29

Всё дело в лавочках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ - Югра 02/06/2010

У детей есть права: на жизнь, свободу мнения и религии, образование, отдых. Защиту от физического и психологического насилия, от эксплуатации детского труда. Государство и общество должно эти права защищать. Но как выявить малыша, который нуждается в помощи? Как помочь ребёнку, если о его проблемах никто не догадывается? Если всё происходит за закрытыми дверями...

Читаем по глазам

"Неравнодушный педагог сразу может заметить, что ребёнок ушёл в себя, прячется в "кокон". Если отношения доверительные, то проблема выявляется сразу", - говорит Светлана Гульцева, заместитель директора по общеучебным вопросам средней школы N 1 г. Ханты-Мансийска.

Насилие в семье, психологический прессинг детей - это то, с чем школьным учителям и социальным психологам приходится сталкиваться каждый день. В современных экономических условиях югорчанам приходится много и тяжело работать. Времени на общение, совместный отдых, элементарные прогулки с детьми зачастую не хватает. Стресс, как правило, снимается алкоголем - а дальше ребёнок становится и свидетелем, и заложником тяжелейшей семейной ситуации. Часто агрессивное поведение родителей обретает статус нормы для детей и воспроизводится поколение за поколением.

"То, что между мамой и папой отношения не складываются, можно прочитать в глазах ребёнка - утверждает Светлана Гульцева. - Глаза становятся пронзительно - тоскливыми. У меня с моими учениками отношения сложились, они мне обо всём рассказывают, советуются. Если проблема небольшая, мы её решаем вместе. Если серьёзная, подключаем специалистов. Нельзя тянуть, нельзя дать ребёнку разочароваться во всех взрослых".

Хата всегда с краю?

Почему чаще дети остаются с проблемами один на один? "Людское равнодушие приводит к беде. Многие соседи видят, что семья не благополучна, но общая позиция - моя хата с краю, ничего не знаю, доносить не буду. В органы опеки мало кто звонит, в службу доверия тоже. А ещё семья больше не является высшей ценностью. Конфликты и насилие не входят в систему категорических семейных запретов", - говорит Светлана Назарова из Нягани. У Сергея Костюка из Мегиона особое мнение: "Проблема в лавочках. Были лавочки - были у подъездов бабушки. А бабушки всегда всё и про всех знали. Знали, чей пацанёнок начал курить, кто с кем на свидания ходит, кто пьёт и чьи дети без присмотра. Бабушек активных надо больше".

Югорские чиновники полны оптимизма. "В Югре действует система участковых социальных служб, в 22 учреждениях социального обслуживания открыты консультативные отделения, где заняты порядка 250 специалистов по социальной работе. По результатам прошлого года 1300 семей сняты с профилактического учёта. Это хороший показатель, особенно, когда видишь, что это не просто цифры, а помнишь семью и знаешь проблемы", - говорит начальник управления семейной политики и демографии Департамента труда и социальной защиты населения автономного округа Ольга Матросова. - У нас работают 4 отделения семейного устройства и сопровождения замещающих семей, созданы службы их сопровождения, внедрена технология социального сопровождения выпускников интернатных учреждений. Молодым людям, вступающим в самостоятельную жизнь, помогают наши специалисты - и с квартирным вопросом, и с выбором профессии, и с трудоустройством. Главное, есть психологическая поддержка. Специалисты работают с сетью социальных контактов, проводят интенсивную семейную терапию, а на базе учреждения социального обслуживания автономного округа "Зазеркалье" открыто социальное отделение "Молодая мама" для оказания помощи несовершеннолетним, воспитывающим детей, находящимся в трудной жизненной ситуации". Всё замечательно. Но почему избитые дети продолжают поступать в медицинские учреждения Югры? Почему мы боремся со следствием, а не причинами?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах