aif.ru counter
25.03.2012 14:13
Светлана Тузова-Щёкина
217

Как влияет на людей плохая архитектура?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АИФ-Югра 21/03/2012

Принцип «2У»

- Борис Георгиевич, архитектура – это и ремесло, и искусство. Кем Вы себя ощущаете?

-  В переводе с греческого, архитектор – главный строитель, в Египте - строитель пирамид, фигура, почти равная фараону, в древнерусском языке это зодчий – гончар, работающий с глиной. По-моему, архитектор, понимающий суть своей профессии, - обязательно демиург, создатель. Сейчас многие, насмотревшись картинок в интерьерных журналах, думают, что они разбираются в дизайне и архитектуре. А я в ужас прихожу от этих журналов. Настоящий архитектор не просто проектирует микрорайоны, он создаёт пространство, которое влияет на людей, подталкивает их друг к другу, вершит судьбы. Например, есть в городе красивая площадь, на которой что-то происходит интересное, молодой человек приходит посмотреть, пообщаться и встречает девушку. Судьба? Дело даже не в эстетике строительства, а именно в создании некоего пространства, которое поможет людям объединиться в круг. Люди думают, что они сами решают, куда пойти и чем заняться. На самом деле за них это решает специально созданное пространство.

 

 фото: russianlook.com 

 - Вашу судьбу тоже решило пространство?

- Надеюсь, в этом плане я независим. Я же сам – создатель, остро чувствую, где и что на меня воздействует. Хотя я тесно связан с севером, согласно семейной легенде, наш род ведёт своё происхождение от Вихоря Савина, атамана и рудознатца, принявшего бой на берегу Ангары.

- Почему наши градостроители-творцы сотворили многие северные города невыразительными и серыми?

- Думаю, 99% спецов просто не выдержали испытания деньгами. Процветает принцип «2У»: угадай и угоди. Кто заказывает музыку и платит, как правило, не обладает развитым сознанием, но хочет участвовать в процессе. Шустрые архитекторы так и работают: «Как заплатили – то и получайте». С точки зрения архитекторов, по типу все здания бывают либо декорированными сараями (например, здание правительства Югры), либо объёмными «утками» (КТЦ «Югра-Классик»).

 

 фото: АИФ-Югра 

Сарай строить легче, поэтому их больше. Если Ханты-Мансийску повезло, что его старый фонд малоценен, подлежит сносу и не мешает никаким идеям, то некоторым городам, например, Ураю, в «наследство» досталась блочная серая застройка – сплошные «сараи», их даже декорированными не назовёшь. Но урайцы начали облицовку зданий. А функционально это очень живой город, удобный. Жаль, что нет там сейчас человека, который вёл бы эту работу.

Пришёл, увидел и срубил

- Насколько соотносятся с  судьбой Ханты-Мансийска идеи строительства океанариума, тропикариума, вышки-стелы на горе в 54 метра…?

- Нельзя архитектуру использовать как способ оставить о себе память. Почему-то никого не интересует строительство доступного жилья, зато все с упоением проектируют многоуровневые комплексы. Дело не в том, чтобы построить что-то вырывающееся из среды, а наоборот, нужно формировать гармоничную среду. Плохую одежду можно не носить, а плохая архитектура будет влиять на людей десятки лет. В столице округа рельеф холмистый, с богатым лесом. Трудный, но интересный для зодчего. Надо разгадать, как идёт энергия, что вылепится из глины. И ещё один плюс города – не было задано какого-то жёсткого направления, есть шанс создать нечто особенное, с чистого листа. Но нельзя ошибиться. Сейчас на подготовленную почву нового микрорайона «Западный» много желающих со своими планами, но нельзя на красивую белую накрахмаленную скатерть класть кусок колбасы, лишь бы занять место.

 

 фото: АИФ-Югра 

- Что делает город городом?

- Общественное пространство с пешеходными зонами, возможность встреч и общения. Ещё несколько лет назад Ханты-Мансийск был деревней: деревянные тротуары, грязь, коровы на улицах, по вечерам люди ходили с электрическими фонариками. Начали с организации площадей для массовых действий. Пришлось развернуть в другую сторону Парк Победы, вырубить много деревьев (с тех пор ко мне прилепилось прозвище Железный Дровосек), выстроить пешеходные бульвары. Я ведь в работе злой, когда строители пытаются упростить мои решения, я настаиваю на своём, не боясь и крепкого русского словца. Когда я изучал планы, обнаружил, что ключевые площади в целом составляют пентаграмму (правильный пятиугольник – знак, оберегающий от зла, - прим. ред.) Сейчас в Ханты-Мансийске уделяется пристальное внимание общественным потребностям, обустройству благоприятной среды для жизни и работы, чтобы можно было гулять пешком, на каблуках. Это отличает Ханты от других городов Югры. Продолжается работа над набережной. Человек должен тянуться к таким местам, не отдавая себе отчёта, почему так происходит. Вот такой сценарий у нашего города, осталось только ему подыграть.

Досье:

Борис Вихорев родился в 1960 году в Новосибирске, там же закончил архитектурный факультет института. С 1998 года – в Ханты-Мансийске. Работал главным архитектором округа.  Лауреат общероссийской  премии «Профессионал России». Женат. Двое сыновей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество