aif.ru counter
22.10.2013 16:39
114

Дневник немца в Сибири: Быт семейства Занды

Обложка книги Отто Финша «Путешествие в Западную Сибирь»
Обложка книги Отто Финша «Путешествие в Западную Сибирь» © / АиФ

«Никогда не приходилось мне видеть ни у самоедов, ни у остяков женщину в праздности»

Никогда не приходилось мне видеть ни у самоедов, ни у остяков женщину в праздности; точно также и в чуме Занды царствовала постоянная деятельность. Так, должно быть, протекала жизнь наших прародительниц задолго до того, как трудолюбивые жёны рыцарей и благородные девицы принялись за веретено и грубый домашний холст. У наших предков прекрасному полу было, очевидно, немало дела, и он был более обременён трудом в «борьбе за существование», чем теперь.

Что стряпня не особенно обременяет остяцких женщин, видно уж из их образа жизни. Вообще приходится только поставить на огонь котелок, о чём, впрочем, каждый заботится отдельно. Но если у остяцкой женщины почти нет стряпни, зато у неё руки полны дела – и госпожа Занда редко имела свободных полчаса, чтоб посвятить их своей любимой лисице. Женщины не только помогают в заготовлении зимних запасов, сушении рыбы и т. п., но на них одних лежит обязанность одевать всю семью и приготовлять посуду. Они заготовляют нитки, выделывают шкуры, шьют платья и обувь для себя и прочих членов семьи; плетут прекрасные травяные циновки, сшивают циновки из берёсты для дома, чума и т. д.

Орудиями для дубления служат у них прямая и согнутая железка (остяцкое воль, самоедское морро); главным же инструментом для этой цели служит нож (по-остяцки кьеши), лезвие которого имеет 1 ½ дюйма ширины и 6 дюймов длины. Ножом действуют они так же искусно, как наши женщины ножницами, которые им неизвестны. Они режут им на полоски белый и тёмный олений мех и делают из него красивые, почти изящные опушки, которыми обшивают шубы, подушки, рабочие мешки и т. д. Кроят они обыкновенно на «рабочем ящике» (по-остяцки ешенабшико) – крепком, сделанном из одного куска…, суженный и изогнутый конец которого часто бывает испещрён красивой резьбой.

Материалом для шитья служат, как известно, высушенные и очищенные от жира оленьи жилы (остяцкое лон), которые представляют собою тончайший материал, лучше которого невозможно и желать. Жилы с хребта (шешь-лон) доставляют более грубые нитки, Ахиллесова тетива (хур-лон) – более тонкие. Последние (верим-лон) выделываются так тонко, что служат для вышивания на коже. При громадном количестве убиваемых оленей женщины семейства Занды были постоянно заняты собиранием полезного материала и его обработкой. Для этого не нужно было ни прялки, ни веретена; ручные приёмы их весьма просты. Жилы делятся на чрезвычайно тонкие нити; делают это зубами; разрезав, тянут их чрез зубы и сучат ладонями рук или на щеке в тонкие нити, которые крепостью не уступают пеньковой пряже. Для наматывания их употребляют простое деревянное мотовильце.

«Наши матери упали бы в обморок, если б увидели, как маленькие остяцкие дети действуют ножом»

Ещё более чем нитками занимались теперь приготовлением оленьих ножек, главным образом потому, что здесь полезное соединялось с приятным. Отделяли ноги в коленке, подрезали кожу у копыта, захватывали её зубами, сдирали с кости, и последняя оголялась. Одним ударом ножа её раскалывали и с жадностью проглатывали сочный мозг. Даже грудной малютка вдовы, двухлетний мальчуган, очень хорошо знал эти мозговые кости, протягивал к ним руки и, если ему их не давали, то начинал кричать.

Сырое мясо вместе с материнской грудью составляло главную пищу этого грудного младенца, и его личико было большей частью испачкано кровью, как и у его маменьки, которая очень мало заботилась о чистоте, но зато обращала большое внимание на наряд своего детища. Рубашек или какого другого белья остяцкие дети не носят и довольствуются, так же как родители их, одной шубой. Наша вдова разукрасила шубу своего малютки бусами и побрякушками и не менее наших матерей гордилась своим ребёнком и его нарядом.

Наши матери упали бы в обморок, если б увидели, как маленькие остяцкие дети действуют ножом, и этого им никто не запрещает. Я видел однажды четырёхлетнего ребёнка, который возился с оленьими рогами. Хотя на это требовалось довольно много силы, он упорно продолжал свою работу и с удовольствием пожирал отрезываемые куски… Вследствие таких упражнений дети научаются действовать ножом – этим главным орудием в их жизни, в то время, когда наши дети едва ещё научаются есть ложкой, – и мне никогда не случалось видеть, чтобы остяцкий ребёнок обрезался.

Ужин и утренний туалет

За ужином обыкновенно вместе с оленьим мясом являлся большой чайный чугун, и выпивалось громадное количество кирпичного чая. После этого отправлялись спать, если только я не задерживал разными расспросами, что случалось нередко. Один из людей отправлялся, впрочем, караулить стадо, что всегда производилось на тройке оленей. Хотя мы ни разу не встречали в тундре волков (самоедское вунга или вюнга-зарник, остяцкое чартаха), но, тем не менее, они там водились и причиняли немало вреда оленьим стадам. У старика Джунши они в одну ночь зарезали и разогнали 30 штук оленей. Таких разогнанных и прибежавших из другого стада оленей считают даром неба, немедленно убивают и съедают.

Как у лапландцев, так и у остяков, олень – единственное искушение, при котором честность их терпит крушение. Но зыряне сохраняют таких забеглых оленей, кладут на них свои метки и таким образом завладевают целыми стадами самоедов… По уверениям наших людей, зыряне и самоеды нередко воспитывают и так приручают волков, что они вместе с собаками караулят стада.

Это сказка, которой они сами не верят, так как по тщательным исследованиям оказалось, что никто из них не видал такого ручного волка. Как люди имеют против волков своих богов-хранителей, так и между волками есть «шайтаны», которые служат предсказателями. Зимой, во время сильных морозов и голода, они собираются к Камню (т. е. к Уралу) и нагребают снежный сугроб. На него вспрыгивает самый мудрый из волков, и вся стая бежит с ним в ту сторону, куда более осыплется снег. Это значит, что там они найдут добычу. По рассказам туземцев, волчиха никогда не беспокоит стада поблизости от гнезда и всегда по возможности скрывается.

Утренний туалет состоит в причёсывании длинных волос, которые мужчины также заплетают в две косы; редко, впрочем, употребляют при этом гребень. А между тем это было бы необходимо, как для семейства Занды, так и для наших людей. Не раз видал я, как отец Занды искал в голове молодого Занды, а невестка в голове матери и т. д. Тут царствовала похвальная готовность служить друг другу. Только маленькая Занда должна была сама чистить свою голову, потому что супруг её был нелюбезен и в этом отношении. Но маленькая женщина умывалась, по крайней мере, аккуратно каждый день и как следует – водой, а не на манер богатой жены Дзеингии, которая набирала в рот воды и выливала её на руки. Что полотенца у этих людей излишни, разумеется само собою; по крайней мере, полотенца, как мы их понимаем. Но у них есть свои утиральники, и очень практичные, хотя не тканые.

Фото: АиФ / Яков Яковлев. Фото: Г. М. Дмитриев-Садовников.Ищет в голове. Ваховские ханты. 1913 г. 

Посредством особого рода струга (по-остяцки волдаб), состоящего из куска дерева, выдолбленного в длину с поперечным расщепом, куда вставляется лезвие ножа, как железко в струге, они скоблят лиственничное и ивовое дерево. Образующиеся от этого стружки представляют тонкую, эластичную, мягкую массу, впитывающую воду, подобно губке. Этот материал (по-самоедски пио-ворро, по-остяцки вотлеб) женщины всегда имеют при себе в своих рабочих мешках или в вышеупомянутых рабочих ящиках. Они служат для вытирания лица, рук, посуды и для других целей. Так, мужчины, набив нос нюхательным табаком, затыкают ноздри как пробкой наскоблённым деревом, чтоб продлить это высочайшее наслаждение; женщины же затыкают… но я ограничусь одним этим примером, потому что невозможно назвать все способы его применения.

Продолжение истории, а также записки иностранцев в Сибири читайте каждый вторник в рубрике «Иностранцы о Югре и югорчанах».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество