aif.ru counter
20.09.2013 15:12
Елена Капитанова
582

Можно ли спасти уникальную культуру ханты и манси?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Югра 18/09/2013

Чужой язык?

- Еремей Данилович, мы все понимаем, что под напором техногенной цивилизации культура малых народов может превратиться в сувенирный бренд. Что у нас ещё осталось?

- Культура сохраняется там, где сберегли язык и традиционный образ жизни. Коренные жители Югры - это две обособ-ленные группы. Около 3 тысяч человек - носители культуры в её первозданном виде. Они живут в стойбищах по укладу предков, шьют национальную одежду. Но главное - эти люди сохранили духовную культуру. Рассказывают детям сказки на родном языке, исполняют обряды.

Остальные - живут в городах и посёлках, где нет языковой среды, а народная культура искажается. Священные орнаменты идут на сувениры, традиционные рисунки используют повсеместно и невпопад. По последней переписи населения, только 30% ханты и 10% манси считают национальный язык родным. Остальные с рождения говорят по-русски, ведь их родители уверены, что родной язык им не пригодится. В национальных школах на изучение языка выделяется час в неделю. В основном - факультативно.

- Значит, сохранить эту культуру можно только живя на стойбищах? Не обучаясь в школах?

- Я - сторонник естественного движения жизни. Сейчас даже в традиционных поселениях ханты и манси пользуются дизельными электростанциями, мобильниками, ездят в основном на снегоходах, а не на оленьих упряжках. Этому невозможно препятствовать. Государство должно помогать поступить в вуз тем, у кого есть способности, и не мешать ребятам, которые хотят ограничиться начальной школой и вести традиционный образ жизни. Но уметь читать и писать должны все. В советский период все получали хотя бы начальное образование, неграмотных не было. Сегодня - есть. В отдалённых стойбищах родители не хотят отдавать детей в интернаты, а другого варианта обучения сегодня нет. В этом году в Сургутском районе в Ляминский интернат не поехали 30% детей ханты и манси.

- Почему нет стойбищных школ?

- У нас было две школы на стойбищах. Первая, семейная, закрылась потому, что дети выросли. А со второй вышла неприятная история. Директор уверяла меня: школу на стойбище закрывают, потому что родители считают лучшим выходом отправить детей в интернат. После разговора с родителями выяснилось, что они хотят сохранить школу, директор просто не смогла найти учителя. Администрации образовательных учреждений не прилагают усилий, чтобы поддержать это направление. Кроме того, в образовании действует тенденция оптимизации. Содержать стойбищную школу дорого, стоимость обучения одного школьника слишком высока. Закрывают не только эти, но и любые малокомплектные школы. Из-за экономии страдают дети.

Досье АиФ-Югра
Еремей АЙПИН родился в 1948 г. в с. ВарьёганНижневартовского р-на. В 1976 г. окончил Московский литературный институт им. А.М.Горького. Писатель. Депутат Госдумы РФ первого созыва, Депутат Думы Югры, председатель Ассамблеи коренных малочисленных народов Севера. Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством».


 

- Недавно прошёл семинар по совершенствованию языков ханты и манси. Что дают такие мероприятия?

- Это, конечно, хорошо, но чтобы «оживить» язык, в нём должна быть потребность. Нужно создать стимул. Например, потребовать знания языка от тех, кто претендует на льготы. Или ввести доплаты за знание языков малых народов, как в Финляндии. Кстати, в русском языке, особенно в диалектах, - более 2 тысяч хантыйских слов. Например, «пельмень» - как раз из хантыйского. «Пель» означает ухо, «мень» - хлеб, получается «хлебное ушко». Языки ханты и манси в Югре можно выучить на бесплатных курсах, но группы набираются с трудом - по 5-6 человек.

Назад к корням

- Городские ханты и манси забыли свои традиции. Можно ли повернуть процесс вспять?

- Много людей, о принадлежности которых к коренным народам свидетельствует только запись в свидетельстве о рождении. Ханты и манси старшего поколения говорят: «Нас не учили родному языку в интернатах, мы не виноваты, что всё растеряли». И они правы. В восточных районах Югры многие коренные жители могли бы вести традиционный образ жизни, но их угодья ещё в советский период были отчуждены для нефтедобычи. Людей вынудили переселиться в города и посёлки. Они тоже не виноваты. Им надо помогать учить язык, возвращаться к корням. В США половина индейцев живёт в городах, сохраняя национальное самосознание. Государство создаёт для их выживания особые условия, хозяйственные механизмы.

- Кстати, как вы относитесь к этнотуризму?

- Для коренных народов в нём нет ничего хорошего, но нужда заставляет. До освоения нефти и газа ханты и манси сами себя обеспечивали за счёт добычи рыбы и пушнины. Сейчас реки загрязняются, и рыбы всё меньше. Пушнина ничего не стоит из-за насыщения рынка дешёвым мехом из Турции. Несколько семей вНижневартовском районе принимает туристов, но такой неорганизованный туризм, когда посторонние приходят домой к ханты, размывает культуру, принижает её. Для развития этнотуризма нужно создавать специализированные центры с профессиональными сотрудниками. Максимальное вторжение в жизнь коренных народов, которое возможно, - это экскурсия по стойбищу. А по сути, лишь возвращение традиционных занятий поможет сохранить уникальную культуру.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество