aif.ru counter
2468

Хантымансиец живет в старинном доме, построенном на костях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Югра 09/04/2014
ОТРК "Югра" / Скриншот

Заурядный с виду дом в Ханты-Мансийске по улице Горького три века назад был часовней. Примерно в 30-х годах XX века деревянный храм был перестроен под жильё. Лишь большое окно в центре дома, аккуратно заложенное брёвнами, напоминает, что когда-то здесь была часовня.

И гвоздь не вбить...

Когда в 80-х годах прошлого века мать Виктора Шнайдера покупала дом, она и предположить не могла, какие сюрпризы ждут её и её сына. Начали как-то копать яму под денник и обнаружили несколько черепов и кости. Вызвали милицию. Те посоветовали обратиться в музей. Лишь в 2011-м, когда мать и сын, меняя полы, обнаружили групповое захоронение, дом начали изучать специалисты. «Живём на кладбище, везде одни могилы. Где ни копнёшь – черепа», – вздыхает Виктор.

После нескольких экспертиз здание признали памятником архитектуры и старины регионального значения, земле придали статус объекта культурного наследия, а Шнайдеры попали в любопытную и пока безвыходную ситуацию. Дело в том, что дом ветшает, крыша течёт, стены гниют. И зимой, и летом в комнате работает обогреватель, но и он не спасает – в стужу температура опускается до плюс семи. Косметический ремонт приходится делать по два раза в год – не держатся ни потолочная плитка, ни обои. Перекрыть бы заново крышу, да нельзя. Виктор подписал охранное письмо и теперь даже лишний гвоздь не имеет права вбить. «Ни пристроить что-то к дому, ни капитальный ремонт сделать я теперь не имею права. Здание надо реставрировать, но где я, пенсионер, найду на это денег?», – сетует хозяин.

Старинный дом-часовня Фото: Скриншот / ОТРК

Владелец достояния не в силах даже провести работы по консервации, а это, по мнению экспертов службы охраны объектов культурного наследия, необходимо сделать уже сегодня. Тем не менее, обязанность поддерживать дом и одновременно памятник архитектуры в надлежащем состоянии никто не отменял. По федеральному законодательству именно собственник должен сохранять и реставрировать объект. И делать это он должен в соответствии с проектом, то есть придать зданию первоначальный исторический вид. Но тогда жилое помещение превратится в часовню, а жить в культовом объекте – невозможно.

Если же владелец не будет беречь исторический памятник, тоже не будет ничего хорошего. «Есть постановление Правительства РФ «О порядке подготовки и выполнения охранных обязательств при приватизации объектов культурного наследия», есть поправки в закон «Об объектах культурного наследия». Если собственник дома-памятника не подчиняется требованиям постановления, то должен будет заплатить неустойку, 200 МРОТ, и всё равно провести за свой счёт реставрацию, в противном случае по суду у него могут «изъять» этот культурный объект. То есть выселить человека и отреставрировать памятник, используя бюджетные средства. С таким предложением чиновники в прошлом году выходили. Но нельзя передать права собственности на объект культурного наследия государству, если нынешний владелец не производит действий, угрожающих его сохранности. А Шнайдер, грубо говоря, стены топором не рубит»,- объясняет юрист Виктор Кирюхин.

Как видим, ни один из вариантов не предполагает проживания человека в часовне. Кстати, это единственный случай во всей России. Собственник уникальной недвижимости готов переехать, но куда? В доме проживает три семьи. Требование трёх однокомнатных квартир вполне логично. Но чиновникам кажется, что плата непомерна. Но ведь и случай неординарный: Никольская часовня – единственное во всём округе подлинное, сохранившееся до нашего времени культовое здание 18-го века. А могильник – кладбище первых поколений жителей Самарова – 17-й век. Три года вопрос не может сдвинуться с мёртвой точки.

Сберечь родовое гнездо...

В Югре много говорят о вымирающей обско-угорской культуре. Но не только ханты, манси и ненцы жили на этой земле. «Триста лет назад в Югру из-за Урала пришли русские, татары и ссыльные латыши. Они сформировали свою, уникальную культуру. Её называют «челдонской», или «старорусской», «старосибирской», – рассказывает старший инспектор службы государственной охраны культурного наследия округа Яков Яковлев. – Дома в районе Самарова представляют собой материальную часть этой культуры. Полати, печи, декоративная отделка здесь совершенно уникальны. Они – уральские, но местные мастера, в том числе тобольские, привнесли свой колорит. Терять такие здания просто преступно». Речь идёт о домах Карандашовых, Кайгородовых, Веденеевых – хорошо известных и уважаемых в 18-19 веках семей.

Есть заключения об историко-культурной ценности зданий. Однако все они находятся в частной собственности, и никто из владельцев не может обеспечить надлежащее содержание этих домов. Поэтому и возникает трудноразрешимая проблема с организацией государственной охраны этих объектов архитектуры. Но...

«Сохранить эти дома надо. Дети спросят: а что раньше было-то? Как жили? А как мы покажем – на пальцах? Хроники исторической тоже мало сохранилось. Думаю, не такие уж большие деньги для сохранения этих памятников нужны. Тем более в нашем, богатом пока ещё, округе», – рассуждает жительница Ханты-Мансийска Татьяна Пуртова.

Адрес жилого дома-часовни Фото: Скриншот Яндекс.Карты

Кстати сказать, в Сургуте почти все здания, которые могли бы стать памятниками архитектуры, уже снесены. Из нашего сознания постепенно «вырезают» историческую память.


Разрушаем гармонию

Наталья Мухина, член Ханты-Мансийского общества краеведов:

– Из истории Южной части Ханты-Мансийска можно узнать, как жили наши предки, какие дома у них были. Исторический ландшафт и линия от восточного края Самарова до Археопарка наполнены массой исторических событий, помнить и знать о которых необходимо. Старая часть города могла бы служить местом проведения экскурсий и наглядных уроков истории. В округе много говорится о развитии туризма. Только вот на что возлагаются надежды? Археопарк – место надуманное. А нужно то, что всколыхнёт память, заставит трепетать сердце.

К сожалению, история Самарова не учитывалась проектом планировки территории нового микрорайона «Иртыш», который обсуждался на публичных слушаньях в январе. Основная цель проекта – популярное ныне уплотнение, а не создание удобного гармоничного пространства. Трудно назвать грамотным решение застроить такой район многоэтажными домами. Это приведёт к нарушению сложившейся среды обитания, лишит район узнаваемости, закроет исторически сложившийся ландшафтный силуэт. Ставить высотки вблизи архитектурной исторической доминанты, Покровской церкви, – большая ошибка. Всё это лишит территорию привлекательности и гармонии.

Самарово должно быть визитной карточкой города, именно этот район имеет наибольший туристический потенциал. Самобытный, соответствующий природным реалиям и связанный с историей поселения, а не типовой, «инкубаторский» проект нужен для Самарова.


Любовь Чистова, председатель общественной палаты Югры:

- Мы говорим о конкретном объекте, Никольской часовне. Это единственное культовое здание бывшего села Самарова, дошедшее до наших дней. Чтобы решить проблему, нужно очень много усилий и согласований. Первое рассмотрение вопроса было в декабре 2012 г. – до сих пор конечного результата нет. Нет межведомственного согласия в этом вопросе.

Чтобы обеспечить сохранность и использование ансамбля Никольской часовни, мы отправили в адрес городской Думы и главы Ханты-Мансийска свои рекомендации. В первую очередь, нужно инициировать принятие жилого дома №1 по ул. Горького и земельный участок, на котором он находится, в собственность Югры либо Ханты-Мансийска. Нужно разработать и реализовать механизм сохранения этого объекта культурного наследия. И, конечно, к проблемам собственника здания нужно отнестись очень внимательно.


Андрей Кондрашов, руководитель службы государственной охраны объектов культурного наследия Югры:

– Не каждое деревянное здание, которому более ста лет, – памятник. Но каждое – в аварийном состоянии. И чем раньше мы начнём работу по консервации, а в идеале – реставрации и превращению его в культовое здание, тем лучше.

В столице округа около 10 домов (ул. Горького, Кирова и Некрасова), обладающих признаками объектов культурного наследия. Для города они интересны и с исторической, и с архитектурной точек зрения.

Мы разработали концепцию по созданию ландшафтного музея русской старожильческой культуры. Предлагаем перевезти дома, дворы и другие исторические постройки со всего округа в Ханты-Мансийск, разместить их на двух участках рядом с центральной частью села Самарова. Это будет уникальная улица – музей, что, конечно, повысит туристическую привлекательность столицы округа.

Справка:
В Омске в одночасье появилось много домов-памятников. В списках жилых зданий, а также на картах города они теперь не значатся. Поэтому у собственников возникли проблемы с получением медицинской и другой помощи государства.

А власти Иркутска изыскали возможность расселить целый жилой квартал. Теперь это специально созданная зона исторической застройки – Иркутская слобода. В ней – несколько десятков памятников архитектуры. Говорят, мэр Виктор Кондрашов лично приобрёл дом-памятник и курировал реставрацию объектов культурного наследия.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах