aif.ru counter
12.10.2012 15:00
Светлана Тузова-Щёкина
33

О творческом бесстрашии и чиновничьем равнодушии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ-Югра 10/10/2012
Фото из личного архива Ольги Лазаревой

О театрально-чиновничьих коллизиях мы и беседуем сегодня с известной актрисой.

Как птицы небесные?

- Ольга Михайловна, насколько нам известно, проект театрального комплекса в Ханты-Мансийске был…

- Да. Был проект международного кукольного центра. Довольно амбициозный и дорогой. Его предложил художник Михаил Шемякин. По проекту предполагалась даже вертолётная площадка на крыше в виде шахматной доски. Зачем эта роскошь? Просто хотелось, чтобы в городе появилось волшебное, чудесное место, словно вход в другой, сказочный мир, где и дети, и взрослые почувствовали бы себя иначе. Там могли бы разместиться и театры, и клубы, всё, что помогало бы людям вырваться из обыденности. Не только ведь по кафе и магазинам детей таскать…

- А чем  плох «Югра-Классик» или Дом дружбы народов в качестве театральной площадки?

- В отличие от кино и телевидения, театр позволяет не на расстоянии следить за судьбой героев, а даёт возможность эмоционально переживать и проживать вместе с ними жизнь. Кроме финала или урока истории зритель обязательно должен ещё что-то вынести. Это «что-то» должно сделать его мудрее и добрее. И рождение эмоций - очень тонкий процесс. Здесь нужна камерность, близость к зрителю, а не огромный зал. Нужны декорации и домашняя атмосфера, которой невозможно добиться, если ты не знаешь, где в следующий раз доведётся играть. Если у театра нет своего дома - нет того особого пространства. 

- Видимо, за десять лет, став победителем многих театральных фестивалей и добившись признания и любви зрителей, театр кукол так и не заслужил своего дома…

- Видимо, да. Когда театр открывали, не думали ни о жилье для актёров, ни о создании элементарных условий. А мы, целая команда энтузиастов из Магнитогорского прославленного театра приехали поднимать новый театр. Такое творческое бесстрашие было - на гастроли по всему округу, и на пароходах, и на вертолётах, с огромными сумками с реквизитом. Жильё снимали. Я, например, платила за него больше, чем зарабатывала. И не думали бросать начатое. Мои родители взяли на себя заботу о моём сыне - только не бросай профессию, - говорили. 

Мне пришлось уйти на телевидение, а один из наших старейших актёров в свои 63 года занимал койко-место в общежитии. Сейчас он просто перебивается в подвальном помещении. Ему говорят - вам жильё не положено, вы не по приглашению приехали. А на его спектаклях кто только не был, даже Андрей Миронов. 

Гамбургский счёт

- Из театра Вы ушли, но и на телевидении делаете детскую программу, и в реабилитационном центре с детишками ставите спектакли, не можете без актёрства?

- Актёру без работы нельзя. Для него это - погибель. Но, с другой стороны, нужна и перспектива впереди. Были у нас и победы, и призы фестивальные, и гранты выигрывали, но в определённом возрасте хочется хоть небольшого внимания. Это очень важно. Хоть бы разряд повысили... Мы шутим, что дослужились только до «заслужённой обезьяны».

- И что делать в этой ситуации?

- Нужно уважать эмоциональный труд. Нужно, чтобы в городе было место, куда родители приходили бы вместе со своими детьми, чтобы пережить что-то уникальное. Представляете, какого культурного пласта лишаются дети, предоставленные телевизору и компьютеру? Я знаю людей, которые на наш спектакль «Бука» по несколько раз ходят. В спектаклях мы ищем для себя ответы на житейские и вечные вопросы. Наше ТВ со своим мордобитием и засильем программ типа «Давай поженимся» нас убивает. А говорить о любви надо, как без неё жить? 

Быть актёром - большой труд. У нас множество ограничений. Мы даже вино пили разбавленным - на нас же люди смотрят. Когда я готовилась к роли старухи в спектакле, режиссёр пользоваться косметикой запрещал - нужно было врасти в образ, пережить его. Сейчас показывают некоторые спектакли про войну - а на сцене девушка с маникюром и в капроне. Неправда начинается с деталей. И для актёра каждый день дорог - он по ролям замечает, как бежит время. Вот из Снегурочки тебя перевели в Фею, а вот уже - в Бабу Ягу. Поэтому и оценивает актёр своё дело по самому высокому, гамбургскому счёту.

- Что считаете самой большой бедой?

- Засилье дилетантов. Когда опыт людей, отдавших театру жизнь и силы, не нужен. Когда с лёгкостью отпускают молодых, потому что не могут дать им зарплату выше 12 тысяч. На это место приходит кто угодно. Вопрос - нужен или не нужен городу театр - так и не решается. А я, знаете, всё равно, когда клоуна перед детьми играю, изо всех сил рожи корчу!

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество