aif.ru counter
27.12.2012 11:25
Анжелика ДАВЫДОВА
154

Посиделки с «суседками». О том, как сургутяне банного духа боялись

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. АиФ-Югра 26/12/2012

Нечистые «духини»

Предновогодье навевает сказочно-волшебное настроение. То под заснеженными елями прогуляться тянет, то за звёздным небом понаблюдать. А то в баньку отправиться, «грехи» уходящего года смыть. Баня - место святое для каждого человека. Но именно русская баня и русские люди чаще всего поражали иностранцев.

Так, в XVII столетии английский дипломат Джильс Флетчер написал: «Вы нередко увидите, как они (для подкрепления тела) выбегают из бань в мыле и, дымясь от жару, как поросёнок на вертеле, кидаются нагие в реку или окачиваются холодной водой, даже в самый сильный мороз».

В России и по сей день - это один из самых популярных способов укрепить здоровье. Но в далёком прошлом бани побаивались. Вернее, хозяина бани - «банника», или «банной суседки» - так называли его в позапрошлом веке в Сургутском крае.

Отношение к домашним суседкам ( а их, кроме «банной», было ещё две - «избная» и «скотская») описывает политический ссыльный Иван Неклепаев в своей работе «Поверья и обычаи Сургутского края». Он отмечает, что в представлении сургутян «суседка» - существо женского пола. Сургутяне обращались к ней: «матушка-суседушка». Интересно, что в разговоре сургутяне к суседкам могли приравнивать только женщин. То есть, нечистого духа как бы и не было, только нечистая «духиня». 

«Избная духиня» бытовала в избах. Считалось, что она является верховной хозяйкой как над людьми, так и над всем домашним распорядком, и животными, которые временно помещались в избе. Одних жильцов эта суседка любит, других - нет. Первых всюду сопровождают удача и успех, а вторых - одна сплошная незадача.

Неклепаев пишет: «Тем, кого избная суседка любит, она, в знак своего расположения, заплетает по ночам косы. Эти косы тщательно сохраняются их счастливыми обладателями, и ни под каким видом не расчёсываются и не обстригаются. В Сургуте мы имели случай сами видеть людей с густыми косичками за ушами, не заплетёнными, а просто сбитыми, как войлок». В случае же, если суседка кого невзлюбит, того по ночам мучит : сонного трясёт до поту.

В описаниях сургутян суседка имела разный вид. «Бабушка говорила, что она круглая, как клубок, с человеческим лицом, мохнатая, с красной, жёсткой шерстью, без рук и без ног», - вспоминает Анна Ленц. «Нет, она как маленький ребёнок, с маленькими ручками, но очень тяжёлая», - противоречит Анне Зоя Свиридова.

Сургутяне старались суседку задобрить. Например, при закладке нового дома, когда кладут первые продольные брёвна, то в «гнездьях», вырубленных в этих брёвнах, делают небольшие углубления во всех уголках, и в них кладут по кусочку хлеба, по маленькому камню и сколько-нибудь денег. Это - дань суседке, чтобы она благоволила к хозяевам. Затем в переднем углу ставили маленькую, цельную, с корнем, кедринку и приговаривали: «Вот, тебе, мать-суседушка, тёплый дом и мохнатый кедр». Потом приглашали священника и служили молебен.

«Скотская духиня» живёт в загородях, и не всякое животное любит. Лошадям по ночам косы заплетает. В общем, задабривали люди и эту суседку, как могли. Хлеба с солью подавали, а то и специальные круглые хлебцы пекли. А вот с «банной» посложнее было…

Суседка банная

Боялись её сургутяне сильно. Представлялась она им существом злобным. В бане-то во всей «красе» пред ней представать приходилось, оттого и страшнее. А ну, явись она перед тобой, а под рукой-то ничего и нет. В общем, как ни крути, а задабривать и её надо. Для этого последнему, кто мылся, ни под каким видом не позволялось выливать на себя всю воду. Нужно хоть немного оставить в кадке. Эта вода предназначается банной суседке, и оставляется с обычным причетом: «Вот тебе, мать-суседушка, водица, мойся и парься в тёплой баньке». Считалось, что если не оставить этой водицы, то в следующий раз суседка, рассердившись, может до смерти запарить хозяина.

Не любила суседка и «третьего пару». Пойдёшь париться в третий заход, тут она тебя до смерти и запарит, а то и кипятком ошпарит. «Однажды в с. Локосовом, в бане, - пишет Неклепаев, - мылись три человека - двое сургуских казаков и местный поп. Казаки вымылись раньше и вышли в предбанник, поп остался. Вдруг они слышат дикие стоны и мычанье попа, вбегают в баню и видят, что на нём верхом сидит кто-то мохнатый. Один казак пустился бежать, а другой не оробел, скинул с себя шейный крест, окунул его в ковш с водой, и этой водой брызнул в мохнатого… В бане поднялся страшный «трескоток», и «банный» моментально исчез, а попа подняли еле живого в бесчувствии». Отойдя, поп рассказал, что «банный» накинулся на него из-за печки и, навалившись, стал душить. В общем, бани сургутяне побаивались. Но страх этот не мешал им устраивать там святочные гадания.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество