51

Корабельных дел мастер

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ - Югра 25/08/2010

Глядя на Виктора Филатова, ни за что не поверишь, что этот человек находится на пороге 80-летнего юбилея. Даже сейчас, будучи на пенсии, когда кажется, что самая активная часть жизни прожита и остаётся тихо радоваться спокойному семейному счастью с женой Антониной Яковлевной, его трудно застать дома, особенно в сезон охоты, ловли рыбы, сбора грибов да ягод.

Кому передать ремесло?

"Что такое тяжёлый труд в колхозе практически по четырнадцать часов в сутки, я рано понял. С 14 лет в колхозе трудился, - вспоминает Виктор Филатов. - Двенадцать детей было в нашей семье. Родители с детьми постарше с утра на работу отправлялись: на полевой стан, на ферму. А когда в 1942 году отца забрали на фронт, основные тяготы по ведению домашнего хозяйства легли на плечи матери. Она - из древнего рода кондинских манси, умела не только вкусно стряпать, но и рыбу ловила, сама строгала лодки. От неё я и перенял премудрости рыболовного дела. С детства полюбил и научился понимать тайгу. Можно сказать, обошёл все близлежащие леса в округе. Рыбачил вдоль Конды, на речке Тап, на озере Туман, которое многие называют жемчужиной Конды, сравнивая его по удивительной красоте и рыбным богатствам с озером Байкал".

По полторы тонны рыбы добывали в день в Таповской рыбартели, в которой много лет трудился Виктор Филатов. А рыбаки ходили на гружённых живым серебром лодках так, что обгоняли катера, идущие по реке практически порожняком.

"Когда к концу 70-х годов не стало колхозов, а рыбартель постепенно стала разваливаться, я пристрастился делать лодки на заказ. Всего за свою жизнь смастерил около 250 лодок, а сколько километров рыболовных сетей сплёл, уже и сказать не могу - со счёту сбился. Практически "на глазок" могу определить: из какой осины получится хорошая лодка, а какая - не годится. Топор, рубанок, тесло - с помощью этих нехитрых инструментов делались в старину довольно прочные и добротные лодки. Жаль, что "корабельное" дело мне дальше передать некому, - говорит Виктор Петрович. - Прожили мы с моей первой женой в ладу и согласии, а детей Бог не дал - болела она по женской части. На пятый день после операции похоронил я её. Нам бы к доктору тогда вовремя обратиться, да больница находилась в нескольких вёрстах по реке - дорог не было. Кругом болота да топи".

Сейчас уже редко кто из рыбаков пользуется самодельными лодками - они больше как экзотика воспринимаются. На смену этим старинным, деревянным конструкциям пришли быстроходные моторки. "Корабельное" ремесло в Югре сохранилось больше как традиционное, отражённое в преданиях коренных народов Севера. Рассказать о них и передать секреты изготовления могут только старые мастера, а их в наших краях - можно по пальцам пересчитать.

Зверь уходит из тайги

Нет большего удовольствия для коренного манси, как отведать свежей ухи на костре или "урашницы" - ухи из высушенных в домашней печи окуней. Но главное для него - не возможность отведать вкус традиционных блюд, знакомых и любимых с детства, а, как признаётся сам Виктор Петрович, общение с лесом. Кажется, что без щемящего сердце запаха тайги, болот вперемешку с ароматом прибрежных трав и родных сердцу каждого югорчанина шума вековых кедров и трескотни токующих глухарей жизнь теряет многоцветье и яркость своих красок. "В лесах во времена моей молодости можно было заготовить несметное количество пушнины. Много зверя было: лосей и оленей - не счесть. После армии сразу отправили меня и ещё двоих парней в лес оленей настрелять. Так за три дня мы на лошадях привезли семь возов мяса. Всё сдали государству, а для себя - много ли надо? Настоящий охотник, который знает лес, никогда не будет жадничать и не будет за зря истреблять зверя. Потому что знает, что лес его потом за бережное отношение отблагодарит - не даст с голоду умереть. Поэтому и зверю жилось в тайге вольготно, и поголовье сохранялось. Ведь в наших краях выдра водилась, белка и очень хрупкий, но ценный горностай. А вот соболя, которого, по мнению некоторых умников, было в наших краях видимо-невидимо, на самом деле было мало. Он ведь сосновые боры любит. А как стали леса в 70-80 годы интенсивно вырубаться, так соболь и ушёл. Очень сердце болит за родную природу", - говорит Виктор Филатов.

Когда общаешься с человеком в столь почтенном возрасте и видишь в его глазах настоящий интерес к жизни, обязательно хочется узнать, что помогает сохранить жизнелюбие. Как говорит Виктор Петрович, долголетие ему подарили, в первую очередь, постоянный труд и общение с лесом. Не курил никогда, подальше держался от "огненной воды". Когда есть у человека любимое дело, когда в сердце искренняя любовь и боль за судьбу родного края, тогда и хандрить некогда.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах