aif.ru counter
3992

Надежда Губарь: Рецепт приготовления чуда

— По-моему, муж меня больше не любит, – призналась Юля подруге, глотая слезы.

— Опять двадцать пять. С чего ты взяла?

— Он покупает себе еду отдельно.

— Может, на диету сел?

— Неее, вредное тоже покупает. Ну, скажи, я и правда мерзко готовлю?

— Честно?

— Ну.

— Мерзко.

Огромный опарыш

Готовка – это именно то, что Юлина мама умела делать в совершенстве. В гости на бесконечные дни рождения, Новые года набивались все знакомые и шапочно знакомые. Все кипело, настаивалось, пропекалось, поднималось… Весила мама сто пятьдесят килограммов, но отца это не смущало ничуть.

— Я уже немолодой, Юлечка, – откровенничал он, – мне, в сущности, немного надо. И это немного твоя мама готовит великолепно! У нее даже отварной картофель «с изюминкой». Учись. Путь к сердцу мужчины… Сама знаешь.

Юля знала. Только мужчины пока на нее реагировали совершенно иным способом.

— О, толстая пошла!

— Ты себе наряды в отделе чехлов для самолетов покупаешь?

— Робин Бобин Барабек! – неслось со всех сторон. У девочки – единственной радости папы с мамой – не было друзей. Совсем. Поэтому Юлечка плохо кушала, вздыхала и со временем, изрядно похудев, приобрела стойкое отвращение к пище. Субтильная хохотушка-блондинка Юля довольно быстро нашла себе ухажера.

— Надеюсь, ты не будешь похожа на свою маму? – спросил он после знакомства с родителями.

— Нет, что ты… – пообещала она, искренне полагая, что будущий супруг имеет в виду абсолютно ВСЁ.

Ну, вот так и зажили. Сначала ходили по кафе и ресторанам… Иногда готовил сам супруг… Частенько, отговариваясь занятостью, Юля разогревала полуфабрикаты.

Первые грозовые раскаты послышались, когда молодая семья решила пригласить друзей.

— Приготовь что-нибудь простенькое.

— Что? – Юлю обуял ужас. – Может, закажем?

— Зачем заказывать? Пиццу сваргань или картошку-мясо-овощи… – Женя неопределенно махнул рукой и отбыл на работу.

— Слушай, приходи ко мне стряпать, – умоляла Юля подругу.

— Что-что делать? Юлька, неужели?

— Поиск не выдает ничего вразумительного на «картошкамясоовощи»… А пицца – это слишком сложно.

— Я так-то на работе.

— А можно тебе звонить периодически?

— Попробуй.

ТО, что Юлия торжественно вынесла к столу, было неописуемо. Гости застыли в молчании. Наверное, это даже можно было съесть. Наверное. Но вииид. Украшение блюда сыром возымело не тот эффект. Вот, если бы его сначала потереть на терке…

— Юля, что это за гигантский голубь нагадил на противень? – бесился после вечеринки муж.

— Ты же даже не попробовал.

— Это не хочется пробовать. Это похоже на гигантский опарыш! Сама-то хоть съесть сможешь?

Потом он извинился и даже цепочку золотую подарил. А через некоторое время стал покупать и готовить себе сам. Отдельно. Молча.

Во что бы то ни стало

— Мама бы его вернула в семью, – сокрушалась Юля.

— За стол, в смысле.

— Путь к сердцу мужчины… Да ты все и сама знаешь.

— Так позвони маме.

— Нет ее уже в живых.

— Может, по записям научиться готовить? – глубокомысленно изрекла подруга.

Книга рецептов мамы мало чем отличалась по объему от «Большой советской энциклопедии». Юля с энтузиазмом взялась за дело.

— Главное, мужу ничего не говорить. Ну, чтобы не насмехался, – учила подруга. – Придет, а ты ему, раз – и борщ с пампушками!

— С чем?

— Прочитаешь там, в общем…

…Вот уже десять минут, как муж сидел, уставившись в тарелку, и молчал. Юля ждала.

— Это что? – выдавил он, наконец.

— Птенцы в гнездышке, – почему-то шепотом сообщила Юля.

Муж странно икнул в ответ.

— Понимаешь, глазки им я из бумаги вырезала. Ну, чтобы красиво было. Гнездышко – из макарон. Травку сделала из сухой петрушки. Клювики красненькие из картона, – почему-то всхлипнулось.

— Ты не переживай, Юля. Красиво все очень. Ты глаза точно не клеила? Ну, клеем?

— Я что, по-твоему, глупая совсем? – она горделиво вздернула голову. – Я целый день на это потратила!

— Вижу, – он медленно отделил картонный глаз от куска курицы…

Наверное, я умру

— Одно из двух: или я умру, или она научится готовить. Скорее, все-таки, первое, – грустно сообщал супруг Юли приятелю.

— Скажи, чтобы прекратила.

— Нет, не могу. Она так старается. Когда поняла, что я не могу идентифицировать то, что она готовит – печатает название или читает вслух рецепт.

— Ужас.

— Не то слово. А, что еще хуже, все, что есть в холодильнике, переводит…

— На что?

— А тебе, что, до сих пор непонятно?!

Юля готовила, муж страдал. Ни одному, ни другому радости ежевечерние встречи на периметре кухни не приносили. Но они терпели. Стиснув зубы, во благо семьи.

— Сегодня лучше. Даже не морщился, когда ел, – щебетала в телефонную трубку Юля.

— Что готовила?

— О, я за сложное взялась. Фрикасе готовила. А на десерт суфле. Приходи завтра дегустировать.

«Завтра» не получилось. Мужа Юлии с приступом увезли в больницу уже ночью.

— Острое отравление. Вы знаете, что он ел за последние сутки? – поинтересовался доктор.

— Не думайте, я ему лично готовила! И даже могу принести.

***

— Я очень люблю тебя, Юля. Очень. Но можно попросить тебя об одном одолжении?

— Не готовить? Поздно.

— Почему? – внутренне сжался муж.

— Доктор велел. Он не просил – он распорядился! – созналась с облегчением жена.

Еще через две недели супруги Сидоренко наняли экономку.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах