aif.ru counter
24

Три поколения памяти

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ - Югра 05/05/2010

Когда мы помним о войне? Когда о Великой Отечественной рассказывают наши родители и деды, которые её пережили. Только прямые носители памяти (из уст в уста) помнят о ней по-настоящему. Наши дети ничего не смогут передать своим, потому что ничего не вспомнят и не услышат. Последние поколения живой памяти о войне - дети 50-х, 60-х, 70-х годов прошлого века. Чтобы память о войне не умерла вместе с нами, нужно делиться воспоминаниями. Наших дедов уже нет в живых, и мы последние, кто помнит их истории...

Мои сыновья никогда не услышат ни деда Аркадия, ни деда Ивана, ни дядю Женю, ни деда Валеру, ни деда Василия. Они умерли задолго до их рождения - и только я помню, какими они были.

Дядя Женя, брат моего отца, воевал с 1943-го до конца войны. Был несколько раз ранен. Командир артиллерийской батареи. Истребитель танков. Рассказывал, как погибали товарищи, если не успевали окопаться и подготовить позицию для своих орудий. Если с марша шли сразу в бой, и нужно было бить прямой наводкой, а против тебя - "тигры", а вся защита твоего расчёта и твоей батареи - щиты твоих пушек. Дядя Женя был весь нашпигован осколками, те, что остановились возле сердца, хирурги не вырезали. Так и прожил жизнь с немецким металлом - и зубами скрипел в непогоду...

Дед Валера, муж бабушкиной сестры, - летчик-истребитель, Герой Советского Союза. Сбил 17 самолётов на Волховском фронте. 14 - сам, ещё 3 - в группе. В 1944-м, уже в самом конце войны, был сбит над линией фронта. Шёл к своим, в тридцати метрах от линии советских окопов был ранен и попал в плен. Четыре раза бежал из концлагеря. После войны вместе с бандеровцами и власовцами был отправлен в ссылку. Спасло то, что его ордена польские харцеры нашли в подвалах краковского гестапо в середине 50-х... Он ещё успел полетать инструктором клуба ДОСААФ, ещё сделал сына Володю настоящим лётчиком. Но только в 1991-м Горбачёв одним из своих последних указов присвоил деду Валере Звезду Героя. Через 47 лет после того, как наградные документы на Героя Советского Союза были отправлены по назначению...

Дед Аркадий, бабушкин брат, был стрелком-радистом на ПЕ-2. Их самолёт сбили, он остался жив, затем воевал в партизанах. Был ранен. В бессознательном состоянии попал в плен. В концлагере началась гангрена. Один из пленных врачей пилой и без наркоза отрезал ногу. Выжил чудом...

Дед Иван был военным хирургом. Возле операционного стола, из-за стрессов и многочасовых операций, заработал тяжелейшую язву, после войны перенёс сложнейшую операцию на желудке и кишечнике.

А дед Василий, мой дед, воевал ещё в Первую мировую...

Все они для меня святые. Знаю, что после меня моим детям и внукам останутся только мои рассказы. В глаза прадедам они посмотреть не смогут. Но говорить - надо. Пока живут записанные кем-то слова живой памяти, мы непобедимы. Не герои Квентина Тарантино - мои деды, которые стоят у меня за спиной, заглядывают в монитор из-за плеча, читают в текст и говорят: "Правильно пишешь. Так и было..." Я помню их всех. Поимённо.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах