aif.ru counter
26.09.2013 12:36
Елена Капитанова
29

В ожидании «взрыва»

Однако сегодня всё чаще говорят о том, что с этим статусом округу придётся расстаться. Перспективы неф-тяной отрасли мы обсудили с заслуженным геологом Югры Ириной БОРИСЕНКО.

Сливки сняты

– Ирина Евгеньевна, говорят, геологи – это особый тип людей?

– Геологи по-особому мыслят, они немного философы и в душе бродяги, равнодушные к деньгам. Есть рюкзак, руки и ноги, – и больше ничего не нужно. А самое главное – они считают, что всё вокруг живое. И я, кстати, тоже в этом уверена. Земля живая, она дышит, двигается.

– Как же такое мировоззрение геологов сочетается с варварскими методами нефтедобычи?

– Участки нефтяных месторождений сейчас принадлежат людям, которые, по сути, банкиры. Для них земля – экономический актив, с которого нужно скорее получить прибыль. А геолог – лишь наёмный работник, которого можно уволить. Интенсификация губит природу. Применяются действительно варварские методы нефтедобычи, например, те же гидроразрывы. Нефтяные пласты просто рвут. Это даёт кратковременное увеличение объёмов, но вскоре фонтан нефти потухает. В погоне за быстрой прибылью губят месторождения, которые могли бы ещё работать, и губят природу вокруг. А ведь существуют современные способы добычи нефти, которые безопасны для экологии и могли бы дать существенный экономический эффект.

– Почему тогда их не применяют?

– Во-первых, они идут в разрез с классическими понятиями, которые изучают в институтах. Это трудно принять даже учёным. Во-вторых, представьте – тысячи людей работают по определённым стандартам. Исходя из них, формируется себестоимость нефти, она же заложена в основу экономики. Если менять базовые подходы, то и всю систему нужно реформировать, людей переучивать, увольнять целые службы. Это выход из комфортной зоны. И этого все боятся.

– Правда ли, что нефтяная отрасль близка к кризису?

– Все прогнозы говорят об этом. Есть доклад директора Научно-аналитического центра рационального недропользования Александра ШПИЛЬМАНА, где на всех графиках кривая идёт вниз, к 2020 году объёмы неф-тедобычи существенно упадут. Мы уже сняли сливки – крупные месторождения Югры прошли максимум своей разработки и идут на спад. А мелкие требуют аналогичных вложений, но дают гораздо меньший результат. Они просто нерентабельны. Вот и получается, что нефти добывается всё меньше. На мой взгляд, это не катастрофа. На смену нефти должны прийти альтернативные источники энергии. Но в них нужно вкладываться уже сегодня. Тогда к моменту резкого падения объёмов нефтедобычи эту сферу будет чем заменить. Но сейчас нефтянка встала во всю ширь, – зачем что-то другое? Новым заниматься всегда невыгодно.

– Говорят, наши недра богаты не только нефтью, но и, например, термальными водами?

– На юге Тюменской области термальные воды уже используются, их ценность подтверждена медиками. Под Ханты-Мансийском такие воды, скорее всего, тоже есть. Но освоение этих участков требует колоссальных вложений. Чтобы построить водолечебницу, нужно пройти длительный этап согласования. Недавно недалеко от Тобольска, нам пришлось ликвидировать скважины с минеральной водой. Владелец не осилил затраты, и сдал лицензию.

Без царя в голове

– Может быть, проблемы освоения недр связаны с отсутствием единого центра, упразднённого Министерства геологии?

– Сегодня система такова: недропользователь покупает кусочек земли, рассчитывая обогатиться. Часть месторождения достаётся ему, а часть – соседу. Они не согласовывают свои действия, а нередко даже враждуют. Бурят скважины так, чтобы отхватить кусок соседского добра. Каждый тянет одеяло на себя. А месторождение можно разрабатывать только целиком, последовательно. Кроме того, они работают до тех пор, пока участок даёт заоблачные прибыли, а потом бросают. Надзорные органы неэффективны. Госкомиссия собирается раз в полгода: пожурили, и всё. И только когда владелец натворит с природой что-то «из ряда вон», отнимают лицензию. Подход в корне неправильный.

– Говорят, что геология превратилась в некое «кладоискательство». Системное изучение недр не ведётся?

– Есть исследовательские институты, есть учёные, которые пишут диссертации, но они постоянно натыкаются на преграды. Недропользователь стремится скрыть свои данные. Он либо убавляет результаты, чтоб укрыться от налогов, либо прибавляет, если хочет приукрасить участок для продажи. Когда такие данные соотносят, выходит какая-то разрозненная мозаика. Делать выводы на её основе невозможно. Национальное богатство нельзя раздавать в случайные руки, это неизбежно приведёт к плачевным результатам.

– И какими будут последствия?

– Природа в какой-то момент ответит «взрывом». Каждая скважина, – как укол. И это не может продолжаться бесконечно. В природе есть гармония, а мы разрушаем экосистемы. В районе Нижневартовска и Нефтеюганска вся земля в нефти. Страдают животные, медведи выходят на дороги. Мы их отстреливаем, а ведь сами уничтожили места их обитания. Это «первые звоночки». Мы уничтожаем природу, а ведь мы сами – её часть. И когда-то черёд дойдёт до нас.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество