aif.ru counter
06.06.2013 11:14
Елена Капитанова
274

Почему акция по спасению животных в Сургуте закончилась бойней

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ-Югра 05/06/2013

Радикальная помощь

259 собак, 39 щенков и 43 кошки жили в антисанитарных условиях в загонах, заваленных мусором, экскрементами и трупами их сородичей. Именно эту картину увидела фотограф Юлия САЖНЁВА. Её статья и фотоснимки, размещенные в интернете, стали катализатором событий. Они заставили представителей власти и общественность действовать. «У нас было мало времени. Мы понимали, что почти половина животных нуждается в гуманном усыплении. Собаки пожирали друг друга, отгрызали себе больные лапы, я насчитала несколько десятков беременных, – рассказывает Юлия. – Но мы были убеждены, что после этого сигнала, при помощи властей и спонсоров, с большим числом волонтёров сможем перевезти собак в новый дом. Мы ошибались».

Диалога с властью не получилось. Крик о помощи восприняли как призыв к атаке. «В 9.00 мне позвонила незнакомая девушка и сказала: «Вы добились своего, собак убивают», – вспоминает Юлия. – Мы бросились туда. О гуманном усыплении собак даже речи не шло. Мы слышали из-за оцепления даже не лай, а страшные крики животных. Один из ликвидаторов сказал: «Закончились инъекции, давай электрошокер». Нам не показали ни одной официальной бумаги». Мирослава РЯБАЯ откликнулась на призыв волонтёров в соцсети и тоже стала очевидцем: «Вокруг оцепленного приюта лежали горы песка. Я поднялась наверх и увидела, как люди в камуфляже за ноги бросают в газель очевидно мёртвых собак. Вечером волонтёры достали из-под завалов много щенков, а трупы животных лежали там ещё несколько дней». В живых, по разным данным, осталось всего 30-40 собак. Любимые вопросы русской интеллигенции – «кто виноват» и «что делать» – терзают умы югорчан вторую неделю. Правда, есть ещё один – почему всё вышло именно так?..

Конкуренция или равнодушие?

Валентина Лунёва несколько лет назад организовала приют для животных в память о муже, который перед смертью хотел завести собаку. Естественно, для их содержания требовались место и деньги. «В октябре прошлого года я предложила Валентине Владимировне помощь, – рассказывает Светлана ДЕТИСТОВА.- Была возможность заключить договора на доставку пищевых отходов, были люди, готовые ухаживать за животными. Но разговора не вышло. В ответ я услышала лишь поток жалоб».

В 2012 году, по словам Лунёвой, налоговая инспекция исключила общественную организацию «Центр помощи животным» из реестра юридических лиц, потому что руководительн не сдал отчётность. В этом году постановлением прокуратуры Лунёву обязали освободить участок, на котором стояли балки для собак, – нужно было застраивать набережную. Предоставили другой участок, но на него питомник так и не переехал.

«Когда под слоем снега мы нашли трупы животных, на утилизацию которых у Валентины Владимировны не было средств, то поняли, что сделать уже ничего не возможно, – признаются волонтёры Анжелика и Михаил КОКАРЕВЫ. – Узнав от Лунёвой о новом участке земли, решили строить новый приют. Мы вдвоем взяли кредит в банке, наняли строительную бригаду, обратились за помощью к губернатору. Но было уже поздно. Думаю, вина Лунёвой в том, что она отгородилась от людей, а нужно было вовремя кричать о проблемах».

Но не все склонны жалеть хозяйку питомника. «Мне известно, что на приют собирали деньги. Возможно, кто-то, прикрываясь Лунёвой, получал большие суммы. Полагаю, и она оставалась не в обиде, – рассказывает активистка Юлия САЖНЕВА, – Ужасает позиция Лунёвой относительно содержания животных: отказ от стерилизации, от гуманного усыпления неизлечимо больных. Она конфликтовала со всеми ветеринарами в городе. Это привело к бесконтрольному размножению животных и к их болезням». Сургутянка Анна ТРЕТЬЯКОВА столкнулась с «гестапо для животных» год назад. После рождения ребёнка пришлось пристраивать домашнего кота. «Лунёва сказала, что нужно оплатить 3000 рублей на стерилизацию и прививки, обеспечить кормом на неделю, – рассказывает женщина. – Отдала, но сердце чуяло – что-то не так. Вскоре нашла коту хозяйку, но мы два дня не могли вернуть его назад. Лунёва вела себя агрессивно. Когда кота всё-таки забрали, ужаснулась. За шесть дней из толстого своенравного котяры он превратился в худое забитое существо. Стерилизация и прививки сделаны не были, котик заразился инфекцией. Деньги нам так и не вернули».

Валентина Лунёва во всём винит волонтёров: «Потеряшки» считают меня конкуренткой, поэтому решили оклеветать, настроили жителей против меня. А сами собирали деньги. Не удивлюсь, если они наживаются на моём горе», – рассуждает женщина.

Сегодня новый, наспех созданный Лунёвой приют вырос на новом месте, выделенном городской администрацией. Но нет гарантий, что он не станет новым адом для собак.

Пёс бродячий или мёртвый…

Анна Кондратович, руководитель общественной организации «Ковчег»

– Власти снова борются со следствием, а не с причиной. Прежде всего необходимо формировать культуру заводчиков, чтобы люди понимали: ты взял животное – ты за него отвечаешь. Большинство городов округа не приспособлены для жизни с собаками – нет инфраструктуры для любителей животных, тех же площадок для выгула. Каждый год остро встаёт вопрос о передержках питомцев в период отпусков их хозяев. На территориях предприятий, во дворах живут бездомные собаки. Человеческая гуманность в их отношении заканчивается брошенной костью. О стерилизации дворовых животных никто не задумывается, но всем жаль, когда подросших щенков отстреливают. Операция стоит от 3 до 6 тысяч рублей. Если бы у нас существовали льготы на стерилизацию, такого количества бездомных мы бы не имели. Очевидно, что не всех бродячих собак можно сразу пристроить в дом, большинству животных необходима адаптация. Городам нужны приюты, причём муниципальные, а не волонтёрские. Почему выделяются средства на отстрел животных, но нет денег на их содержание? В нашей стране муниципалитеты не могут предложить каких-то альтернатив: либо бродячая собака, либо мёртвая. Это страшно, когда убийство животного становится средством профилактики. В Чехии приюты полупустые, потому что человек, забирая животное домой, получает денежную премию и на первое время ещё и продуктовое довольствие для своего питомца. В Германии действуют муниципальные приюты пожизненного содержания. В любом случае в стране должна быть создана замкнутая система, приют не может существовать независимо.

Анатолий КИМ, заслуженный юрист Югры:

– В российском законодательстве права животных не регламентируются. Собака с юридической точки зрения – объект деятельности человека, а значит, прав у неё быть не может. Согласно Гражданскому кодексу к животным применяются общие правила об имуществе, и убийство собаки – лишь порча вещи её хозяина. В соответствии со ст. 245 УК РФ убить животное не запрещено. Запрещается лишь применение садистских методов и совершение насилиия в присутствии малолетних. Закон налагает определённые обязанности на владельцев собак, но речь идёт о безопасности других людей. Мало принять закон, который будет регулировать отношение к животным. Надо ещё создать систему исполнительных органов, которые будут контролировать его исполнение. Иначе всё напрасно.

Ольга ГОЛУБКОВА, врач-психиатр ПНД г. Сургута:

– Одинокий человек, который жалеет всех бездомных собак, получает «клеймо» – безумный собачник. Это не всегда психическое отклонение. Зачастую – лишь вопрос морали. А бывают случаи, когда болезненная привязанность к братьям нашим меньшим – один из симптомов психического расстройств. Но один симптом – не повод ставить диагноз. Если вы всё-таки подозреваете, что сосед, поселивший в «однушке» 20 собак, не совсем адекватен, звонить в ПНД бессмысленно. Госпитализация проводится только добровольно. Ищите родственников, а в случае острой ситуации обращайтесь в полицию. ОВД может направить человека на принудительное освидетельствование. В любом случае задумайтесь – может быть, человеку просто не хватает внимания?

Фёдор ЖУКОВ, директор Сургутского городского муниципального унитарного коммунального предприятия:

– На основании заключения ветврача было принято решение ликвидировать питомник. Мы пригласили службу, которая профессионально занимается лечением и эвтаназией животных. Всех собак, которых можно было оставить в живых, отдали волонтёрам: около двадцати животных – в день ликвидации – и примерно столько же через два дня. В приюте уже до нас было достаточно трупов и много больных животных. До сих пор ведутся работы по очистке территории. Я считаю, что администрация приняла правильное решение. Другого пути оперативно ликвидировать рассадник болезней просто не было. Если бы мы ждали заключения санэпидемстанции, мы бы дождались эпидемии. Почему, когда уничтожаются сотни коров, больных ящуром, нет такой реакции? На мой взгляд, здесь такая же ситуация. Когда животные представляют опасность для человека, некогда рассуждать.

Ксения СКУТИНА, руководитель общественной приёмной депутата Государственной Думы Михаила СЕРДЮКА:

– Городу необходим приют для животных. Я поддерживаю мнение моего коллеги, депутата Думы Сургута Анатолия ВАЦА, который считает, что у нас может не быть ночлежки для людей, но приют для животных быть обязан. Потому что человек может о себе позаботиться, а животное, выброшенное на улицу, – нет. Ни в одном из организационных документов города не прописано создание приюта для собак и кошек. И во многих муниципалитетах округа дела обстоят так же. Бюджетные деньги на эти цели не выделяются. Проблему можно было бы решить, если бы бизнесмены города совместно с общественными организациями на добровольных основаниях собрали небольшие суммы для создания приюта. Тем более, есть волонтёры, готовые заниматься животными. Но это всё необходимо узаконить на окружном уровне, чтобы избежать повторения случая с Лунёвой. Погибших собак уже не вернуть, но в ситуации ещё предстоит разобраться досконально с привлечением правоохранительных органов. Мы планируем решать эту проблему, применяя все доступные рычаги воздействия.

Кстати

Россия – единственная из цивилизованных стран, где нет закона, защищающего животных от жестокого обращения. В 2000 г. Владимир Путин наложил вето на уже принятый Думой закон с формулировкой: «не имеет предмета регулирования». В 2011-м уже сама Дума отказалась рассматривать очередной вариант как «неактуальный». Законопроект запрещал отлов животных с целью их умерщвления, закреплял права волонтёрских организаций как института общественной регуляции. Власти предпочли считать, что проблемы нет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество