aif.ru counter
12.12.2013 15:14
147

Надежда Губарь: Сто двадцать два способа влезть в платье

Попадаться в свой же капкан – самое любимое наше занятие

Антонина еще раз прочитала открытку. «Приглашаю Вас»… и так далее по списку. Сердце приятно екнуло. Ну, надо же такому случиться, чтобы и в ее двери постучалось счастье. Простое женское, аккурат перед Новым годом. И вот оно – приглашает на вечеринку! Ну, конечно, она пойдет. Вот только в чем?

Оно самое

В жизни поварихи Тони передряг хватало. Первый брак с самого начала не сложился. Запойный и «кулакастый» Василий перед тем, как уйти, в гневе располосовал половину гардероба.

— Чтобы не шлялась ни с кем! – орал. Орал и рвал, рвал ее наряды.

В сущности, что там за наряды-то? Кофточки-юбки из атласа производства Турции, брюки неизвестно-безразмерного вида, джинсы с рынка у автовокзала. До самого главного Василий даже в гневе не добрался.

Вот оно – мечта всех Тониных подруг – фирменное платье от Манукяна. Жутко дорогое и невероятно прекрасное. Задача максимум – в него влезть. Дело в том, что от Васиных запоев, его ухода и последующего одиночества Антонина поправилась на десяток кило. Собственно, худеть-то было не для кого, вот она и не старалась.

— Вот блин, – осознала она тяжесть ситуации. Надеть платье при желании и силовом нажиме было еще можно, а вот дышать в нем было бы проблематично.

— Не, Тонька, это нереально – похудеть настолько, – подруга Лиля с важным видом закурила, – кстати, курево, говорят, помогает.

— Мне надо пять кило хотя бы скинуть. Дай закурить.

— Лучше продай его мне и купи себе чего попроще.

Тоня закашлялась. От дыма был отвратительный привкус во рту.

— Я в нем буду ослепительна. Понимаешь, меня ОН пригласил. Вот, скажи, у кого из офисных кошелок есть платье от Манукяна?

— Так на нем же не написано, от кого оно.

— А лекала, а ткань?

— Слушай, Тонь, я тебя люблю, но толстая повариха в любом платье не очень… Так-то.

— Худая стерва – тоже, – машинально отметила Тоня. Она Лилю любила, но отказываться от мечты не хотела. – Сажусь на диету.

— Это нереально.

— Ради Него и Манукяна можно сделать что угодно.

Супчик для киски

— Только не смотреть, только не смотреть, – словно мантру повторяла Тоня с утра. Однако пар от кастрюль не становился менее ароматным.

— Девушка, мне гуляш.

— Угу, сейчас, – зажмурившись, Тоня бухнула мясо в тарелку. – Не смотреть, не дышать, – зашептала с новой силой.

— Вы колдуете там, что ли?

— Нет, простите, – Тоня смущенно улыбнулась, – я на диете просто.

Посетитель оглядел девушку с ног до головы:

— Сочувствую.

От мысли, что дома ее ждет только супчик из замороженных овощей и бульонного кубика, становилось смертельно жалко непонятно чего. А ведь только пятый день пошел. Себя обманывать, оказывается, сложнее всего. Суп Тоня тайком подливала коту. Он не ел, но и не худел. Проследив, Тоня поняла, что его подкармливали на улице сердобольные бабушки. Ей же помочь было некому. Подруги смеялись. Курево порождало ощущение, что в рот сходили по-большому. А килограммов ушло ровно полтора.

— Это можно расшить, – принесла Тоня свое «восхитительное» в ателье.

— Расшить? Да вы что, девушка? Ткани такой нет, да и выглядеть будет… уж вы меня извините. А чье это?

— Мое, – Тоня залилась краской.

— Знаете, вы посидите на диете. Вот, кефирная хорошо помогает. Главное ведь, что – влезть в платье. А молнию можно зашить сзади, чтобы не разошлась.

На всякий случай Тоня посетила магазин для красивых, но полненьких. Ни-че-го. Трикотаж, блестки и придающие лишние объемы балахоны, вроде тех, которые носит примадонна всея страны.

— Ну что, платье? Попробуем ушиться? – платье молчало, оно, вообще, жило какой-то своей, более волшебной, нежели Тонина, жизнью.

— Ну, Тонька, зашить-то я тебя зашью, – смилостивилась Лиля, – Только ты, того, не ешь ничего. Да, и – не садись никуда.

— Я танцевать буду. С НИМ, – мечтательно сказала повариха.

Вторая кожа

— Тонечка, вы чудесно выглядите!

— Спасибо, – прошипело пунцовое создание.

Час. Час утяжек, «Грация» на размер меньше, чем нужно, Зашивание молнии мелкими стежками. Если бы Тоню попросили что-нибудь сказать, она бы не смогла.

— Платье – просто чудо!

Ей бы продержаться, ей бы только продержаться…

— Танцевать пойдем?

Боже, какой галантный. Только бы не посадил никуда. Хорошо, что стол – фуршетный. Тоня улыбнулась непослушными губами. Медленная музыка была какой-то слишком медленной. Даже обволакивающей…

— Воды! Воды!

Как Тоня очутилась на полу, она совсем не помнит. Видимо, упала. В обморок сначала, потом на пол. Боже, наверное ОН даже не смог удержать такую тушу. Вот ужас…

— Я могу встать, спасибо.

Ох, зря она это сказала. Если упасть получилось, то встать – задача повышенного уровня сложности. Вздохнуть – нет. Пошевелиться – нет. На четвереньки – практически невозможно. И вот она – лежит, а все стоят и ждут, когда она поднимется. Ведь сказала, что сама. Картинно протянула руку ЕМУ, а он – не понял. Еще лучше – лежит на полу бревно с поднятой рукой и улыбается…

Поднялась кое-как, с помощью двух пожилых сотрудниц. То ли они были в молодости в подобной ситуации, то ли пожалели просто.

— Пропала личная жизнь, – рыдала Тоня по дороге домой в мобильник.

— Я приеду щас, – нетрезво обещала Лиля.

— Да не надо. Сдохну одна.

***

По дороге домой купила торт и шампанское. Пропадать, так с музыкой. Прямо в сапогах прошла в комнату. Швырнула шубу в угол и поняла, что сесть не сможет. Больше того, не сможет и лечь. То есть, вообще никак. Снять Манукяна самостоятельно невозможно. Тщательно зашитая молния – на спине. Лиля просто устаралась несколькими часами ранее.

— Проклятое платье! – всхлипнула Тоня. Еще раз покрутилась перед зеркалом, сфоткала себя на мобилу… И решительно отправилась за портновскими ножницами.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество