aif.ru counter
14.03.2013 14:05
Ирина КОЛОС
398

Бойцы невидимого фронта. Как в Нягани продвинутая молодёжь с наркобаронами борется

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ-Югра 13/03/2013

Шпионские игры

- Роман, почему вы решили бороться с наркоманией?

- Мой родственник на моих глазах за три года из спортсмена и активного человека превратился в конченого наркомана. Я видел его мать, которая умоляла его остановиться. Мне было тогда 19 лет. Мы с друзьями решили «почистить» город от этой дряни. Мы выслеживали распространителей и разговаривали с ними «по-мужски». Тогда о нас никто не знал. Сегодня нам звонят девушки, которые знают, что их парни продают наркотики, соседи, которые видят, что в квартиру напротив толпами ходит странная молодёжь, и просят помочь. Мы проверяем сведения.

- Как находите распространителей?

- Город маленький, все на виду, молодёжь знает друг друга. Когда 20-летний парень покупает себе крутой «Лексус» - это повод, чтобы присмотреться к нему. Мы следили, иногда по полгода, чтобы не ошибиться. Потом приезжали, доходчиво объясняли, кто мы такие и почему не стоит заниматься этим бизнесом. Первым, кого мы выследили, был азербайджанец лет 50-ти. Сами наркоманы на него донесли. Он привёз в город полкило героина. В 2003-м это стоило 1 млн рублей - огромная сумма. Когда мы везли дилера и наркоту в лес, страшно было. Я вёл машину и всё время думал: только бы гаишники не остановили. Нас бы тогда посадили надолго. Но всё обошлось. В лесу распотрошили свёрток, залили водой (так мы делаем всегда). Азербайджанец побледнел… Больше в городе мы его не видели. За прошлый год уничтожили около 8 кг разной дряни. Сейчас, в основном, это - курительные смеси.

- Полиция знает о вас?

- Думаю, да. Но торговцы на нас не заявляют. Один из наших парней попал на скамью подсудимых за телесные повреждения. Во время драки торговец ударился головой и получил травму. На суде выступили все мы как свидетели. Когда о причинах драки узнала судья, она дала нашему товарищу условный срок ниже низшего предела, потому что понимала всё прекрасно, потому что сама - мать. Мы отбираем наркоту, чтобы никто не пришёл и не купил её.

Город без наркотиков

- Но есть же законные методы борьбы …

- Есть. Но у полиции и гос-наркоконтроля (ГНК) законом руки связаны. Им десять тысяч бумаг надо написать, чтобы прижать этих гадов. А мы вычислили, поймали, побеседовали… Иногда достаточно было просто напугать тем, что по первому звонку мы привезём родителей тех, кого они «посадили на иглу». Это всегда работало. Они мести боятся больше, чем уголовного наказания. Конечно, есть и те, кто повторно попадался. А кто-то убегает из города, если узнаёт, что мы его вычислили. Дней в году не хватит, чтобы пересчитать тех, кого мы поймали. ГНК в нашем городе хорошо работает. Часто бывает: высматриваем кого-нибудь, а его - раз, и задерживают сотрудники полиции.

- Удалось искоренить наркоманию в Нягани?

- На какое-то время - да. Ближе к середине «тучных нулевых» у нас почти не было наркоманов и тех, кто продавал «дурь». Но появился предприниматель Аббасов, который начал продавать грязный мак. Очень долго с ним боролись, неоднократно говорили. Потом сотрудники ГНК изъяли у него более 3 тонн мака. Наркоторговца осудили надолго. Потом была семейная пара, которая в своём магазине торговала наркоманскими наборами. Туда толпами ходили «покупатели». Мы на выходе отбирали эти «покупки», но каждый день стоять там тоже не будешь. Но эти супруги тоже теперь за решёткой. Сегодня мы боремся против «легала», - так молодёжь называет курительные смеси. Это ещё большее зло, чем героин. Если «герыч» привыкание вызывает за несколько месяцев, то «спайс» и «фен» - психотропные наркотики. Я знаю ребят, которые один раз попробовали эту дрянь, и стали пациентами психиатрического отделения. Купить эту дурь можно без особого труда, но не из рук в руки, а через интернет, «аську»… Как это контролировать? Мы выследили одного. Приехали на место и увидели 14-летнего парнишку. Ребёнок совсем. Вот такие детки сегодня и продают наркотики. Когда я в школе учился, мы на переменках курить на улицу бегали. Был потайной уголок. Там всё было «бычками» завалено. Сегодня в «курилках» вместо окурков - пипетки, через которые курят смеси. Был случай в одной из городских школ. Около десяти восьмиклассников с урока на «Скорой» увезли - плохо им стало после того, как покурили. По моим данным, 70% школьников пробовали смеси. Десятки няганских подростков покалечили свою жизнь.

- Вам «спасибо» говорят?

- Бывает. Есть те, кто перестал употреблять наркоту и стал нормальным человеком. Есть те, кто бросил наркоторговлю, и сейчас - не последние люди в городе: занимаются спортом, общественной деятельностью, живут нормальной жизнью.

- Сам не боишься сесть в тюрьму за такие «разговоры» с наркобизнесом?

- Сесть я не боюсь. Да, то, что мы делаем, не очень законно, но по-другому нельзя. По закону уходит очень много времени. Оно может стоить десятков жизней. Да и суд присяжных никто не отменял. У всех дети.

Лекции помогут

Руслан МОЛОДЦОВ, руководитель реабилитационного центра «Гармония»,  г. Сургут

- Наркомания молодеет. Нашим пациентам сегодня от 18 до 40 лет. Бывают и моложе. Наркотики стали серьёзнее и сильнее. Самая большая проблема - психостимуляторы, спайсы и соли, которые продаются под видом благовоний, солей для ванн. В контексте физиологии они легче, но происходит серьёзное разрушение психики. Чтобы загубить свою жизнь, достаточно нескольких месяцев.

Сегодня в нашем центре на лечении находятся 60 человек. За год цифра достигает 100-120 человек. Но по статистике, в округе на учёте стоит порядка 30 тысяч наркоманов. Реально же эта цифра гораздо больше. Думаю, порядка 100 тысяч югорчан употребляют наркотики. Реабилитационных центров в Югре всего 5-6. Максимум мы можем пропустить человек 500 - это капля в море. Мы помогаем пациентам освободиться от зависимости и ведём их после выписки. На прежний путь они практически не возвращаются.

На мой взгляд, нужно быстрее менять законодательную базу. Наркодилеры не дремлют, быстро меняют состав курительных смесей. А наш законотворческий механизм неповоротлив, и новые вещества в список запрещённых вносят очень долго. По-моему, общественники должны активнее заниматься профилактикой. Мы на этой неделе запускаем серию семинаров для педагогов-психологов и соцработников. Создаём волонтёрские объединения. Других вариантов борьбы с нар-команией у меня нет.

Ирина МАКСИМОВА, член Общественной палаты Югры, председатель Комиссии по образованию и молодёжной политике:

- Есть три категории людей, вовлечённых в наркобизнес: верхушка, где крутятся огромные деньги, и, боюсь, что нам с вами никогда их не победить; средняя прослойка - распространители и третий слой - те, кто употребляет наркотики.

Я считаю, что для распространителей нужно ужесточать наказание вплоть до пожизненных сроков лишения свободы. Надо, чтобы наказание было самым суровым.

Что касается тех, кто употребляет наркотики, это, в основном, подростки и молодёжь, то их, конечно, нужно спасать.

Общество давно превратилось в синдикат по обслуживанию самих себя. Мы пишем бесчисленные бумаги, создаём видимость деятельности, говорим, говорим, говорим, а что в итоге? Мы совершенно разучились любить своих детей, близких, друг друга.

Употреблять наркотики начинают ребята, у которых есть психологические проблемы. Они хотят быть успешными в спорте, учёбе, профессии, но что-то не получается. Поделиться проблемой им не с кем - родители работают с утра до ночи. В школах учителя давно стали преподавателями, и, кроме предмета, их ничто не интересует.

Молодые люди, пытаясь спрятаться от проблем, начинают употреблять наркотики, заменяя мир проблем иллюзорным дурманом, в котором они -  счастливые и успешные.

Нужно поддерживать семьи. Мы ведь поддерживаем мало-имущих, матерей-одиночек, почему не работать с остальными семьями, чтобы избежать таких проблем? Мы перестали обращать внимание на людей…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество