят, что беженцы не хотят работать. Что ж, по отчётам чиновников, в округе 6 тысяч квот на иностранную рабочую силу. А из 4500 украинских переселенцев работу нашли лишь 270. Российские парламентарии собираются внести поправки в закон «О беженцах». «Если человек три раза отказывается от предложенных ему вакантных мест и не делает попыток трудоустроиться сам, то непонятно, как он рассчитывает существовать в нашем государстве», – размышляет Депутат Госдумы РФ Роман Худяков. Возможно, скоро беженцев с юго-востока Украины приравняют к безработным гражданам России. Это значит, что тех, кто три раза откажется от предлагаемых вакансий, будут лишать государственной финансовой поддержки в виде пособий и иных выплат. И работу они должны будут искать самостоятельно.


Мнение власти

Александр Ким, первый заместитель Губернатора Югры:

В начале августа, когда стало очевидным, что пункты временного размещения в Ростовской области переполнены, там было свыше 45 тысяч человек, вышла серия постановлений Правительства России, предписывающих каждому региону разместить у себя определённое количество беженцев. Деньги на это выделил федеральный бюджет.

Чтобы лично оценить ситуацию и оперативно подготовить людей к переезду, я вылетел в пункт временного размещения в Новошахтинск. Там, посреди степи, на сорокоградусной жаре, раскинулись сотни палаток. Повсюду женщины, дети, волонтёры, сотрудники МЧС. Конечно, при отборе мы старались смотреть на профессию человека, чтобы он смог устроиться на работу в нашем нефтяном регионе. Но очень тяжело выбирать, когда на тебя смотрят заплаканные глаза. Когда мы садились в самолёт, у многих украинцев с собой были только документы и летние вещи.

Благодаря помощи авиакомпаний мы перевезли 585 человек. Распределили их в пунктах временного размещения в Сургуте и Пыть-Яхе. Скажу, что не всегда люди не ищут работу из-за того, что не хотят. Причины бывают разными. Кто-то в декрете, кто-то приболел, у кого-то не готово временное разрешение на работу в России.

Много людей приехало в Югру своим ходом. Кто к родным, кто к друзьям. Будем стараться помочь всем. Совместно с УФМС решаем вопрос о выделении материальной помощи – 100 рублей в сутки переселенцам с юго-востока Украины, которые приехали в Россию до 15 июля, и подали заявления о предоставлении временного убежища на территории Югры до 1 августа. В других регионах переселенцам сложнее. Зарплаты там маленькие.

Большое спасибо волонтёрам и всем неравнодушным людям, которые собирают вещи для беженцев. Бизнесменам, меценатам, которые помогают вынужденным переселенцам, организовывают праздники для украинских детей, собирают продуктовые наборы, школьные принадлежности, дают скидки в своих магазинах. Югра всегда славилась своим радушием. Мы не можем отвернуться от людей, которые просят у нас помощи.


Мнение эксперта

Алексей Варлаков, директор департамента труда и занятности населения Югры

С вынужденными переселенцами из Украины работают сотрудники Федеральной миграционной службы, медики и специалисты центров занятости населения Югры.

Потенциальные работодатели сами приезжают в Центры временного размещения и предлагают людям свободные вакансии. В итоге 260 человек уже смогли урегулировать все вопросы с документами и официально устроиться на работу.

Самые распространённые специальности среди украинцев – бухгалтер, инженер, водитель, слесарь, кладовщик, продавец, повар, пекарь, электрогазосварщик, монтажник системы вентиляции, системный администратор и уборщик производственных и жилых помещений. Думаю, всех устроим. Конечно, сложнее приходится тем, кто получал образование не в Советском Союзе, а уже в современной Украине – им необходимо переводить диплом на русский язык и подтверждать свою квалификацию. Это, в первую очередь касается врачей и медсестёр. Но им очень рады в наших больницах. Так «Сургутская городская клиническая поликлиника №3» в ближайшее время примет на работу четырёх медсестёр. Правда, эти специалисты будут работать санитарками, пока не подтвердят квалификацию.


Тагир Аюпов, Депутат Думы г. Ханты-Мансийска

На Севере надо работать!

Я могу понять тех, кто прибывает в Югру спецрейсами. Но тех, кто едет сюда своим ходом и заявляет, что они беженцы, не понимаю. Почему они едут так далеко? Тут же такие холода! Цены на продукты и жильё космические! Откуда у них деньги на дорогу, на жизнь? Я родился и вырос на Донбассе, потом работал в Сибири, в 90-е годы снова попал на Украину и долгое время не мог найти работу, потому что ко мне относились как к иностранному гражданину. Я мыкался по углам, подрабатывал таксистом и чернорабочим. На то, чтобы вернуться обратно у меня просто не было денег!

Я очень переживаю за родных, оставшихся на Донбассе. Предложил им переехать ко мне, но они не покинули свою Родину. Сказали: «Мы фашистам по нашей земле ходить не позволим». И я не понимаю мужчин призывного возраста, которые приехали с юго-востока Украины и ждут социальной помощи от России. Я бы перевёз свою семью подальше от войны и уехал обратно, защищать свой дом. Но это моё мнение.

Понимаю, что не все могут воевать. Но тогда давайте будем скромнее. Можно и лопатой поработать пару месяцев, чтобы прокормить семью. Это естественно, что мы не всем можем предоставить работу за 50-60 тысяч рублей, ведь никто не ожидал, что разразится такая трагедия и сотни тысяч людей приедут в Россию в поисках убежища. Наш регион, конечно, всех приютит, обует и оденет. Но надо быть ближе к земле! Это Север, здесь никому и ничто просто так не давалось и не даётся. Здесь надо работать и относиться друг к другу по-человечески.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах