460

Деревня, которая снится

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АиФ - Югра 19/10/2011

Наши читатели пишут о своей малой родине. Об ушедших людях и исчезнувших деревнях. Это очень ценные воспоминания, которые помогают понять, от чего мы ушли и к чему стремимся. И, надо признать, не всегда прошлое хуже настоящего ... Библиотекарь из п. Луговской Людмила Пашкова провела настоящее исследование и поведала нам историю о жизни в деревне Белогорский Затон, которой уже нет на карте округа...

Прожитое, пережитое...

Деревня Белогорский Затон Ханты-Мансийского района возникла в 1932 году. Деревенька была небольшая 40-45 домов. Бревенчатые избы, красивые резные наличники, цветы на подоконниках, из всех труб в морозное зимнее утро валил дым и всегда пахло свежевыпеченным хлебом. Почти посередине деревни протекала небольшая речка Можаевка. А какие были закаты у реки...

В Затоне жили ссыльные немцы, украинцы, евреи, русские и даже цыгане. Первые жители носили фамилии: Григорьевы, Слепцовы, Поповы, Духневич, Паньковы. Для многих деревня стала самым родным местом. Почти все мужчины были знатными рыбаками и охотниками, крепкими хозяевами.

Места вокруг деревни были благодатные: рядом кормилица Обь и тайга, в которой водилось много разного зверья. Затонцы сушили и мариновали грибы, собирали шишки и ягоды. Многие ловили рыбу для Ханты-Мансийского рыбокомбината.

Чтобы заготовить дрова, жители деревни брали катер и всем миром выезжали на Затонскую гору - берёзовую рощу вокруг деревни никто не рубил.

Семьи жили безбедно - выручало подсобное хозяйство. Например, судя по выписке из домовой книги, за семьёй Белкиных числились 2 коровы, 2 телёнка, 4 овцы и 15 соток земли. А выращивали на земле этой всё: и капусту, и тыкву, и помидоры с огурцами.

Были в Затоне столярный, механический и литейный цеха, кузница, своя конюховка и электростанция. В литейном цехе выплавляли колосники, дверки, плиты к печкам и винты к маломерным судам. А ещё затонские мастера изготовляли красивые резные скамейки и урны. В местной кузнице работал замечательный мастер Константин Неб, который после работы ремонтировал и шил жителям деревни обувь.

Дети ходили в ясли-сад и начальную школу. Больным в медпункте помогала медсестра Валентина Кавардакова, а почтой заведовал Георгий Гафуров.

Жили в Затоне дружно. Однажды случилось несчастье. У многодетной семьи Сосуновых сгорел дом. Все жители помогли погорельцам. А в семье Морозовых в болоте утонула корова, которая недавно отелилась. Соседи по очереди приносили новорождённому телёнку молоко.

Длинными зимними вечерами затонцы ходили друг к другу в гости или садились у печи и строили планы на будущее, щёлкали орехи, играли в лото, читали книги, пили чай с вареньем. Женщины вязали, плели кружева, вышивали и ткали замечательные домотканые половики. В Новый год устраивали карнавал в местном клубе (костюмы шили своими руками). Здесь же смотрели кино.

О чём поведали старые фотографии

В каждом семье есть свой семейный альбом с чёрно-белыми фотографиями. Они как послания от наших предков. Академик Дмитрий Лихачёв как-то сказал: "Если человек не любит хотя бы изредка смотреть старые фотографии своих родителей, не ценит память о них, значит, он их не любит. Если человек не любит старые улицы, старые дома, значит, у него нет любви к своему городу, селу".

Вглядываюсь в фотографии семьи Морозовых, и перед глазами встаёт картинка. Зима. Алексей Морозов едет на собственноручно сконструированных аэросанях. Он был большим мастером по изготовлению деревянных мотолодок, маленьких лодочек и лёгких вёсел.

В 1966 г. в Ханты-Мансийском районе было большое наводнение и деревню затопило. К 1973 году из Затона уехали последние старожилы, оставившие свои корни в этой благодатной земле, которая для многих на всю жизнь осталась родной и близкой, непроходящей любовью.

Канули в Лету и другие деревни, посёлки Ханты-Мансийского района: Востыхой, Матка, Семейка, Фролы, Ахтино, Богдашка, Тренька, Таватьях, Сугумчум, Горная, Сухорукова, Долгое Плёсо. Они продолжают жить только в людской памяти.

Я стою у деревни брошенной,
Где трава у реки не кошена,
Где крапива бессменным сторожем
И тропинки покрылись спорышем.

Почему ты, деревня, вымерла?
Чьим тебя называли именем?
Где Иваны твои, Василии?
Ныне в здравии иль в бессилии?

Где Марии, Прасковьи, Клавдии -
Беззаветные жёны-матери?
Может, жизни уже утратили,
На каком рассвете, закате ли?

Промолчала деревня строгая.
Мол, иди ты своей дорогою.
Много вас тут без дела шляется,
То один, то другой является.
От деревни забытой, брошенной
Я ушла словно гость непрошеный...

И. Шестакова, жительница п. Луговской

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах