70

Бабушка югорских экологов считает, что россияне не умеют ценить свою землю

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Югра 08/08/2012
Фото: Антонина Тарханова

Родина не продаётся

- Антонина Фёдоровна, почему делом всей жизни стала экология?

- После пединститута я по направлению оказалась в Югре - преподавала русский язык и литературу в деревне Леуши Кондинского района. Жила у прекрасного озера Туман. Тогда появилось чувство единения с природой. Когда в 1978 г. мне предложили работу во Всероссийском обществе охраны природы, я сразу согласилась.

- Это - общественная организация, как удавалось держаться на плаву?

- В советские времена она содержалась на членские взносы. Сдавали по 30 копеек. Тогда, в 80-е, нефтяники даже не осознавали, что загрязняют природу. Мы им это объясняли, проводили рейды, но не имели права штрафовать. Зато результаты своих проверок представляли правительству. А ещё помните, в СССР был проект по переброске сибирских рек в Центральную Азию? Эту тему позже ещё раз поднимал тогда ещё мэр Москвы Юрий Лужков. Мы смогли доказать советскому правительству, что нельзя повернуть реки вспять - это приведёт к непредсказуемым экологическим последствиям.

- Значит, природоохранная деятельность в округе вовсю шла ещё в советские времена?

- Да. Где-то в 1990 г. на 19-й партконференции я организовала выставку «Экология и нравственность», где говорила, что безнравственно загрязнять землю при добыче нефти. И нас очень скоро закрыли - за нерентабельность. Но до развала мы успели уберечь от вырубки шапшинские кедровники, спасти Самаровский Чугас.

В годы перестройки всё быстро менялось. Я стала директором  югорского экологического фонда охраны природы. В «лихие 90-е» это была не самая безопасная должность. Но именно тогда в округе были построены первые центры по очистке и переработке отходов, созданы различные природные территории, полностью обновлено оборудование научных баз в особо охраняемых территориях, напечатаны первые югорские книги и учебники по экологии.

- Но это продлилось недолго? Вас прикрыли уже через 5 лет…

- Это была битва, в которой мы проиграли. Нам предлагали взятки, чтобы мы где-то промолчали, что-то «не заметили», но для людей, которые защищают природу, фраза «родина не продаётся» - не просто красивые слова.

Спасти и сохранить

- Вы являетесь одним из основателей телевизионного фестиваля «Спасти и сохранить». Думали ли тогда, что он станет международным?

- Шестнадцать лет назад, когда мы с корреспондентом «Югории» Любовью Лущай придумывали фестиваль, мы хотели привлечь к проблемам экологии внимание журналистов Югры. И мы действительно разбудили всех - фестиваль стал международным. Но работы местных журналистов теперь не дотягивают до уровня гостей…

Много тем, которые ещё предстоит поднять. Например, очень хочется, чтобы кто-то рассказал о подвиге людей самых разных профессий - биологов, химиков, орнитологов, которые работают в наших заповедниках - Юганском и Малой Сосьве. Эти люди, подобно геологам, проходят сотни километров, изучая нетронутую экосистему как эталон. А ведь в такие места  посторонних не пускают - даже коренным жителям запрещено там собирать ягоды. Ведь заповедник означает «заповедовать». Создавать что-то такое, что будет сохранено в неприкосновенности на века и передано следующим поколениям. К сожалению, зарплаты этих людей - просто насмешка. Они получают намного меньше учителей и врачей…

Проигранные битвы

- Наша окружная Красная книга за последние несколько лет заметно прибавила в объёме. Выходит, усилий экологов недостаточно?

- По сути, да. Это наш показатель работы. Всё начинается с малого - возьмём любой городской парк, который опрыскали от клещей и комаров. С точки зрения обывателя, это удобно. Но нарушается пищевая цепочка - птицам нечем питаться, и их популяции уменьшаются. Я не утрирую. Когда один человек выбросит один фантик - вроде терпимо, но когда бросят 1000 фантиков - будет свалка.

Жаль, что в своё время мы не отстояли дикого кондинского оленя. Теперь он на грани полного исчезновения. А всё потому, что Васпухольский заказник, который мы отвели под территорию проживания оленя, одним росчерком пера сократили вдвое. Вроде и есть защита, но чисто для «галочки». Олени же не знают, где их защищают, а где - нет. И их сотнями отстреливали браконьеры ради рогов и диетического мяса.

Большой оленьей и лосиной трагедией является дорога Ханты-Мансийск-Нягань. Она пересекает пути миграции этих животных, и бедняги часто попадают под колёса. Дорогу строили, не согласовывая действия с экологами…

- Вы давно могли уйти на пенсию, но и сейчас работаете. Не прельщает спокойная жизнь пенсионера?

- Я пробовала уйти, но природа зовёт. Сейчас передаю свои опыт и знания - веду работу с молодым поколением. Думаю, они  в состоянии изменить ситуацию.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах