aif.ru counter
28.06.2013 13:05
Татьяна Раздрокова
79

Если дому конец – это только начало проблем

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. АиФ-Югра 26/06/2013
Фото: АИФ

Чувствуем себя брошенными

В ночь на 18 июня в Ханты-Мансийске горел четырёхквартирный дом. «Нас с мужем и детьми разместили в комнате на базе городской СДЮШОР, – рассказывает Алёна ПОДОРОЖНАЯ. – На быстрое решение нашей проблемы не надеемся: по соседству живёт женщина ещё с мартовского пожара. Чувствуем себя брошенными – как наши вещи. Они уже несколько дней лежат в квартире. Сырые после заливки водой, продымлённые, никем не охраняются, актов об имуществе никто не составляет, а сегодня уже 20 июня. Спросили только нашего согласия на капитальный ремонт крыши. Ведь мы – собственники квартиры. В капремонт придётся вкладываться – это хоть и 10% от требуемой суммы (остальное оплатит город), но тоже деньги. Да ещё квартира в ипотеке».

«Дочку на лето отправили к родственникам в деревню, – рассказывают соседи Алёны Павел и Анастасия МУФТАХИТДИНОВЫ, также размещённые после пожара в СДЮШОРе. – В сентябре ей идти в школу, будет с нами жить – но здесь ни стирать, ни готовить нельзя. Плитки-чайники запрещены, пожарная безопасность! Никто ничего нам толком не говорит, приходили люди из органов соцподдержки, объяснили, какие нужны документы для получения денежной помощи от города и округа».

В августе прошлого года в Сургуте, в доме на ул. Сибирской случился пожар, унёсший жизнь одного из жильцов. И хотя жилищный вопрос здесь тоже стоит весьма остро, действия властей можно взять за образец: «Для погорельцев был развёрнут пункт временного размещения на базе культурного центра «Строитель», – рассказывает и.о. начальника управления до делам ГО и ЧС Сургута Олег ПУХТЕЕВ. – Людям предоставили горячее питание, помощь психологов, имущество охранялось силами сотрудников полиции. В течение месяца всем семьям было предоставлено новое капитальное жильё». Кстати, в распоряжении администрации города – 11 маневренных квартир.

Триллеры и детективы

Почти детективная история произошла в г. Советском. В начале мая сгорели два дома на ул. Трассовиков (следствие выясняет, совпадение ли это). «Оба здания были аварийными и предназначались к расселению. Жители дома №7 уже получили ордера на новое жильё, паковали вещи, заказывали грузоперевозку, и вдруг пожар, – рассказывает зам. главы г.п. Советского Ольга СДОБНИКОВА. – Люди спаслись, но вещи сгорели. Сейчас большая часть пострадавших проживает в маневренном жилье, остро нуждающихся – нет». Месяцем ранее там же сгорело общежитие на ул. Губкина. Два человека погибли. Четыре десятка пострадавших заселили в гостиницу – но платить за них горадминистрации оказалось накладно. Людям предложили перебраться в старое общежитие на ул. Советской, которое решили по такому случаю подновить. «Просят миллион на ремонт аварийного здания, а не на квартиры для маневренного фонда. Не понимаю логики», – разводит руками глава Советского района Вячеслав ТОЛСТОГУЗОВ. Районные власти решили предоставить под маневренное жильё 20% квартир в новостройке.

В Когалыме история с погорельцами развивалась по тому же сценарию, но больше похожа на политический триллер. 2 года назад там сгорела двухэтажная «деревяшка», построенная ещё в 1985 году. 16 семей, оставшихся без крова, временно поселили в такой же древний дом. В сгоревшем администрация собиралась сделать ремонт, вселить погорельцев обратно и на том закончить. Но сколько старухе пластических операций не делай, здоровее и моложе она не станет. Жильцы не хотели угодить в «трухлявый капкан». Куда только они не обращались! Местной Эрин Брокович стала погорелица, учительница Любовь РАСУЛОВА – она писала обращения в разные инстанции и объединяла людей в «единый фронт». «Думаю, решающими оказались наше заявление в прокуратуру и акция протеста, на которую пригласили региональное телевидение, – рассказывает Надежда ИЛИХМЕТОВА. – К тому же мы к губернатору на приём записались. На следующий же день нас позвали в мэрию и обрадовали, что дают новые квартиры. Если бы мы не протестовали – ещё долго жили бы в старье…». Практически все пострадавшие получили капитальные квартиры, лишь одна семья, как рассказывают бывшие соседи, никак не может справить новоселье – местные власти «кормят завтраками». В аварийной «деревяшке» продолжают жить две семьи, чьи сгоревшие квартиры были в частной собственности.

Характерно, что прежде маневренного фонда в Когалыме не было вовсе, зато сейчас идёт строительство жилого дома, предназначенного исключительно для этих целей. Видимо, югорчане начинают понимать, что жильё для размещения тех, кто утратил кров, необходимо не меньше, чем огнетушители и пожарные гидранты.

Не уйду с крыльца!

Ирина КАЛМЫКОВА,правозащитница

– Я – мать троих детей из Когалыма, когда-то была предпринимателем, победителем окружного конкурса. В 2004 г. сгорел наш недавно построенный дом, и я с дочерьми 2 и 15 лет (старшая была уже взрослой) оказалась на улице. Ни психологической, ни материальной поддержки я не получила, мэрия меня «отбрила».

Думаю, пожар был частью рейдерского захвата, поскольку у меня в это время отбирали бизнес. Пришлось мне и от бандитов прятаться, и жить в «Газели» вместе с малышкой. Два года в судах я доказывала, что не ухожу от налогов, что имею право на страховку. Доказала. Полученных в итоге денег не хватило даже на возмещение судебных издержек.

Продолжаю бороться за жильё уже в Москве, где 9 лет живу с младшей дочкой в съёмном жилье. 28 мая вместе с другими многодетными матерями, попавшими в похожие ситуации, мы начали голодовку у офиса «Единой России». Акция продолжается, я проголодала 22 дня и прервала акцию на месяц, так как Уполномоченный по правам человека в РФ взял мой случай под личный контроль.

В Когалым возвращаться не хочу. Дочь учится в московской школе, поэтому жильё требую там. Я пенсионер, и вполне соответствую критериям программы переселения.

Государство уничтожает социальные гарантии, законы не соответствуют Конституции, а в чиновничестве – круговая порука. Мой случай – не исключение, а эпизод большого геноцида. В России подобных историй немало. Что делать? Бороться за свои права! За эти годы я перепробовала все средства, и осталось, как видите, последнее. Не уйду с этого крыльца, пока мой вопрос не решится. Или умру – но выбора нет...

Сергей ИВЧЕНКО, юрист:

– Когда люди вынужденно остаются без крова, Жилищный кодекс требует заселять их в маневренный фонд (ст. 106). Если утрата жилья произошла в результате пожара, аварии или другого ЧП, то их размещают там до предоставления муниципального или госжилья, либо до завершения расчётов с ними (к примеру, получения страховки). Норма предоставления – не менее 6 кв. м на человека.

А вот иметь маневренное жильё в каждом населённом пункте – такого законы не требуют. Хотя это вытекает по смыслу из той же 106 статьи. Тем более что Югра – не тропики, минусовые температуры возможны в любом месяце. Тут палатками не обойтись.

Наталья ДЕМЧЕНКО, муниципальная служащая:

– Судьба погорельца зависит от того, в чьей собственности было сгоревшее жильё. Если оно предоставлено по соцнайму – то администрация-собственник либо отремонтирует его, либо предоставит новое. Но если в частной собственности, то его сохранность – забота владельца. Таков закон. Если вдуматься, это не всегда справедливо: один получает жильё, ничего не делая, просто стоя в очереди, да и потом живёт без особых забот. Даже если квартира сгорит, главное – отстоять свои права и вытребовать себе новую. А другой с трудом накопил на свой «угол» и теперь платит за прочие «дорогие удовольствия»: ремонты, налоги на имущество. И страхование, которое ещё не гарантирует обретение нового жилья. А ещё знаю печальную историю: семья купила квартиру в «деревяшке». Парадокс – ипотеку банк дал, а страховать никто не взялся, износ большой. Квартира сгорела, семья осталась без жилья и с невыплаченным кредитом…

Яна САРЫЧЕВА, заместитель начальника отдела по предупреждению ЧС и защите населения, территорий от ЧС Департамента гражданской защиты населения Югры:

– Для размещения людей, утративших кров в результате пожаров, наводнений, аварий, в каждом муниципальном образовании предусмотрено развертывание временных пунктов на базе учреждений. Скоро появится ещё один вариант решения проблемы: в целевой окружной программе «Снижение рисков и смягчение последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» запланировано приобретение городков жизнеобеспечения – быстровозводимых модульных зданий, пригодных для проживания, – на общую сумму 17 мл. 500 тыс. рублей. Первый городок будет куплен уже в этом году.

Наталья НОВИКОВА, депутат Думы Ханты-Мансийска:

– Я вхожу в состав комиссии по оказанию материальной помощи из городского бюджета гражданам, попавшим в сложные жизненные ситуации. На следующей неделе состоится заседание по погорельцам с улицы Никифорова. Максимальный размер помощи – 50 тыс. рублей. Конечно, для людей, потерявших всё, этого мало. Но, во-первых, вместе с окружной это уже 90 тыс., во-вторых, на следующий год они также имеют право обратиться за получением такой поддержки из городской казны. Кроме того, Ханты-Мансийск – город отзывчивых людей. Стоит кинуть клич, что пострадавшим нужны деньги, вещи, мебель – сразу принесут!

Погорельцы размещены в СДЮШОР – маневренное жильё занято. Знаю, что Администрация города берёт курс на увеличение маневренного фонда, и этому поможет идущая сейчас инвентаризация муниципального, служебного жилья – ситуации, когда в нём проживают не по праву, будут исправлять.

Елена НЕМЧИНОВА, заместитель директора Департамента соцразвития Югры:

– Пострадавший в результате экстремальной жизненной ситуации, к которой относится и пожар, имеет право обратиться в органы соцзащиты населения по месту жительства за единовременной помощью из окружного бюджета. Её максимальный размер – 40 тыс. рублей.

С 2011 г. по 31 марта 2013 г. единовременная помощь выплачена 1136 гражданам, пострадавшим от пожаров, на общую сумму 43 млн. 971 тыс. руб. а средний размер помощи на семью составил 38,7 тыс. руб.

Кстати

За 2012-й и первый квартал этого года в округе произошло 2873 пожара, около 60% из них – в жилых домах. Погибли 106 человек, травмированы 289.

Угрозе лесных пожаров подвержены 50 населённых пунктов, 4 садоводческих товарищества и 12 детских оздоровительных лагерей.

Есть шанс, что проблема пожароопасного жилья и «квартирный вопрос» получат частичное решение: власти Югры заявляют, что к началу 2016 года будут снесены все дома, признанные аварийными до 2012 года. Таковых в округе 199, в них живут 5,5 тыс. чел.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество