aif.ru counter
871

Записки о русском посольстве в Китай: «… Очень ленивый народ»

В материале рубрики, размещённом 22 апреля, представлена подробная биография Избранта Идеса, который в 1692–1695 гг. возглавлял российское посольство от Пётра I к императору Китая, а затем издал об этом книгу – важнейший источник знаний о России (и Сибири в том числе) конца XVII в. Но он был не единственный, кто вёл дневник. Записи вёл и другой участник той дипломатической акции – Адам Бранд. И тоже впоследствии опубликовал их.

А. Бранд родился в г. Любеке, что в Голштинии (Северная Германия). Годы его жизни неизвестны. Любек в те времена сосредоточил в своих руках торговлю с Россией, так что молодому и, судя по всему, энергичному человеку сам бог велел обратить свой взор на восток. Каким образом он оказался в России, а затем и в посольстве И. Идеса, отправленном в Поднебесную, неизвестно. Как, кстати говоря, и его статус в этом мероприятии: одни называют его «послом», другие – «секретарём посольства», третьи – «членом свиты посла».

Возможно, сначала А. Бранд не собирался вести записи, но к этому его подтолкнули обстоятельства, о которых он сам рассказывал так: «Среди как немецких, так и русских моих спутников нашлось несколько человек, взявших на себя обязанность описать путешествие. Кончилось же дело тем, что они свалили всю работу на меня, не отказывая при этом мне в дружеской помощи». Однако со своей задачей Бранд справился, и сегодня специалисты ставят источниковедческую ценность его записей выше, чем дневника И. Идеса.

После возвращения из Китая А. Бранд уехал за границу и больше никогда в Россию не возвращался. Первое издание своих записок о путешествии в Китай он выпустил в Гамбурге в 1698 г., второе – в 1712 г.

Нижеприведённый текст воспроизведён по изданию: Избрант Идес и Адам Бранд. Записки о русском посольстве в Китай (1692–1695). – М., 1967.– С. 90–105.

Записки о русском посольстве в Китай (1692–1695 гг.)

«… Очень ленивый народ»

Как только господин посол попрощался с господином воеводой и его двумя сыновьями, мы взошли на борт и с двадцатью стрельцами, или солдатами, которые по приказу его царского величества были даны послу в качестве конвоя до города Сургута, отплыли 22 июля на двух больших судах по упомянутой реке Иртышу к Енисейску. 24-го мы достигли слободы, или местечка, Демьянской и, так как мы нуждались в новых гребцах, остановились здесь. В этом месте в Иртыш справа впадает река Демьянская. До сих пор мы ежедневно два или три раза на день получали свежих гребцов, однако же это был очень ленивый народ. Они, остяки, особенный народ, о жизни и обычаях которого мы еще расскажем.

«В этой местности много бедного, оборванного люда»

Получив свежие подводы, прибыли мы рано утром 28-го июля в слободу Самаровской Ям, а 29-го на рассвете выехали оттуда. После того как мы проплыли какие-нибудь две версты по Иртышу, нам пришлось пересечь справа против течения проток, или рукав, реки Оби, и 1 августа мы оказались на знаменитой по всему свету реке Оби. Она оказалась широкой, глубокой и неудобной для судоходства как ввиду большой опасности кораблекрушения, так и из-за ужасного волнения. Обь течет с юго-запада из калмыцкой земли и впадает в Татарское море.

6-го числа прибыли мы в Сургут – небольшой городок, в котором почти нет торговли и движения, поскольку в нём живет мало народу. Здесь мы отпустили сопровождавших нас из Тобольска солдат и взяли с собой шестнадцать других, которых воевода отправил с нами до Нарыма. В этой местности много бедного, оборванного люда. Объясняется это тем, что у них мало земли, неразвитое сельское хозяйство и промышляют они только охотой на соболей, горностаев и лисиц.

Соболей ловят здесь совершенно иначе, чем мы описали… Здесь их стреляют тупыми стрелами или же под деревом, на котором сидит соболь, разводят огонь, от которого соболь дуреет и падает с дерева, тут-то его и ловят охотники.

Горностаев ловят специально изготовленными и расставленными силками, на лисицу же охотятся с собаками.

«…Зимой нельзя добраться от Тобольска до Нарыма на лошадях…»

9-го августа мы покинули Сургут, получив в нём смену молодых гребцов, которых мы воодушевили ласковыми речами, так что они налегли на весла, и мы уже 13-го оставили слева реку Вах, 19-го реку Тым и 24-го прибыли в город Нарым, лежащий на левом берегу Оби.

Собаки и охотник в одной упряжке. Река Конда. Фото: Из личного архива / Яков Яковлев. Фото: А. Каннисто, 1904 г.

Курьезно, что зимой нельзя добраться от Тобольска до Нарыма на лошадях, а лишь на собаках, которые тянут за собой сани, или нарты. Делается это следующим образом. В сани запрягают трёх или четырёх собак, которых хозяин гонит вперёд кнутом; когда же сани нагружены, то иногда сам хозяин тащит сани вместе с собаками. Лошадей не употребляют потому, что вся страна подобна пустыне, в ней нельзя найти никакого корма для коней, да и снег зимой лежит глубиной более сажени, морозы же настолько сильны, что собаки с нартами несутся поверх снега. Когда здешнее редкое население собирается на промысел, охотники везут на собаках продукты питания и охотничье снаряжение – луки, копья, стрелы, топоры и многое другое – в определённое место. Оно у них является местом сбора, где охотники проводят по семь – восемь недель, место же, где они ловят дичь, находится в восьми – четырнадцати днях пути от их жилищ.

Такими же санями пользуются живущие в этих местах остяки, когда они зимой выезжают на рыбную ловлю. После хорошего улова на тяжело нагруженных санях, в которые запряжены сильные собаки, они едут продавать рыбу.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах