185

Вместе с другом фотоаппаратом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ - Югра 16/03/2011

Анатолий Лахтин - авиатор и фотограф. Его мечта о небе осуществилась не только в профессиональной деятельности, но и запечатлена на сотнях фотографий. В поисках сюжетов он изъездил на своём стареньком велосипеде все окрестности Ханты-Мансийска.

Стальные крылья "комара"

По разной причине люди идут в авиацию. Кого-то увлекает престиж профессии, других - материальная стабильность, но больше всего - романтика. "Это удивительное чувство свободы, власти над небесным пространством. Стальные крылья расправил и летишь над землёй..." - рассказывал Анатолий Лахтин. В Ханты-Мансийск он попал по распределению в 1964 году. Думал, что отработает три года и уедет. Но прикипела душа к северному городу, особенно к Самаровской горе, в которую влюбился с первого взгляда с борта АН-2. Так и остался на "северах". "Сейчас в авиации работать легче. Раньше-то мы обслуживали технику под открытым небом, в любой мороз и ветер. Надо, например, гайку прикрутить, а пальцы задубели... Масло рубили топором и бросали в маслобаки кусками. Техника не выдерживала, а люди держались. Пережил я всю эту чехарду в авиации в девяностые годы. Тогда много классных пилотов осталось не у дел. А те, кто работал, зарплату по полгода не получал", - вспоминал бортмеханик Лахтин. Он был честным перед собой и людьми, но в то же время доверчивым, как ребёнок. Полюбил девушку, - а когда она отказала ему во взаимности, не стал искать другой женщины, сохранив верность первой любви.

Кроме неба у Лахтина было и другое увлечение - фотография. "Тогда мы были молодыми и многие из нас любили фотографировать. У начальника цеха технического обслуживания Леонида Кирьянчика был "Киев-4а", по тем временам очень хороший фотоаппарат, - вспоминает Вячеслав Марков, летавший с Лахтиным на Як-40. - Начальник аэропорта Алексей Романчук отправил на конкурс в Тюмень фотоснимки Лахтина, и они заняли там первые места. Фотографии опубликовали в "Правде" и "Комсомольской правде". Особенно впечатляюще выглядели "Комарики": ночь, лунная дорожка и АН-2, как комар". В училище любимыми "фотомоделями" Лахтина были самолёты и вертолёты. Работа в авиации обогатила его архив кадрами из жизни первопроходцев небесных просторов Югры. И, наконец, уже опытного фотографа окончательно пленила красота северной природы. Увлечение стало настоящей страстью. Как-то Лахтин заявил товарищам: "Если работа будет мешать фотографии, уйду из авиации".

От плёнки к цифре

Много лет Анатолий Лахтин снимал отечественными фотоаппаратами, но потом приобрёл цифровой Canon. "Как я радовался этому фотоаппарату! Стопками фотографии в ателье штамповал. А потом скучно стало, - рассказывал Лахтин. - Ведь раньше процесс изготовления фотографии был таинством. Отснимешь всю плёнку, достанешь катушку дрожащими от волнения руками, проявишь, закрепишь и ждёшь, когда плёнка подсохнет. А потом всю ночь сидишь под лампой, колдуешь над каждым снимком. В конце семидесятых появилась цветная фотография, но новую плёнку и реактивы достать было трудно, так кадры вручную раскрашивали".

Об увлечении Лахтина с удовольствием рассказывают его товарищи: "Ездили мы в Тюмень, в командировку. Там в магазине Анатолий Гаврилович увидел фоторужьё. Для тех, кто снимает птиц и самолёты, это вещь просто необходимая. Лахтин тут же решил ружьё купить, а продавец отказал - дескать, это выставочный экземпляр... И вот всю командировку, каждый день Лахтин заходил в магазин, уговаривая продать ему этот аппарат. В конце концов, уже мы не выдержали и явились в магазин всей толпой. Продавец признался, что фоторужьё уже кому-то пообещал. Анатолий очень расстроился. Но на следующий день буквально ворвался в нашу комнату с фоторужьём! Достал-таки! Сразу решили опробовать новую технику на журавлях. Но где их найти в Тюмени? Лахтин пообещал тому, кто увидит птиц, бутылку коньяка. И тут же кто-то из наших глаза к небу поднял и как заорёт: "Журавли! Журавли!" Прямо над головами стая летела... Анатолий фоторужьё вскинул: один снимок, второй и... плёнка закончилась. Пока менял катушку, стая скрылась из виду", - вспоминает друг и коллега Лахтина Владимир Худяков.

Фанатизм Лахтина в фотографировании не знал границ. То в мороз и ветер снимает с вершины холма панораму замёрзшего Иртыша, то ведёт фотоохоту на полярную сову, которая несёт добычу в клюве, то на пару лебедей, стоящих на прозрачном льду. Более тысячи отборных кадров природы ханты-мансийского парка Самаровский чугас в его архиве. Фотограф знал Ханты-Мансийск лучше краеведов. Из-за своей страсти во время подготовки к саммиту ЕС Лахтин попал в поле зрения служб безопасности. Пришлось долго объяснять, кто он такой и почему бродит по урману с фотоаппаратом.

Лахтин не пытался заработать на своём увлечении. Снимки, а позднее и видеофильмы, он не продавал, а дарил. И если бы не фотоконкурс "Остров древних кедров", то при всей застенчивости Анатолия только близкие могли бы любоваться его фотографиями. В мае 2009-го Анатолий стал призёром конкурса, но на открытие выставки не пришёл. Вместо него приехали родственники, сообщив печальную новость: Анатолий Гаврилович пропал без вести где-то в окрестностях югорской столицы. Поиски не дали результатов. Человек исчез. Но осталась светлая память о нём и многочисленные фотографии края, который он так любил...

Досье

Анатолий Лахтин родился в 1937 году.

В 1964 году окончил Троицкое авиационно-техническое училище. Работал в Ханты-Мансийском объединённом авиаотряде техником, бригадиром, инженером ОТК и бортмехаником - летал на АН-24 и Як-40. Увлекался фотографией. В конце мая 2009 года ушёл из дома с фотоаппаратом и не вернулся.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах