2241

Боксер Руслан Проводников – «Сибирский Рокки» из Берёзова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Югра 30/10/2013

В Америке начали снимать фильм о его жизни, а югорские аборигены хотят провести древний ритуал – воздать хвалу парню из Берёзово, который достиг больших высот в спорте.

19 октября Руслан Проводников победил на ринге американца Майка Альворадо и стал чемпионом мира по боксу по версии WBO в весовой категории до 63,5 кг.

Крепкий троечник

– Руслан, вы – первый чемпион мира по боксу из манси. Что чувствуете?

– Я горжусь тем, что я манси, но так было не всегда. В детстве стыдился этого. В школе меня дразнили «чукча», давали понять, что я человек второго сорта. Я смотрел на себя в зеркало и думал, почему я не такой, как все, комплексовал, дрался. Отца и мать каждую неделю вызывались в школу. К тому же учился я неважно, был твёрдым троечником. Уже взрослым я пришёл к учителям и попросил прощения за то, что доводил их до слёз.

– Бокс всё изменил?

– Уверен, что без спорта уже сидел бы в тюрьме. Когда мне было 10 лет, в берёзовском спорт-комплексе «Прометей» открылась секция бокса под руководством Евгения Вакуева. Отец привёл меня к нему и сказал: «Делайте что хотите, но чтоб сын человеком стал». Тренер быстро нашёл ко мне подход – хвалил и говорил, что гордится мной. Я бежал в зал, чтобы услышать эти слова. Мне их очень не хватало.

– Помните свой первый бой?

– Это было в посёлке Игриме. Месяца через два после начала тренировок. Я выступал в категории 28 килограмм. Выиграл. Грамоту мама хранит до сих пор. Потом был в сборной Берёзовского района. На любительском ринге провёл 150 боёв. 130 из них выиграл. С 2006 года – в профессиональном боксе.

«Эй, русский!»

– В 22 года вы поехали в Америку. Как это получилось?

– Если бы я знал, через что мне придётся пройти, не уверен, что решился бы… В Штаты меня пригласил промоутер. Кто-то скажет – повезло. Но случайностей не бывает. Меня там никто не знал и не ждал с распростёртыми объятьями. Ко мне обращались: «Эй, русский!» Спонсоров не было, денег не было, экономил на всём, но знал, что надо вытерпеть, чтобы был результат. Я каждый день приходил в зал и спарринговал со всеми, кто там был. Языка тоже не знал, начал учить только прошлым летом.

– Верили, что станете чемпионом мира?

– Нет. Просто чувствовал, что могу боксировать на международном уровне. Лишь после 20 побед пришло осознание, что я могу попытаться… Первый звоночек прозвучал в голове после успешного спарринга с моим другом-филиппинцем Мэнни Пакьяо. Второй – после боя с Тимоти Брэдли, в марте этого года. Я проиграл ему лишь несколько очков и думал, что мне никто не даст второго шанса – в профессиональном мире это редкость. Но американцы назвали нашу встречу «Боем года».

– Появилась новая надежда?

– Да, после поражения ко мне поднялась волна интереса: парень из Сибири, северной национальности – американцы любят всё необычное. В какой-то момент ко мне подошёл мой агент и сказал: «Руслан, есть возможность драться за титул чемпиона с Майком Альворадо, в Денвере, и денег ты получишь немного». Я сразу согласился. Это был шанс на миллион, и я им воспользовался.

– Кстати, откуда появилось прозвище «Сибирский Рокки»?

– В Берёзово как-то приехала съёмочная группа с телеканала «Россия». Нам с менеджером Вадимом Корниловым дали почитать сценарий «Рокки из Сибири». Мы поняли: что это то, что нам нужно.

– Вы много времени проводите в Америке. Хотите жить в этой стране?

– Это идеальное место для тренировок и пиара. Но жить там я не хочу. Я манси. Я люблю свой маленький посёлок. Но Америка – великая страна. В ней живут отзывчивые и лёгкие в общении люди. Они умеют ценить труд. Им не важно, чемпион ты или нет. Если победил – скажут: «хорошая работа», поздравят, будут рады за тебя. А у нас многие не захотят руку пожать.

– А школы бокса очень отличаются?

– Наши боксёры похожи друг на друга, у них советская школа, шаблон. Тренеры не развивают личные качества спортсменов, не видят их особенностей. А американские боксёры индивидуальны, дерутся не по шаблону. Каждый спортсмен-личность. Тренеры специально развивают их индивидуальные качества. Поэтому наши часто проигрывают – не готовы к этому. На телевидении наших боксёров тоже не особенно любят – скучные они. Американцам нравится открытый, бескомпромиссный бокс. Любят мексиканцев на ринге. Для них не важно, как ты бьёшься, главное – желание победить. У мексиканцев оно есть.

«Есть, спать, пахать»

– Вы тоже нокаутировали практически лучшего боксёра мира… Как настраивались на бой?

– За 2.5 месяца я уехал в США и полностью прекратил общение с внешним миром. Доверился своему принципу «есть, спать, пахать». Пахал под руководством Фредди Роуча. А перед боем с Альворадо, когда оставались считанные минуты до встречи, чтобы настроиться, я в раздевалке начал громко читать стих Сергея Есенина «Русь». Мой выход на ринг совпал с последними строками: «Ой ты, Русь, моя родина кроткая, Лишь к тебе я любовь берегу. Весела твоя радость короткая. С громкой песней весной на лугу». Я посмотрел на соперника, а он понял, что я вышел на ринг умирать. Я повернулся к команде и сказал: «Что бы сегодня ни произошло, прошу вас не выкидывать белое полотенце. Либо меня унесут, либо мы вместе отпразднуем победу». Ну а дальше вы всё сами видели…

– Во время боя в зале присутствовала мансийская делегация с бубнами. Говорят, это настоящие шаманы?

– Нет, это ребята из национального театра Ханты-Мансийска. Прилетели поддержать меня. С ними была моя мама Раиса. Я не хотел, чтобы она смотрела бой, я ведь себя не жалею. Но был рад, что она рядом. Чувствовал её поддержку и молитвы во время боя.

– Вы язычник? Верите в богов манси?

– Я православный и стараюсь следовать заповедям. Но четыре года назад побывал на святом для язычников месте под Саранпаулем и понял, что что-то необычное и сильное в этом мире существует. Что касается боя, то тут я уверен: хоть крестами обвешайся, хоть с бубном танцуй – если не готовился, проиграешь.

– Кстати, ходят слухи, что вы зарабатываете три миллиона за один бой?

– Гонорар боксёра зависит от многих вещей. В Америке роль играет уровень боксёра и его соперника, рейтинг телеканала, который показывает бой. Например, «Звёзды» WBO получают огромные гонорары. 30 млн.долларов зарабатывает за один бой Мани Пакьяо. Моя зарплата – 15 тысяч в месяц. Живу в однокомнатной квартире и выплачиваю ипотеку. Но деньги для меня – на втором месте. Я боец, который ищет серьёзных соперников, чтобы доказать, что лучший. Но профессиональный бокс сегодня – это бизнес. Не нужно упрекать спортсменов за то, что они думают о своём благосостоянии. Это дорого им обходится.

– Чем занимаетесь сейчас, после победы?

– Очень хочу домой, к родителям, жене и сыну Ванечке. Хотел сразу к ним поехать, но понял, что это невежливо. Сейчас в Москве с утра до вечера езжу на разные шоу, даю интервью, открываю соревнования, потом будет тур по Екатеринбургу и Ханты-Мансийску. Недели через две буду дома, а 20 ноября вылечу в Китай – поболеть за Мэнни Пакьяо.

– После окончания карьеры уйдёте на тренерскую работу?

– У меня нет тренерского таланта, но нравится общественная деятельность. Скоро откроется Фонд Руслана Проводникова, буду помогать юным спортсменам. Ещё мне нравится, что мой народ мне доверяет, и я хотел бы сделать для него что-то полезное – например, инициировать постройку спорт-комплекса в Саранпауле. Там «дикие» дети, не испорченные интернетом. Я уверен, что среди них ходят будущие чемпионы. Надо только дать им шанс и научить никогда не терять веру в свои силы.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах