176

Евгений Прядко: «Поддержите авторскую песню!»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ-Югра 14/05/2014

Люди и песни

– Евгений Владимирович, вы коренной югорчанин. Поёте ли о родном крае?

– «Под звон комариный пробили тайгу непролазную, и колышек первый обыденно в землю забит» – это из песни про пос. Талинка, где сейчас живу. Он создан нефтяниками 20 лет назад. А у пос. Красноленинского, где я рос, жил и работал, – более долгая, сложная история. В ней немало трагических страниц. Они тоже отражены в моём творчестве. Здесь и прибытие спецпереселенцев в 30-х гг., и шпалозавод военного времени, который потом был невостребован – я в семидесятых застал лишь его развалины.

Евгений Прядко Фото: Из личного архива

Посёлок этот стоит в тайге, на берегу Оби. Есть лес с дикоросами, река с рыбой. Но красноленинцы работают в бюджетных организациях или торгуют. Производства никакого – впрочем, как в большинстве подобных мест. Люди думают: есть пособие, и ладно, зачем шевелиться? Открыть своё дело решаются единицы, ведь надо действовать на свой страх и риск. Многие пьянствуют, некоторым собственный забор поправить лень. Чтобы решить проблему, нужны вложения – морозильные камеры для рыбы, техника для лесопилки. А ещё важно, чтобы люди избавились от потребительской психологии, – а как этого добиться, сложно сказать.

– Вы по образованию историк. Что думаете об эпохе репрессий в Югре? Многие воспринимают эти времена неоднозначно.

– Я видел много документальных свидетельств того, что для власти ссыльные были людьми второго сорта, полурабами. В Красноленинский спецпереселенцев привезли в сентябре, с баржи выгрузили на голый берег. Приехавшие копали землянки инструментами, что успели прихватить с родины. Сетей не было – ловили рыбу скатертями. Люди голодали, умирали. Позднее жили в бараках, где была одна печь на несколько семей. Работали на рыбозаготовке, но ловить рыбу для себя запрещалось, нельзя было собирать ягоды и грибы в лесу.

Жил у нас по соседству Владимир Клочков – старый и почти слепой. Не знаю, за что его объявили врагом народа. Всю войну прошёл в штрафбате. Защищал Родину, но не имел за это ни почестей, ни наград, ни прибавки к нищенской пенсии – в отличие от своей жены, фронтовички-радистки. Дед был прекрасным художником: пока видел, рисовал картины, делал игрушки из фанеры, тем и жил. Умер, не нужный стране, всеми забытый и не реабилитированный. Когда я узнал эту историю от родителей – написал песню «Сосед». В ней есть такие строки: «В годы светлого застоя спился и былинкой сник гражданин страны Советов, беспризорный фронтовик».

Бардовская отдушина

– О чём ещё ваши песни?

– Что волнует, о том и пишу. О пожарных, о войне. Вот «Ночная дальнобойная»: «Долгие дни ожидания, наши с тобою прощания – это ничто, если мы расстаёмся, любя»... Это была такая отпускная история: жена с ребёнком ехала на юг поездом, мне пришлось догонять их на машине – четыре дня от Югры до Анапы. В дороге я сильно скучал по ним – и приехал к семье с готовой песней.

– Авторская песня для вас – это всерьёз?

– Да, скоро мне на пенсию, и я хочу заняться творчеством. Хоть и считается, что это ненадёжный заработок. Сложно найти продюсера, но я не думаю, что за этим нужно ехать в Москву. Искать своих слушателей, устраивать концерты можно и здесь.

– Разве в округе есть всё, что для этого нужно?

– В той же Нягани – несколько студий, где можно записать альбом. Одна песня вместе с аранжировкой обойдётся в 10-20 тыс. руб. Цена не заоблачная, осилить можно – было бы желание.

– В Югре авторская песня занимает не слишком заметное место в культуре. Почему? Люди не те?

– Люди везде одинаковы. Они тянутся к этим песням, к доброй атмосфере бардовских фестивалей. Но об этом мало говорят, нет рекламы, пропаганды, развития. В Нефтеюганске недавно прошёл уже 25-й, юбилейный фестиваль «Мартовский кот», а в зале народа было мало. У ханты-мансийского фестиваля «Югорские встречи» рекламная компания тоже слабая – я вообще случайно о нём узнал. «Бард-Тоника» в Нижневартовске, «Молодые ветра» в Сургуте – о них почти не слышно. Может, есть в этом вина и самих бардов – не заботятся о пиаре. Многим, по большому счёту, всё равно, двадцать их или пятьсот: душевно пообщаются, попоют, посидят у костра, поиграют в футбол…

В сущности, фестиваль – это отдушина от повседневной жизни, ведь та практически у всех проходит в треугольнике «работа-магазин-дом» (или «работа-магазин-детсад-дом»). Совершенно другая, почти детская, дружелюбная атмосфера, разговоры обо всём на свете… В Югре есть свои барды: Сергей Девятов, Сергей Абросимов, Ильдар Насыров и Эдуард Бургардт, – на их концерты можнол смело идти. Авторскую песню необходимо развивать и поддерживать. В ней – исключительно доброе и позитивное начало.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах